Как выжать максимум из «концентрации протестных мыслей»

Идеи обучающих «лагерей» для организаторов протестов кажутся абсурдными, но они укладываются в общую логику поиска внешних врагов
Виктория Бобрович для Ведомостей

Соревнование по поиску источников недовольства граждан действиями властей порождает все более причудливые и все менее материальные конструкции в головах законодателей. Очередную инициативу – идею наказывать организаторов протестов за прохождение «подготовки» в специальных лагерях для смутьянов – проще всего назвать просто завиральной, если бы она не укладывалась в общую логику поиска внешних врагов и отказа гражданам в праве быть недовольными властью по собственному разумению.

Как сообщил «Коммерсантъ», профильная комиссия Госдумы по вопросу иностранного вмешательства во внутренние дела России (создана после серии протестов из-за недопуска оппозиции к выборам в Мосгордуму) обнаружила в нескольких регионах России специальные «лагеря» для подготовки организаторов протестных акций, которые функционировали на иностранные деньги, и предлагает наказывать (в том числе лишением свободы) тех, кто прошел в них обучение, а затем организовывал протестные акции. Поправки в Уголовный кодекс члены группы планируют внести на рассмотрение нижней палаты в 2020 г. – эти планы газете подтвердили единороссы, члены комиссии Адальби Шхагошев и Андрей Исаев.

Ранее глава комиссии единоросс Василий Пискарев заявил об обнаружении попыток СМИ и НКО влиять на внутреннюю политику в 19 регионах России, но точный список организаций и их местонахождение парламентарии не разглашают, отмечает «Коммерсантъ»: по данным источника газеты, речь идет об обеих столицах, Екатеринбурге, Крыме и Северном Кавказе. Шхагошев пояснил, что к числу «лагерей» можно отнести и «виртуальные», под которыми подразумевается «концентрация протестных мыслей в соцсетях, не имеющая географического обозначения».

Такое определение пространства «смуты» – новое слово даже по меркам современного российского законодательства. Нарочито расплывчатые формулировки и изначально неясные определения законов оставляют простор для самых смелых охранительных трактовок любых не одобряемых властью действий и слов, и каждые новые протесты только стимулируют фантазию законотворцев. Их объединяет разве что аксиома о непременно внешнем и обязательно корыстном вмешательстве с целью подбить мирных граждан на противоестественные, в логике власти, выступления против действующего порядка. Неудивительно, что поиски врага стремительно выходят за рамки физической географии и перемещаются в виртуальное пространство: чем масштабнее описываемый образ врага, тем больше ресурсов и сил необходимо на борьбу с ним, тем внушительнее нимб борцов. Ну а если фантазия случайно выйдет за рамки реальности, старшие товарищи всегда могут поправить коллег.