Смертельная медицинская статистика

Врачи в России умирают непропорционально часто
TASS

Общественные данные о смертности врачей в России свидетельствуют об искажении официальной коронавирусной статистики и больших проблемах в здравоохранении.

В России от COVID-19 умерли по меньшей мере 186 медицинских сотрудников, подсчитала «Медиазона» на основе данных мемориального проекта «Список памяти». Если отталкиваться от официальной статистики, то выходит, что доля медиков среди всех умерших от коронавируса составляет в России почти 7%. Это в среднем в 16 раз выше, чем в шести странах, сравнимых с Россией по размаху эпидемии, пишет «Медиазона».

Есть три предположения. Либо у нас врачи плохо защищены. Либо общая статистика смертности от коронавируса в стране сильно занижена. Либо и то и другое. 

Первое предположение подтверждают разные врачи из разных регионов: они жаловались и продолжают жаловаться, что в больницах, поликлиниках дефицит или перебои со средствами индивидуальной защиты: масками, костюмами, перчатками, дезинфицирующими средствами. 

Со статистикой сложнее

Регионы собирают статистику, как правило, по пожеланиям из федерального центра, предоставляя ему цифры в обмен на ресурсы, считает социолог Симон Кордонский. Этот конвейер в целом был налажен в путинские времена, но после майского указа он заработал интенсивнее. А упражнения с медицинской статистикой ради хорошей отчетности и спущенных сверху показателей даже стали предметом скандалов.

Коронавирусный кризис, кажется, привел к показательному сбою в этой системе и раскрыл ее суть. Сейчас врачи на местах должны решать, учитывать ли в коронавирусной статистике клиническую картину, данные КТ и лабораторных исследований. Патологоанатомы также делают выбор, кто из умерших пойдет в коронавирусную статистику. Без лабораторного подтверждения COVID-19 патологоанатом вполне может увидеть причину смерти в других заболеваниях, а здоровье у россиян не слишком крепкое. По данным исследования Высшей школы экономики в 2017 г., только 42% граждан оценивали состояние своего здоровья как хорошее или очень хорошее.

Так что инструментарий для разной статистики есть. Есть и сигналы из Москвы, но противоречивые: с одной стороны, на лечение каждого инфицированного COVID-19 больницам из бюджета выделяется 200 000 руб. (много, но не всегда достаточно на тяжелых больных); с другой – президент распорядился регионам готовиться к выходу из самоизоляции. С одной стороны, из центра просят больше беспокоиться о людях, чтобы им не заболеть, с другой – извещают, что распространение коронавируса в России остановлено. 

Сам же Владимир Путин и описал эту парадоксальную ситуацию: забегать вперед безрассудно – сидеть сложа руки нельзя.

Вероятно, будучи дезориентированы сигналами сверху, регионы и стали занижать смертность от COVID-19. «Медуза» собрала свидетельства недоучета коронавирусных покойников в нескольких регионах и выяснила, что манипуляциями статистикой смертей занимаются в основном патологоанатомы по устным распоряжениям местных властей, считая их указанием из Москвы. Как следствие, в России летальность от COVID-19 за все время не выросла больше 1%, хотя при эпидемиях неуклонно растет.

Общественный учет смертности медиков, о котором написала «Медиазона», оказался важен: это независимый датчик, показывающий – с определенной погрешностью – общий уровень смертности от коронавируса в России. Да, у медиков выше риски заразиться, но и медицинская помощь им в среднем доступнее.

Можно считать, что смертность медиков приблизительно указывает на характер распространения инфекции в России и довольно точно – на эффективность медицинской помощи. Для полной ясности стоило бы сравнить количество зараженных и погибших от COVID-19 медиков, что показало бы уровень летальности, который можно было бы сравнить с летальностью россиян в целом. Но коронавирусную статистику о медиках по всей стране власти не раскрывают, хотя знают (Роспотребнадзор ее собирает). 

Раскрытие коронавирусной статистики в России происходит со скрипом и скандалами – российский МИД даже потребовал опровержений от Financial Times и The New York Times, обоснованно предположивших, что смертность в России занижается. Странная статистика – явно не специальный проект под COVID-19, но выглядит символом государственного управления: выложить нисколько не секретные данные просто так нельзя, нужна специальная инструкция. До эпидемии на статистику смертей почти никто внимания не обращал, теперь же выходит, что врачи, отдавшие жизнь за здоровье россиян, плохо влияют на международную репутацию великой державы.