Мнения / Детали / Цитата недели
Статья опубликована в № 4530 от 21.03.2018 под заголовком: Цитата недели

Культурная жертва отравления

Чем российская культура обязана закрытому Британскому совету
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Когда в ответ на «провокационные действия британской стороны» и «бездоказательные обвинения Российской Федерации» в отравлении в Солсбери бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии Россия объявляет персонами нон грата 23 дипломата, это воспринимается как совершеннейшая рутина, ритуальный жест (тем более что британцы выслали такое же количество наших дипломатов первыми). Можно даже сказать, что в сознании рядового российского обывателя дипломаты – это такой коллективный зицпредседатель Фунт из «Золотого теленка», который на то и нужен, чтобы быть наказанным при очередном обострении международных отношений.

Другое дело, когда помимо этой скучной процедуры российские власти начинают (в соответствии с интернет-мемом) «бомбить Воронеж» – запрещать своим гражданам есть настоящий пармезан с хамоном или, вот как в случае с происшествием в Солсбери, прекращать деятельность в России Британского совета. Под предлогом неурегулированности его статуса, что бы это ни значило. Британский совет, начавший работать еще в СССР в 1945 г., но быстро закрывшийся, вернулся к нам в 1992 г. – с тех пор его статус, выходит, регулировали-регулировали, да так и не урегулировали. Ну разве что 10 лет назад урегулировали частично – тогда были закрыты региональные отделения. И только теперь в России объявлено об окончательном решении британского вопроса.

В эти дни в моей ленте Facebook самые разные люди вспоминают, за что благодарны Британскому совету. Люди эти по большей части занимаются искусством. Или активно им интересуются. Или не очень активно, но хотя бы иногда. Кто-то наконец увидел вживую работы прерафаэлитов, привезенные в Пушкинский музей. Кто-то сумел поговорить с живыми классиками английской литературы, приехавшими в Ясную Поляну. Сходил на гастроли Шекспировского театра. Сдал международный экзамен по английскому языку IELTS и поступил в британский университет. А кто-то съездил на стажировку, после которой основал в России успешную компанию современного танца. То есть люди не только получали культурные впечатления и доступ к образованию за рубежом, но и начинали что-то делать дома. К примеру, прививка британского new writing дала сильный толчок российской новой драме, а знакомство с драматургической техникой вербатим оказалось принципиальным моментом для развития в России документального театра. Хотя такое культурное влияние российские власти, конечно, не одобряют, считая его вредным и даже, получается, ядовитым.

Символично, что репрессии в отношении негосударственной просветительской организации все время связаны со случаями отравлений. 13 региональных отделений Британского совета в России закрыли в 2007 г. после того, как власти Соединенного Королевства пришли к выводу, что бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко был отравлен с санкции руководства России. Теперь та же история со Скрипалем. Как будто в глазах российской власти полоний радиоактивный и Полоний шекспировский – явления одного порядка. И, окончательно запрещая деятельность Британского совета на территории России, МИД словно бы цитирует Великого Барда: «Ступай, отравленная сталь, по назначенью!» («Гамлет, принц датский», акт V, пер. Бориса Пастернака). Хотя, скорее всего, в голове у принимающих подобные решения чиновников другая логика, не менее хрестоматийная: «Уж коли зло пресечь, забрать все книги бы да сжечь». Для начала – на английском языке. А впрочем, и переводы на всякий случай.

Читать ещё
Preloader more