Конституционная навязчивость

Принуждение к голосованию может обнулить саму идею поправок в Основной закон
Евгений Разумный / Ведомости

Всенародное голосование о поправках в Конституцию, кажется, не будет консенсусной волей народа, как рассчитывал Кремль. Нерасчетливые действия властей для мобилизации избирателей ситуацию только ухудшают.

Президент Владимир Путин убежден, что абсолютное большинство россиян разделяют позицию о необходимости закрепления в Конституции поправок – так он заявил на церемонии вручения Золотых Звезд Героям Труда России. Не хочется его разочаровать, но кажется, эту позицию россияне разделяют отнюдь не всегда по собственной инициативе. Бюджетники и сотрудники окологосударственных компаний массово сообщают об административном принуждении к голосованию о поправках в Конституцию, самая важная из которых – обнуление четырех президентских сроков – даст Владимиру Путину возможность оставаться президентом до 2036 г.

О противозаконной мобилизации к электронному голосованию со стороны руководства «Коммерсанту», «Дождю», «Медузе», The New Times, «Открытым медиа», «Эхо Москвы», «Русской службе ВВС» рассказали – пользуясь правом на анонимность – московские учителя, библиотекари, медики, ремонтники дорог, соцработники, чиновники и строители реновации.

Председатель ЦИК Элла Памфилова своеобразно попыталась опровергнуть жалобы, заявив: «В основном это были фейки». Но свидетельств так много, что проблему вынужден был признать в разговоре с «Медузой» руководитель Общественного штаба Москвы по контролю и наблюдению за голосованием Илья Массух, по словам которого, на «навязчивом информировании» попались, в частности, Московская объединенная электросетевая компания и «Мосгаз». А «Медиазона» опубликовала методички, разосланные медицинским руководителям в Кирове, с требованием уговорить всех подчиненных врачей проголосовать досрочно за поправки и проконтролировать это.

Навязчивое информирование – или, сказать проще, мобилизация на голосование – ведется несмотря на то, что ЦИК беспрецедентно снизил контроль за ходом голосования: оно идет неделю, независимых наблюдателей на нем нет, проверка документов у избирателя на дому минимизирована – открываются новые шлюзы для получения нужного Кремлю результата, замечает сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц.

В январе, когда президент Путин только предложил голосование о поправках в Конституцию, стало известно, что Кремль ориентируется на участие более половины избирателей, чтобы из них более половины поддержали поправки. Это, судя по всему, приемлемый минимум, который из Кремля ставили руководству всех регионов, но некоторым рекомендовали, чтобы явка составила 70%, поправки поддержали 90%, писала «Медуза». Выполнить этот план казалось делом несложным: почему бы не завлечь 22 апреля на участки избирателей с помощью широчайшей пиар-кампании, в которой ставка делалась на материальные блага, зафиксированные в поправках, – индексацию пенсий и привязку МРОТ к прожиточному минимуму.

Коронавирус эту стратегию поломал. Но медлить с голосованием нельзя. Кремлю нужно не просто как можно скорее демонтировать старые институты, но и начать строительство новых. Срочно возобновленную кампанию за всенародное утверждение 1 июля измененной Конституции власти постарались вернуть к докоронавирусному позитиву. Но время теперь неудачное: уровень жизни людей упал, эпидемия COVID-19 в регионах не спадает, высокая неопределенность остается. Доверие к Путину постепенно снижается, недовольство властями постепенно растет.

На какой результат в таких условиях в Кремле рассчитывают, достоверно не известно. По одним данным, требования стали пониже, хотя ориентир «больше половины» для явки и голосов от нее остался. В кризис власти на местах не хотят брать на себя повышенные обязательства. Прессинг избирателей – на всякий случай, чтобы потом не получилось, что набрали меньше. А если получится собрать (мобилизовать) больше, то можно будет себя и героями объявить (за семь дней голосования возможности широкие).

По другим сведениям, в Кремле хотят получить голоса «за» более чем от 50% всех российских избирателей. В кризис стремление получить абсолютное большинство избирателей обретает важный, сакральный смысл, считает Мельконьянц. При нарастающей критике действий властей, которую нельзя разрушить аргументами, результат голосования должен показать железобетонную поддержку Путина и его стремления править страной дальше.

Каким бы ни был желаемый для Кремля результат, власти прибегли к старой тактике принуждений. Прежде она худо-бедно срабатывала, сейчас может и подвести. Это не выборы, когда люди закрывали глаза на методы получения результата. В Кремле с самого начала преподносили правки в Конституцию как глобальные изменения для страны, а голосование – как способ услышать волю народа. И вот эти фундаментальные вопросы власти предлагают решать как прежде! Вероятно, люди раздражаются – и предают огласке факты принуждения. Сейчас это может привести к протестному голосованию, говорит Мельконьянц, а принуждение, которое, конечно, никуда не денется, повлияет на легитимность результатов голосования в целом. Власти, возможно, и получат запланированный результат, но консенсусной волей народа он явно не станет.