Трудности перевода с чеченского

Ссылки Рамзана Кадырова на местную этику и традиции не работают за пределами республики
Андрей Гордеев / Ведомости

Попытки главы Чечни Рамзана Кадырова объяснить культурными особенностями свои резкие высказывания, которые за пределами республики считываются как неприкрытые угрозы в адрес тех или иных неугодных людей и групп, не решают проблему очевидной для немалой части российского общества «инаковости» Чечни. Не помогают и регулярные опровержения особого статуса республики пресс-службой Кремля.

Глава Чечни в понедельник объяснил местными традициями и этикой свои слова о необходимости наказывать за «оскорбления чести», «убивая, сажая, пугая». Так перевела его реплику с чеченского Русская служба Би-би-си, корректность перевода подтвердили знающие чеченский собеседники «Медузы», «Московского комсомольца», Znak. com. «Когда ты скажешь что-то, разозлившись, стараются извратить. По нашей этике, по адату, вышло: «Я тебя побью, я тебя убью, я вырву <...> Когда ты говоришь, делают прямой перевод <...> Я и своим детям говорю [такое] <...> В нашем лексиконе это есть. Всегда было – запугивать, ругать», – приводит «Кавказский узел» перевод заявления Кадырова в эфире ГТРК «Грозный».

В переводе на русский слова Кадырова звучат крайне резко и вызывающе: неудивительно, что их перевод вызвал острую реакцию в рунете. Но для чеченцев они звучат не так радикально, отмечали некоторые переводчики. Ссылка на детей и адаты (свод обычаев у народов Кавказа) и выбор Кадыровым чеченского языка указывают на то, что его слова были адресованы в первую очередь соотечественникам – с ними Кадыров говорит так, как в его представлении должен говорить лидер, если он настоящий чеченец, полагает социолог Института проблем правоприменения ЕУСПб Екатерина Ходжаева.

Однако для русскоязычной аудитории такие объяснения едва ли работают: Кадыров – не только глава Чечни, но и российский политик, гражданин России, на которого в полной мере распространяются все требования российского законодательства. Его вызывающие заявления – об оппозиции, правозащитниках, журналистах – регулярно вызывают необходимость примирительных комментариев Дмитрия Пескова (часто – что слова Кадырова были «вырваны из контекста») и уверений, что Чечня – зона действия российского права. Кремль дистанцируется, не имея возможности логично объяснить происходящее: с одной стороны, он не готов резко одергивать Кадырова, с другой – брать ответственность за его слова, считает политолог Денис Соколов.

Но власть местных обычаев давно вышла за рамки Чечни. Еще до того, как были произнесены слова «убивая, сажая, пугая», публично «извиняться» перед Кадыровым или жителями Чечни за «оскорбления» были вынуждены как жители республики, так и рэпер Гнойный, ставропольские журналисты, красноярский депутат, главный раввин Москвы и даже избранный президент Украины Владимир Зеленский. Часть «извинившихся» были вынуждены сделать это, уехав из Чечни.