Номер 14 от 25 октября 2017
Партнер проекта «Альфа-Банк»

Страх банкира

Как технологии меняют финансовый сектор

Три банкира из четырех в мире опасаются, что часть их бизнеса могут отвоевать финтех-компании. При этом розничные финансовые организации рискуют сильнее остальных: их клиентов к все более удобному сервису наперегонки приучают другие индустрии. Российские мегаполисы – в тройке лидеров по проникновению финтех-услуг среди крупнейших рынков. Пора ли списывать традиционные банки со счетов?

В 2016 г. глобальные вложения в финтех составили $24,7 млрд, инвесторы провели 1076 сделок, подсчитала KPMG. И хотя это заметно меньше, чем в рекордном 2015-м, когда стартапы привлекли $47 млрд, финтех по-прежнему одна из самых модных у венчурных инвесторов тема. При этом 73% топ-менеджеров финансовых компаний считают, что розничный банковский бизнес изменится под влиянием финтеха, и 76% полагают, что часть их бизнеса находится в зоне риска, выяснила PwC (в 2016 г. для PwC Global FinTech Survey было опрошено 544 руководителя финансовых компаний из 46 стран).

От телеграфа до распознавания голоса

Первые банки появились в XV в., а основы нынешнего процесса передачи стоимости были заложены 150 лет назад: система денежных переводов Western Union получала средства от отправителя и посылала через телеграф в свой филиал сообщения с инструкцией выдать деньги получателю. Оцифровка этого процесса произошла уже в XX в. В середине прошлого века банки выпустили первые кредитные карты, а в 90-х гг. появились электронные платежи (подробнее – см. таймлайн на стр. 4).

Банки исторически были одним из самых устойчивых к прорывным инновациями бизнесов: люди очень неохотно меняют привычных поставщиков финансовых услуг и устоявшиеся банковские и страховые бренды были крепки даже во времена турбулентности, напоминают эксперты McKinsey в статье Cutting through the noise around financial technology. Но за последнее время произошло несколько фундаментальных изменений: финансовый кризис плохо сказался на доверии к банковской системе в целом, распространение мобильных устройств пошатнуло монополию банков на дистрибуцию финансовых услуг, смартфоны полностью изменили парадигму платежей, сделав их персонализированными, и, наконец, объем данных и вычислительных мощностей вырос на порядки, указывает McKinsey.

EY выделяет шесть самых значимых для банков технологий на сегодня: облачные решения, большие данные (big data) и аналитика, искусственный интеллект и машинное обучение, роботизация процессов, технологии распределенных баз данных (блокчейн) и интернет вещей. Руководители финансовых компаний, которых опросила EFMA (более 3300 розничных финансовых организаций в 130 странах), называют потенциально самыми прорывными инновациями для отрасли продвинутую аналитику и большие данные, открытые API и искусственный интеллект. В прорывное влияние блокчейна/распределенных реестров и интернета вещей верят только 47 и 38% банков.

Сеть, молодость и новые конкуренты

Основной объем инноваций в банковском секторе пока приходится на розничные услуги. Так банки отвечают на запросы клиентов – физических лиц. Какие глобальные факторы заставляют банки меняться?

40–60%

на столько можно сократить издержки, связанные с основными процессами в традиционном банке, за счет сквозной цифровизации, по оценке McKinsey

Главный за последние несколько десятилетий драйвер изменений не только финансового сектора, но и почти всей глобальной экономики – проникновение интернета и мобильной связи. Авторы исследования Давосского форума Deep shift: Technological tipping points and societal impact в 2015 г. опросили 800 руководителей и экспертов из информационно-коммуникационной отрасли: главным технологическим сдвигом, который затронет все общество в ближайшие 20 лет, опрошенные назвали проникновение интернета. К 2025 г. к сети будет подключен 1 трлн устройств (с вероятностью почти 90%), а регулярный доступ в интернет будет у 9 из 10 жителей планеты (на это рассчитывают 79% опрошенных).

