Политика
Бесплатный
Ирина Малкова|Анна Перетолчина
Статья опубликована в № 2457 от 05.10.2009 под заголовком: Штатная ситуация

СШ ГЭС работала в запредельном режиме несколько месяцев

Второй гидроагрегат Саяно-Шушенской ГЭС, из-за которого погибло 75 человек, работал в «запредельном» режиме несколько месяцев. Приборы это показывали, но люди не обращали внимания. А потом рвануло. Такая версия событий следует из акта проверки Ростехнадзора
В чем виноват Чубайс?. Анатолий Чубайс, гендиректор «Роснано»

«Считаю, что в выводах Ростехнадзора достаточно полно отражены непосредственные технические причины аварии. Считаю, что, будучи председателем правления РАО ЕЭС в 2000 г., был обязан подписать акт приема Саяно-Шушенской станции в эксплуатацию. Станция к тому моменту уже отработала более 20 лет. А работающая станция, не введенная в эксплуатацию, – это худший из вариантов, который может быть».

Авария на крупнейшей в России Саяно-Шушенской ГЭС (СШГЭС) произошла рано утром 17 августа, погибло 75 человек. Из строя вышел второй гидроагрегат, его буквально вырвало водой, и машинный зал, в котором находились ночная смена работников ГЭС и сотрудники подрядчиков, был затоплен. Оборудование повело себя «вопреки законам физики» – аппарат весом свыше 1500 т «поднялся в воздух и летал», описывал случившееся в августе руководитель Ростехнадзора Николай Кутьин. Акт о расследовании причин аварии Ростехнадзор опубликовал в субботу.

Что случилось

На СШГЭС было 10 гидроагрегатов (вводились в 1978–1985 гг.), срок службы установленных на них гидротурбин – 30 лет. Возраст турбины второго агрегата был 29 лет и 10 месяцев, гласит акт (последний капремонт агрегата проводился в 2005 г., «средний» ремонт – в январе – марте 2009 г., качество работ в обоих случаях принято с оценкой «хорошо»). У турбин, изготовленных для СШГЭС, есть технологическая особенность: при увеличении или уменьшении мощности агрегат на время попадает в «нерекомендованную, опасную» для эксплуатацию зону, рассказал «Ведомостям» Кутьин. В этом режиме вибрация турбинного оборудования усиливается. Сколько агрегат может работать в такой зоне, в документах по эксплуатации не указано, но есть предельные показатели по вибрации – 160 микрон, выше которых заходить нельзя, продолжает он.

Второй агрегат вышел из последнего ремонта с показателями по вибрации, близкими к предельным, а начиная с апреля они выросли в 4 раза, говорится в акте. Контрольные датчики, которые показывают уровень вибрации, на втором агрегате были, но их показания «не учитывались при принятии решений», говорит Кутьин. Почему – Ростехнадзору не известно.

Непосредственно перед аварией второй агрегат был выключен. Но вечером 16 августа случился пожар на линии связи Братской ГЭС («Иркутскэнерго»), из-за него диспетчер «Системного оператора» в Сибири потерял эту станцию со своего монитора и распорядился задействовать резервные мощности СШГЭС. Персонал станции принял решение запустить находившийся в резерве второй агрегат и сделать его «приоритетным» для изменения нагрузки: до момента аварии его нагрузка менялась больше 10 раз и колебалась от 50 до 610 МВт. Агрегат успел шесть раз пройти через опасную зону, а показатели вибрации за несколько минут до аварии выросли почти в 1,5 раза и превышали предельные более чем в 5 раз (840 микрон), указано в акте.

«Не почувствовать этого люди в зале не могли», – уверен Кутьин. Монтажник, находившийся на крыше машинного зала, рассказал, что почувствовал «легкую» вибрацию даже там. Она быстро усилилась, «переросла в грохот», а потом он увидел «огромный всплеск воды <...> сопровождавшийся скрежетом металла и треском короткого замыкания».

Не выдержали изношенные крепления крышки турбины, под напором воды «в 200 с лишним метров» агрегат взлетел примерно на 14 м, продолжая вращаться со скоростью около 140 оборотов в минуту, рассказывает Кутьин.

Возможности спастись у людей в зале не было: в помещениях отсутствовали эвакуационные выходы «на отметку, не подвергаемую затоплению», говорит Кутьин.

