Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 4292 от 31.03.2017 под заголовком: Протест вместо выборов

Активнее всего 26 марта протестовали там, где была низкая явка на выборы

А мобилизация протеста шла по горизонтали, выяснили аналитики

Наиболее высокой протестная активность 26 марта оказалась в регионах, продемонстрировавших более низкую явку на выборах в Госдуму-2016. Об этом говорят результаты исследования, проведенного агентством Sigma Expert с использованием big data для анализа трендов. Для оценки количества митингующих было взято среднее арифметическое между данными МВД и оценками самих организаторов. Выяснилось, что в 9 из 10 городов с наибольшей долей участников митинга (в процентах от общего числа жителей) явка на выборы была ниже средней по стране. То есть чем ниже была явка в сентябре 2016 г., тем активнее люди митинговали в марте 2017 г. Среди лидеров по этому показателю – Смоленск, Комсомольск-на-Амуре, Чита, Владивосток, Пермь (см. таблицу). Из общего тренда выбиваются Махачкала, где доля участвующих в митингах стала одной из самых высоких, но явка была высокой (88%), Самара, Ростов-на-Дону.

Махачкала – зона электоральной аномалии, поясняет эксперт по выборам Андрей Бузин, при большой явке есть доказанные случаи ее 10-кратного завышения. Но в целом такое соотношение закономерно: с советских времен неучастие в выборах было формой протеста. Эксперт Комитета гражданских инициатив Николай Петров отмечает, что список городов с высокой митинговой активностью во многом совпадает с топом «рейтинга напряженности», который составляют в КГИ. Это объяснимо: там присутствуют города-миллионники с традиционно активным населением либо регионы, где недавно сменились губернаторы и есть внутриэлитные конфликты и социально-экономические раздражители, замечает он.

Использование big data также позволяет получить представление о способах мобилизации протеста. В отличие от зимы 2011–2012 гг., когда Facebook был основной площадкой, в 2017 г. главным инструментом мобилизации стала сеть «В контакте», отмечает руководитель Sigma Артем Булатов: из 20 городов с крупнейшими митингами соответствующие группы в Facebook были созданы не более чем в половине, зато во «В контакте» – везде. Примечательно, добавляет он, что о митинге 26 марта не говорили топовые блогеры – кроме самого Алексея Навального.

Анализ поведения в сети участников сообществ по организации митингов в семи городах не позволяет говорить об их устойчивых политических предпочтениях. У каждого в среднем около 20 подписок на паблики, а в топ вошли «Команда Навального» (читают 5,25% участников), сам Навальный (4,64%), а также «Лентач» (4,79%), «Новости с овощебазы»(4,17%) и MDK (2,75%). В целом разброс интересов довольно высок – участников интересуют новинки музыки, науки, кино и киберспорта. Эти цифры показывают, что устойчивый интерес к общественно-политическим пабликам демонстрировали 5–15% заявивших о себе участников митингов. Вероятно, среди всех остальных информация расходилась уже горизонтально в более узких и доверенных группах посредством чатов WhatsApp и Telegram, заключает Булатов.

Пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш говорит, что «взрывной» эффект мартовской акции стал неожиданностью для его команды: ничего такого заранее не планировали, идея выйти на улицу была спонтанной реакцией на молчание власти. Во многих регионах заявки подавали самостоятельно, там даже штабов еще не успели создать – «некоторых из этих людей мы до сих пор не знаем», признается она. Сначала страничку московского митинга привычно создали в Facebook и, лишь когда необычно много людей собралось в митинговом аккаунте «В контакте» в Санкт-Петербурге, аналогичную создали и в Москве.