Дистанционное банковское обслуживание впервые появилось в 1990-х г. на основе телефонного банкинга, в конце 1990-х началась эра интернет-банкинга. Одним из первых начал обслуживать клиентов через всемирную сеть Bank of America: к 2001 г. его интернет-банком уже пользовались 2 млн человек. В 2016 г. в США было уже 146,7 млн пользователей цифрового банкинга (это 45% от всего населения). В Европе, по данным Евростата, 59% людей, имеющих доступ в интернет, пользуются цифровым банкингом. В будущем большинство финансовых институтов станут использовать виртуальные каналы, чтобы чаще взаимодействовать с клиентом, указывают авторы исследования Давосского форума The future of financial services.

Второй системный драйвер изменений – смена поколения пользователей: сильнее всего на будущее банковской отрасли влияют миллениалы (т. е. родившиеся после 1981 г.) – в первую очередь в том, как финансовые организации взаимодействуют с клиентами, отмечается в материалах Давосского форума. На первое место для миллениалов выходят соотношение цены и качества, быстрота и возможность решать задачи дистанционно. В 2016 г. миллениалы, по данным AT Kearney, составляли 27% от всего населения Земли (или около 2 млрд человек). Самая высокая доля миллениалов среди всего населения в Иране – 35%. В Китае миллениалов 27%, чуть больше в России – 29%. В крупных европейских странах – 21–25%.

2,2%

составляли наличные в общей денежной массе Швеции в 2016 г. Это самый низкий показатель в мире. Скандинавские страны – мировые лидеры по проникновению онлайн-банкинга, в том числе и мобильного: там, по данным Deloitte, 57% жителей используют мобильный банкинг (в среднем по Европе – 44%). В Азии к 2015 г. уже больше 35% населения пользовались мобильным и интернет-банкингом, а в отделения ходили только 27%

Наконец, третий фактор – усилившаяся конкуренция: если раньше традиционные розничные банки с привычными отделениями боролись только между собой, то теперь оказались на одном поле с онлайн-конкурентами без «офлайнового наследия», а иногда и вовсе с небанковскими поставщиками финансовых услуг. Первым онлайн-конкурентом для традиционных банков в 2008 г. был американский стартап Allу, который начал строить банк без отделений. Еще в 2010 г., отмечает Accenture, ни один из опрошенных банков не верил, что традиционные банки под давлением регулирования и гонки за снижение издержек станут проигрывать новым игрокам, продукты которых более эффективны и лучше заточены под эпоху цифровых технологий.

Банки и финтех: война или симбиоз?

Два главных страха, которые у банкиров вызывают финтех-конкуренты, – потеря рыночной доли и усиление давления на рентабельность; их назвали почти 70% опрошенных PwC финансистов. Сегодня банки остаются важными финансовыми посредниками и внедрение инноваций при соответствующем контроле и надзоре может повысить стабильность финансовой системы и стимулировать дальнейший экономический рост, отмечает EY в исследовании «Цифровой банк: технологические инновации, меняющие банки США».

Угрозы для традиционных банков исходят из многих источников, но большинство отвечают на них увеличением вложений в инновации и технологии, а также партнерствами со стартапами или их поглощением, писала в 2016 г. EFMA в отчете «Инновации в розничном банкинге». В 2016 г. 78% банков, участвовавших в исследовании EFMA, заявили, что увеличивают инвестиции в инновации, больше 40% – что работают со стартапами как с поставщиками, а около 30% – что инвестируют в стартапы сами или участвуют в акселераторах. При этом 69% банков уверены, что в результате становятся более инновационными.