Главный инженер СШГЭС Андрей Митрофанов должен был принять решение об остановке агрегата, сказано в акте. Но не принял; почему – в документе не указывается, а Митрофанов разговаривать с «Ведомостями» отказался.

Кто виноват

«Кто виноват, определяет суд», – настаивает Кутьин. Но в акте Ростехнадзора перечислены 25 человек.

Шестеро названы в пункте «События (лица), предшествующие и способствующие возникновению аварии». Среди них – бывший председатель правления РАО «ЕЭС России», а ныне гендиректор «Роснано» Анатолий Чубайс. В 2000 г. он подписал акт приема в эксплуатацию СШГЭС без «должной оценки» ее безопасности, указано в акте. Чубайс заявил, что не мог не подписать акт приема СШГЭС (см. врез на стр. А1).

Также в списке замминистра энергетики Вячеслав Синюгин (был замом Чубайса в РАО, до июня 2008 г. – предправления «Русгидро»), гендиректор ТГК-1 Борис Вайнзихер (бывший технический директор РАО), руководитель дивизиона «Юг» «Русгидро» Валентин Стафиевский, член-корреспондент РАН Анатолий Дьяков (в 2000 г. возглавлял комиссию по приемке в эксплуатацию СШГЭС) и спецпредставитель президента России Игорь Юсуфов (министр энергетики в 2001–2004 гг.). Вайнзихер в субботу узнал о своем присутствии в списке от корреспондента «Ведомостей»; от комментариев он отказался, сказав, что должен изучить акт Ростехнадзора. Для Дьякова решение Ростехнадзора стало «полной неожиданностью». Удивлен тем, что включен в список, и Юсуфов: Минэнерго он возглавил в июне 2001 г., т. е. через год после сдачи СШГЭС в эксплуатацию. Связаться с Синюгиным и Стафиевским не удалось.

Еще 19 имен – в «Перечне лиц, несущих ответственность за предотвращение инцидентов и аварий на СШГЭС». В нем несколько топ-менеджеров владельца станции – государственной «Русгидро», включая и. о. предправления Василия Зубакина, члена правления Александра Толошинова (в 2002–2006 гг. возглавлял СШГЭС), члена правления, отвечающего за производство, Бориса Богуша, а также Николай Неволько (директор станции в 2006–2009 гг., после аварии переведенный на должность советника Зубакина) и Митрофанов. Богуш, как и Митрофанов, говорить с «Ведомостями» отказался. Связаться с остальными не удалось.

В действиях большинства этих людей, по мнению Ростехнадзора, есть признаки нарушения законов «О промышленной безопасности» и «О безопасности гидротехнических сооружений». По административному праву наказанием могут быть штрафы или запрет на занятие должностей, рассказывает партнер «Нерр Штифенхофер Лутц» Илья Рачков. Решение о возбуждении уголовных дел будут принимать правоохранительные органы, добавляет он: наказание по статье о нарушении правил строительства опасных объектов, к примеру, составляет до семи лет лишения свободы.

Что дальше

Кадровые решения будут «обязательно», пообещал министр энергетики Сергей Шматко: «Конкретную меру ответственности будут определять следственные органы». Сам Шматко отметил лишь Зубакина, сказав, что непосредственно его вины в аварии нет, «вопрос в том, как работала система». Представитель Следственного комитета при прокуратуре (СКП) отказался от комментариев. Сразу после аварии СКП возбудил уголовное дело по статье 143 (нарушение правил охраны труда). Акт Ростехнадзора не является юридическим документом, имеющим значение для следствия, оно будет опираться на результаты проводимых экспертиз, говорит источник в прокуратуре.

В субботу акт Ростехнадзора и план восстановления ГЭС рассматривала комиссия во главе с вице-премьером Игорем Сечиным. Возможные отставки и другие санкции на совещании не обсуждались, уверяют четверо его участников. План восстановления ГЭС комиссия утвердила: до декабря 2010 г. планируется починить и запустить во временную эксплуатацию четыре агрегата (3-й, 4-й, 5-й и 6-й), но в итоге заменены будут все 10 машин, рассказал один из собеседников «Ведомостей». Оборудование будут изготавливать «Силовые машины», первые пять агрегатов должны быть запущены в марте 2013 г., остальные – до декабря 2014 г.

Подготовка ТЭО по восстановлению СШГЭС заканчивается, оценка будущей сметы – около 40 млрд руб.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать