Статья опубликована в № 4060 от 21.04.2016 под заголовком: Россия не должна

В решении окружного суда Гааги по делу ЮКОСа нет никакой политики

Россия выиграла апелляцию на $50 млрд по формальным причинам

Окружной суд Гааги в среду отменил решение постоянной палаты третейского суда, обязывавшее Россию уплатить $50 млрд бывшим акционерам компании ЮКОС. По мнению окружного суда (решение вывешено на сайте), международный арбитраж, присудивший бывшим акционерам ЮКОСа $50 млрд, не имел полномочий проводить разбирательство об иностранных инвестициях на основе договора к Энергетической хартии (ДЭХ).

Россия подписала, но не ратифицировала ДЭХ, пишет окружной суд. В этой ситуации важны статья 26 (о разрешении споров между страной и иностранным инвестором; она позволяет обращаться в международный арбитраж) и статья 45 (указывает, что подписавшая договор страна соглашается на его временное, до ратификации, применение – в той мере, в какой такое применение не противоречит ее конституции, законам или нормам).

Россия не собиралась получать от ЮКОСа неуплаченные налоги, а охотилась на саму компанию, решил арбитраж в Гааге

Окружной суд провел анализ российского законодательства, изучил мнения российских экспертов (в их числе – бывший судья Конституционного суда Марат Баглай и профессор МГУ Антон Асосков) и пришел к выводу, что рассмотрение спора в арбитраже противоречило российскому законодательству: «Чтобы российское государство могло участвовать в арбитраже, должна существовать правовая норма, одобренная (ратифицированная) парламентом. Такой правовой нормы нет ни в общем смысле, ни конкретно для данного дела, поскольку российские законодатели не ратифицировали ДЭХ». Поэтому при временном применении ДЭХа нельзя использовать положение о рассмотрении спора в арбитраже, делает вывод окружной суд: третейский суд был неправомочен рассматривать дело ЮКОСа. Арбитраж еще в 2009 г. решил, что российская сторона в начале 2000-х гг. совершила полномасштабную атаку на ЮКОС и ее бенефициаров с целью обанкротить компанию и завладеть активами, удалив ее руководителя Михаила Ходорковского с политической арены.

Окружной суд отменил это промежуточное решение арбитража – о приемлемости жалобы акционеров ЮКОСа – и отказался от оценки прочих доводов российской стороны: например, что истцы – это компании-пустышки, которые контролируются гражданами России, а значит, не могут считаться иностранными инвесторами и рассчитывать на защиту ДЭХа. Человек, близкий к российской команде защитников, говорит, что сработала аргументация, которая использовалась еще при обсуждении решения о подсудности спора арбитражу: «Суд подрубил корни этого решения, а за ним рухнуло все дерево».

Готовясь к апелляции, российская сторона смогла развить и усилить уже звучавший аргумент, сказал адвокат Double Bridge Law Сергей Усоскин: публично-правовая природа спора определяется не только его квалификацией по Гражданскому кодексу (на что ссылались юристы ЮКОСа), но и концентрацией публично-правового элемента в самой природе спора. России очень помогло то, что в последнее время и Высший арбитражный, и Верховный суды несколько раз разбирались в этом вопросе.

Миноритарий ЮКОСа GML подаст в Гааге апелляцию на решение окружного суда, заявил ее директор Тим Осборн. Бывшие акционеры намерены продолжать и процесс исполнения решения арбитража в шести странах: Бельгии, Франции, Великобритании, Германии, США и Индии. Во Франции и Бельгии местное законодательство позволило акционерам сразу арестовывать российские активы.

Теперь суд в каждой юрисдик­ции, где бывшие акционеры ЮКОСа пытаются взыскать компенсацию с России, будет сам решать, продолжать ли ему процесс, объяснили юристы, представляющие GML. Вчерашнее решение может быть обжаловано в двух вышестоящих инстанциях – апелляционном суде и верховном суде Нидерландов.

Решение окружного суда Гааги не отменяет автоматически вынесенные в других странах решения о его исполнении, соглашаются в пресс-службе Минюста, но дает весомые преюдициальные основания ходатайствовать об отмене признания и исполнения арбитражных решений в странах, где уже выдана экзекватура, и делает практически неисполнимыми арбитражные решения в государствах, где процессы продолжаются или не начались. В Нидерландах арбитражные решения уже стали неисполнимы, уточняет Минюст.

Обжалование займет около двух лет и вряд ли к чему-то приведет, предупреждает принципал Golo­lobov & Co Дмитрий Гололобов: должно быть железобетонное основание. Решение арбитража еще можно пытаться исполнить в некоторых странах, есть крайне противоречивая практика исполнения отмененных арбитражных и третейских решений, но ничего серьезного точно не выйдет. Дело ЮКОСа по факту закрывается, уверен Гололобов.

Остаются еще 2 млрд евро, присужденные всем акционерам компании, но эту тему Россия легко решит через Конституционный суд и гибкую позицию Евросоюза, уверен эксперт. Группа GML утратила основной и практически единственный рычаг давления на Россию, констатирует он.

«Запад решил ослабить давление. Мои друзья продолжат противостояние. Я же шел и иду к смене режима другим путем», – прокомментировал решение суда бывший руководитель ЮКОСа Ходорковский.

В Кремле приветствуют решение окружного суда Гааги, сказал 20 апреля пресс-секретарь президента Дмитрий Песков: «Мы прекрасно понимаем, что это не конец истории. Работа будет продолжаться в самых разных юрисдикциях. Мы исходим из того, что во всех странах будет прекращение исполнительного производства».

С пресс-секретарем солидарен министр финансов Антон Силуанов: решение прежде всего означает отсутствие оснований для арестов имущества России за рубежом, попытки которых периодически предпринимались ранее.

Западный дипломат на условиях анонимности сказал «Ведомостям», что не видит в решении политики: «Это судьи, они независимые и в Европе, и в США. Всем всегда мерещатся заговоры, но такого здесь нет, я не вижу».

«Просто очень профессионально и, возможно, нестандартно сработали наши юристы, – заключает гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. – Нашли аргументы, которые были достаточно весомыми, чтобы принять такое решение. Не думаю, что где-то в Европе некий тайный масонский орден решил отозвать иск ЮКОСа, так система не работает. Но то обстоятельство, что это произошло сейчас, хотя можно было затянуть и отложить процесс, мне кажется, создает определенный позитивный фон, чтобы добиться каких-то результатов».