Число партнерств между традиционными финансовыми институтами и финтех-компаниями будет расти: банкам нужна цифровая экспертиза, а финтеху – возможность масштабировать решения, считают консультанты из McKinsey. Продукты финтех-компаний позволяют потребителям получить более совершенный опыт, но квалификации в привлечении клиентов у таких игроков недостаточно. Традиционные же банки уже выиграли тяжелую битву за привлечение клиентов, но теперь им придется работать еще больше, чтобы создать по-настоящему цифровой бизнес. 82% руководителей финансовых компаний, по данным PwC, ждут, что число партнерств между традиционными финансовыми институтам и финтех-компаниями в ближайшие 3–5 лет будет расти (опрос 1308 руководителей в 2016 г.). Например, в Европе сотрудничество между традиционными финансовыми институтами и финтехом уже происходит в самых разных формах: от создания акселераторов до поглощения многообещающих компаний и прямых инвестиций через корпоративные венчурные фонды, пишет KPMG.

Жизнь в телефоне

«Возможно, ни одна другая технология не изменит наши финансовые операции в будущем больше, чем мобильные устройства», – написало в прошлом году издание Business Insider.

60%

клиентов банков через пять лет будут пользоваться мобильными приложениями, ожидают 71% опрошенных PwC финансистов. В США, по данным Федеральной резервной системы, в 2016 г. 53% держателей смартфонов пользовались мобильным банкингом за последний год. 47% владельцев мобильных устройств в Европе используют мобильный банкинг, свидетельствуют данные ING

Компания Bain в 2015 г. опросила 100 000 человек – пользователей банковских услуг. Половина опрошенных сказали, что охотнее расстанутся на день со своим кошельком, чем с мобильным телефоном.

По прогнозу Давосского форума, к 2019 г. общее число держателей смартфонов на планете приблизится к 3,5 млрд, или 59% населения планеты. Уже в 2016 г., по данным Juniper Research, мобильным банкингом во всем мире пользовалось 1,2 млрд человек (больше 16% от всего населения в целом), а к 2021 г. их число возрастет до 2 млрд человек.

Как и в случае с онлайн-банкингом в целом, модернизировать мобильные приложения и расширять их функционал банки тоже заставляет растущая конкуренция. Мобильный денежный сервис может запустить любая компания, не только традиционные финансовые учреждения: мобильные финансы появились у мобильных операторов (M-Pesa в Кении), платежных систем (PayPal), кафе (Starbucks) и магазинов (Amazon), а пример китайского мессенджера WeChat, через который можно оплачивать практически все – от штрафов до стрижки, – не знает разве что не пользующийся интернетом вовсе. Едва ли не самый успешный пример партнерства между банками и технологическими компаниями – платежные сервисы Apple Pay, Samsung Pay и Android Pay. Они позволяют привязать одну или несколько банковских карт к смартфону и делать покупки без физического пластика. Технологические компании здесь выступают, по сути, шлюзами для бесконтактных банковских платежей.

Главный – клиент

Часто инновации рождаются из партнерства на финансовом рынке. Самый известный пример – платежная система Mastercard, которая была основана в 1996 г. как консорциум банков, чтобы поддержать межбанковские платежи клиентов. Созданная пятью банками система Mastercard позволила обрабатывать платежи между банками – теми, которые обслуживают торговые точки, где совершаются покупки, и теми, которые выпускают карточки. Другой пример – система Swift, созданная в 1973 г. как сеть межбанковских платежей, и это также совместная собственность банков. Swift была создана в формате кооператива, сейчас в ней больше 10 000 банков, эта система позволила банкам обмениваться сообщениями о платежах

Главным приоритетом цифровой трансформации своих организаций 78% банкиров, по данным EFMA, называют создание клиентоориентированной компании. И это логично, ведь их привычный клиент изменился. Потребители пересматривают свои ожидания, в том числе и под влиянием других индустрий, которые уже предлагают мультиканальную коммуникацию, простоту продукта, удобную интеграцию и предельно точное таргетирование, пишут эксперты PwC в докладе «Фокус на клиента. Как финтех перекраивает банки». «Клиенты хотят простоты, персонализации, быстрого доступа и легкости использования. Они хотят чувствовать, что банк отвечает их нуждам, а не бомбардирует своими продуктовыми предложениями. Они хотят прозрачности и не хотят сюрпризов в комиссиях», – пишет PwC.

