Бедность против карантина

Властям стоит прислушаться к выступлениям граждан онлайн и офлайн
TASS

Локальные выступления против мер самоизоляции могут стать частыми в регионах, где низкий уровень жизни и большая доля неофициальных заработков не позволяют местным жителям надолго останавливать неформальные трудовые практики.

Первое массовое по локальным меркам (несколько сот человек) выступление против предписанных властями мер самоизоляции состоялось в Северной Осетии в понедельник, 20 апреля, и совпало с серией виртуальных митингов против ограничения передвижения, организованных на электронных платформах (преимущественно в «Яндексе») в других регионах России. Лозунги в разных регионах различались, но было и общее: и объявление чрезвычайной ситуации, и отмена ограничений на передвижение позволит людям получить деньги на повседневные, самые элементарные потребности – либо пособие от государства, либо заработок.

Есть соблазн списать локальное выступление во Владикавказе на национальную специфику и негативное отношение значительной части жителей к главе республики Вячеславу Битарову, которого подозревают в лоббировании бизнес-интересов. Люди в регионе политически активны, им удавалось менять власть, сейчас там сильна оппозиция, считает политолог Михаил Виноградов, а дистанция между обществом, гражданином и властью меньше, чем в большинстве других регионов.

Но ситуация существенно сложнее.

Для многих жителей республики, где число заболевших на 21 апреля составило 177 человек (из них 32 – за последние сутки), а их доля среди населения не превышает 0,025, страх перед коронавирусом невелик. Отрицание опасности и связанных с ее предотвращением карантинных мер накладываются на низкий уровень жизни, который не позволяет большинству жителей отказаться от повседневных хозяйственных и трудовых практик, объясняет причину митинга социальный антрополог из РАНХиГС Александра Архипова. Средняя зарплата в Северной Осетии в 2019 г. составила 28 453 руб. – 60% от среднероссийской, в январе 2020 г. – 27 596 руб. (59,1%).

В феврале 2020 г. Северная Осетия вошла в десятку худших регионов страны по качеству жизни по расчетам «РИА Новости» на основе данных Росстата, Минздрава, Минфина, ЦБ. Нетрудно предположить, что многие жители республики имеют подработки в неформальном секторе экономики, прекращение которых ставит под угрозу привычный образ жизни. Люди, оказавшись перед выбором между близкой опасностью бедности и гипотетической угрозой болезни, предпочитают борьбу с первой, отмечает Архипова.

Недоверие к официальной информации усиливается слухами о недобросовестных врачах и заинтересованности чиновников в карантинных мерах, но слухи – симптом болезни, а ее причина – недостатки в разъяснительной работе властей, их привычке пренебрегать интересами жителей ради отчетности и демонстративного выполнения предписаний Москвы.

Буквалистское понимание и исполнение закона властями нередко создает неудобства для жителей, но в нынешней ситуации оно мешает решению простейших повседневных потребностей и выглядит нарушением негласного общественного договора («Вы не соблюдаете законы сами, но позволяете нарушать его и нам, чтобы мы могли обеспечить привычный уровень жизни») и вызывает дополнительное недовольство.

Власти во Владикавказе дали на протест поначалу традиционный ответ: протестующих разгоняли и задерживали (полиция, по информации «Медиазоны», сообщила о 69 задержанных). Но потом, что показательно, Вячеслав Битаров сообщил, что малоимущие семьи получат материальную помощь. Сможет ли раздача денег самым бедным предотвратить новые волнения в республике, пока не ясно.

Но можно прогнозировать, что выступления против мер самоизоляции могут распространиться на новые регионы, где уровень жизни населения низок, регулярная работа необходима даже для поддержания элементарных потребностей, а помощь из Москвы и регионов запаздывает.

Митинг в Северной Осетии был старомодный, офлайновый - в других регионах протестная активность цифровизировалась, будто выполняя поручение президента ввести цифру во все области жизни людей. Жители Ростова-на-Дону, Екатеринбурга, Красноярска, Нижнего Новгорода, Воронежа, Уфы, Санкт-Петербурга, Москвы оставляли гневные комментарии у зданий правительства в своих городах на картах «Яндекс. Навигатора» с требованиями ввести чрезвычайное положение или выплатить пособия («Накормите моих детей, и я останусь дома», «Без денег жить невозможно! Мы не можем питаться воздухом!», «Нечем платить кредит. Скоро голодать начну», «Людям нужна помощь. Они для этого вам платят», «Поддержку малому бизнесу!», «Вовка, как нам жить?» и т. п.).

В крупных городах экономическое положение лучше, возможности заработка – шире, чем в Северной Осетии, но накопления у многих невелики или их нет. Горожане в большинстве своем понимают необходимость соблюдать меры предосторожности, но у них создается впечатление, что власти действуют плохо, неумело, а может, и злонамеренно, говорит социолог Элла Панеях. Поэтому они сидят дома, но устраивают митинги в интернете.

Самое глупое, что могут сделать власти, это попытаться этот онлайновый протест заглушить. Компания «Яндекс» стерла протестные сообщения на онлайн-картах, объяснив через пресс-службу, что всегда модерирует отметки, которые не относятся к ситуации на дорогах (цитата по «РИА Новости»). По-хорошему, эти сообщения надо собирать, анализировать и реагировать на них, говорит Панеях, чтобы не допустить человеческих трагедий.

В Кремле онлайновые протесты не считают такой значимой проблемой, как протест во Владикавказе (пресс-секретарь Путина сообщил, что не стал бы преувеличивать и обобщать «разговорчики»). Пока это так, но если карантинные ограничения Кремль продлит до середины мая или июня, то недовольство в крупных городах, очевидно, будет нарастать. А продлевать карантин, видимо, придется – иначе его не стоило и вводить: за месяц с эпидемией не справилась ни одна страна.

У многих людей даже в крупных городах нет материальной возможности сидеть пару месяцев дома, бизнес не может платить им существенные суммы на протяжении недель. Вариантов ответа у власти на копящееся недовольство не так чтобы много. Есть, конечно, ОМОН в офлайне, удаление сообщений и, возможно, преследования за фейкньюс в онлайне (а также преследования за экстремизм по обе стороны экрана смартфона). Однако проблема этим не решается. Выбор сводится к тому, что либо надо начинать людям зримо помогать – либо люди не смогут при всем понимании важности ограничений долго оставаться на карантине. Нежелание усугублять эпидемиологическую обстановку пока останавливает людей в крупных городах от уличных протестов, считает Панеях, но это пока им есть что есть. Если же жители крупных городов выйдут на улицу, как во Владикавказе, то тогда мы получим и негативные экономические последствия карантинных мер, и сильную эпидемию с большим количеством смертей и перегруженной системой здравоохранения.