Статья опубликована в № 4118 от 18.07.2016 под заголовком: С чувством подавленности

Провал переворота поможет Реджепу Эрдогану укрепить единоличную власть

Резких изменений во внешней политике Турции эксперты не ожидают
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Попытка переворота произошла в Турции в ночь на субботу, когда президент Реджеп Тайип Эрдоган отдыхал в Мармарисе. Военным удалось на несколько часов взять под контроль аэропорты в Анкаре и Стамбуле, центральные площади и вокзалы, заблокировать оба моста через Босфор, военные вертолеты атаковали генштаб, штаб-квартиру разведки и другие правительственные здания. Мятежники даже успели распространить заявление о взятии власти, пообещав «бороться за демократию и права человека», о которых забыло правительство Эрдогана. Президент в ответ обратился к народу по видеосвязи, призвав людей выйти на улицы.

К утру стало ясно, что путч не удался. В воскресенье число арестованных военных, судей и прокуроров, подозреваемых в участии в перевороте, достигло 6000 человек, сообщило Reuters. В частности, были арестованы командующий авиабазой «Инджирлик», которую для своих операций используют США, генерал Бекир Эркан Ван и еще более 50 высокопоставленных офицеров. Министр юстиции Турции Бекир Боздаг заявил, что аресты будут продолжены. В результате столкновений с обеих сторон погибло около 300 человек. Вдохновителем мятежа Эрдоган объявил писателя, бывшего имама и проповедника Фетхуллаха Гюлена, проживающего в США, и призвал американского президента Барака Обаму выдать его Турции. Гюлен свою причастность к попытке переворота опроверг.

Против мятежников выступили и западные лидеры. Белый дом распространил заявление Обамы о поддержке «демократически избранного» правительства. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков в ночь на субботу выразил надежду на то, что ситуация разрешится «легитимным путем». А сам Путин уже в воскресенье позвонил Эрдогану и пожелал ему «скорейшего восстановления устойчивого конституционного порядка и стабильности». Лидеры также условились встретиться в середине августа, сообщило турецкое агентство Anadolu, возможность такой встречи подтвердил «РИА Новости» и Песков.

Кто еще поддержал

Представитель канцлера Германии Ангелы Меркель, комментируя ситуацию в Турции, призвал уважать демократический порядок и защищать человеческие жизни. В поддержку властей Турции выступили представители Евросоюза Дональд Туск, Жан-Клод Юнкер и Федерика Могерини.

Пытавшиеся свергнуть Эрдогана военные (возглавлял путч экс-командующий ВВС Акын Узтюрк) действительно сторонники Гюлена, они присутствовали в армии с 1990-х гг., поясняет профессор университета Bilkent в Анкаре Онур Ишчи. Эрдоган сам способствовал их продвижению по службе в период, когда работал с Гюленом в тандеме. Причиной их разлада стало то, что близкие к Гюлену прокуроры начали арестовывать людей из окружения Эрдогана по обвинению в коррупции. «В августе каждый год военные получают свои новые назначения. Поговаривали, что Эрдоган в этом году уберет оставшихся в армии сторонников Гюлена, а они захотели его опередить. Это последняя попытка сторонников Гюлена вернуть власть, используя ресурс турецкой армии, главным образом воздушные силы и полицию», – резюмирует Ишчи.

Недовольство Эрдоганом среди военных и части политического истеблишмента зрело давно, многих пугало его стремление поменять конституцию и усилить роль президента, говорит советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина. В вину ему ставили также посягательство на светский характер государства и провалы во внешней политике. Но армия ослаблена предыдущими репрессиями, путч был плохо подготовлен, действия путчистов раскоординированы и больше похожи на нахрап, им недоставало поддержки как в высших военных кругах, так и снизу, считает эксперт. При этом угроза режиму, по ее мнению, была серьезной, власть висела на волоске, оттого и реакция Эрдогана будет жесткой: пострадают и те его политические противники, кто не имел отношения к заговору. «Возможно, мы увидим дальнейшее ущемление свобод и увеличение авторитарной власти Эрдогана», – полагает Супонина, не исключая перемены во внешней политике и некоторое сближение с интересами России.

У Эрдогана в Турции действительно много противников, соглашается руководитель Международного центра обороны и безопасности Мэттью Брайза, не исключающий, что некоторые из них действительно могли быть сторонниками Гюлена. Теперь Эрдоган будет двигаться к изменению политической системы и конституции для превращения президента в наиболее влиятельную фигуру, к чему он давно стремится, полагает он. Сильных изменений во внешней политике эксперт не предвидит, если Эрдоган не решится пойти на обострение отношений с Вашингтоном из-за Гюлена.

В подготовке статьи участвовала Нина Ильина

Читать ещё
Preloader more