В тройке главных приоритетов цифровой трансформации для банкиров, по данным EFMA, – увеличение числа каналов для получения цифрового опыта (74%) и максимизация использования мобильных и социальных технологий (для 68% опрошенных EFMA). При этом главным барьером для цифровой трансформации банки называют устаревшую технологическую среду (о ней говорят 50%).

Впереди или на низком старте

«Российские банки находятся сегодня на низком старте и обладают прекрасной возможностью быстро перевести клиентов на современные каналы дистанционного обслуживания», – пишут эксперты McKinsey в обзоре «Цифровая Россия». По проникновению дистанционного банковского обслуживания Россия отстает от наиболее развитых рынков на 4–6 лет, а дистанционными банковскими услугами пользуются только 30% клиентов банков (в США и Северной Европе – 60%), считает McKinsey.

По данным EY, российские мегаполисы по уровню проникновения финтех-услуг уже в тройке среди 20 крупнейших рынков, обгоняя Великобританию, США и Сингапур. По данным EY, проникновение финтех-услуг (к ним компания относит 17 услуг в категориях денежные переводы и платежи в режиме онлайн, финансовое планирование, накопление и инвестиции, денежные займы, страхование) в российских мегаполисах составляет уже 43%, а в Москве и Санкт-Петербурге – 46%, причем в столицах этот показатель за год вырос на 11 п. п. 9% воспользовались за последние полгода пятью и больше финтех-услугами – таких EY называет «суперпользователями» (в среднем по исследованным 20 странам это 13%).

Продвинутые клиенты российских банков опережают даже жителей Европы: 10% российских пользователей онлайн-банкинга, по данным McKinsey, уже используют только мобильные приложения (в Швеции таких 5%, а в Германии – 2%). «Для многих новых пользователей мобильный канал самообслуживания становится первым и единственным. Такая ситуация нетипична для традиционных рынков финансовых услуг и дает российским банкам шанс, сконцентрировав усилия, успешно перевести своих клиентов на обслуживание через мобильные приложения, минуя интернет-банкинг и колл-центры», – пишет McKinsey.

65%

российских миллениалов, пользующихся финтех-услугами для доступа к финансовым сервисам, используют смартфон, а не десктоп, указывает EY в отчете «Проникновение финансово-технологических услуг в мегаполисах России и в мире». Среди тех, кто старше 45 лет, таких около 18%

С другой стороны, россияне по-прежнему ценят человеческое общение: 64% респондентов использовали телефонную линию поддержки своего банка за последние полгода, а 98% посетили банк за тот же период времени, пишет EY. Причем 79% финтех-пользователей были в банке хотя бы раз за последний месяц, а 46% заходили туда несколько раз.

В Китае и США годовые суммы инвестиций в финтех измеряются десятками миллиардов долларов, в европейских странах – сотнями миллионов. Россия в 2014 г. инвестировала в финтех меньше $100 млн (данные Accenture) и в 2016 г. сумма выросла только до $110 млн, а объем рынка финтех-платежей и переводов – 86,9 млрд руб., подсчитал «БКС премьер».

Дело в том, что инновации и инвестиции в финтех в России происходят в основном внутри банков, говорил в апреле на конференции «Финтех и банкинг», организованной «Ведомостями», предправления «Тинькофф банка» Оливер Хьюз: если бы эти вложения можно было измерить, объем инвестиций в сектор в России «был бы совсем не маленький».

«Слухи о кончине традиционных банков» в России сильно преувеличены, говорил на конференции предправления Qiwi Борис Ким: российские банки, наоборот, задают тон в финансовых инновациях. В результате в России и так немногочисленные финтех-стартапы проигрывают рынок тем, у кого должны были бы выигрывать, – традиционным банкам. Если ситуация продолжит развиваться по сегодняшнему сценарию, то главными новаторами на рынке финтеха в России будут банки, говорил Ким: финтех «просто не взлетит», потому что банки активны, а у стартапов нет доступа к счетам, идентификационным данным, деньгам и достаточному числу программистов. &

Текст: Татьяна Алешкина

Вернуться к номеру