Плюс-минус миллион ИП

Почему государство не поддерживает малый бизнес
Евгений Разумный / Ведомости

На днях уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова заявила, что «пандемия COVID-19 в России затронула порядка 4,17 млн компаний и индивидуальных предпринимателей от общего числа 6,05 млн, т. е. до 67% малых, средних и крупных предприятий и ИП». А до этого глава Счетной палаты Алексей Кудрин согласился «со сложным положением малого и среднего бизнеса». Предполагается, сказал Кудрин, что до трети компаний с учетом второй волны коронавируса может остановиться: «Может быть, это даже минимум».

Программа поддержки МСП со стороны государства не удалась почти ни в чем. Перечень пострадавших отраслей, составленный еще в начале апреля, сегодня выглядит не соответствующим реальности, а его применение построено на соответствии предприятий конкретным ОКВЭД, что часто лишает их права на получение поддержки. Банки во многих случаях саботировали программу льготного кредитования на выплату зарплаты. С налоговыми послаблениями, похоже, тоже погорячились – ФНС активно блокирует счета малых предприятий за несвоевременную уплату налогов, в том числе за периоды «нерабочих дней». Суммы, выделенные на поддержку каждого отдельного предприятия, тоже не идут ни в какое сравнение с программами поддержки в других крупных экономиках мира. Бизнес оставлен один на один с арендодателями, которые в большинстве случаев не только не сделали шага навстречу арендаторам, но и ужесточили свою политику. Единственное, что действительно пока работает, – это мораторий на банкротства.

Лишний раз убеждаемся в том, что для государства, бюджет которого на треть формируется из нефтегазовых доходов, а три из пяти самых быстрорастущих компаний года тоже относятся к этому сектору, малый и средний бизнес является обузой, которая только создает проблемы и беспокойство. Он находится за периметром основной экономической активности в стране – формирования бюджета и освоения бюджетных средств в рамках крупного госзаказа. Здесь нет интереса ни для государства (ну что в самом деле взять с «упрощенцев»), ни для крупного бизнеса, с которым государству комфортно вести диалог. Поэтому плюс-минус миллион ИП – не предмет для головной боли.

Но есть два важных «но». Первое – это миллионы занятых в малых и средних компаниях людей, далеко не все из которых могут найти себе применение в мире крупного бизнеса и госзакупок. Второе – за многими крупными компаниями, изменившими мир, стоит история предпринимателя, начинавшего с нуля. Российское предпринимательство, несомненно, выживет, но сколько великих компаний не появится просто потому, что кому-то в этот непростой год это не показалось важным.