Статья опубликована в № 4296 от 06.04.2017 под заголовком: Протестные акции наполовину одобрены

Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

Протест вновь, как и в 2011–2012 годах, находит социальную поддержку, считает эксперт
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Действия людей, вышедших 26 марта на массовые акции протеста против коррупции во власти, одобрили 38% россиян (см. график), следует из свежего опроса «Левада-центра». Те же 38% респондентов считают, что граждан подтолкнуло к этому накопившееся недовольство положением дел в стране, а 36% объясняют митинги стремлением выразить возмущение коррупцией. Всего 24% полагают, что участники акций получили за протестные действия деньги.

О протестах, прошедших 26 марта по всей России, «хорошо знают» или хотя бы «что-то слышали» более 60% опрошенных. Тот же опрос зафиксировал резкое падение одобрения деятельности председателя правительства Дмитрия Медведева, который был основным антигероем этих митингов: за месяц его личный рейтинг снизился на 10 процентных пунктов, а рейтинг правительства – на 6 п. п.

Интерес к митингам сейчас гораздо ниже, чем во время акций 2011–2012 гг., хотя мотивы участия примерно те же, говорит замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин. Тогда, кроме того, одобряющих протесты было в два с лишним раза больше, чем не одобряющих, сейчас уровень одобрения и неодобрения примерно одинаков, продолжает он: «А в 2014–2015 гг. уровень неодобрения протестов был, предполагаю, в 2 раза выше их одобрения».

Мобилизация общества спадает, но уровень доверия к власти все равно выше, чем был в 2013 г., констатирует социолог: «Ниспадающий тренд одобрения деятельности правительства и органов власти идет с 2015 г. Сейчас спусковым крючком для изменения настроений стал фильм Фонда борьбы с коррупцией о Медведеве. Отношение к Путину не меняется, а одобрение Медведева упало на 10 п. п. именно за счет фильма».

Гражданкин сообщает, что узнаваемость Навального и возможное голосование за него как кандидата в президенты достигли максимума: если в апреле 2011 г. его знали 6% и лишь 2% готовы были поддержать, то сейчас его знают 55% и порядка 10% могли бы за него проголосовать, а 2% говорят об этом с уверенностью. «Пока можно говорить о равновесии сторонников и противников протеста. Если власть не будет принимать контрмер, число сторонников [протестных акций] снова может вырасти. В свое время, чтобы сбить волну, запустили [ряд телефильмов] «Анатомию протеста» и суды, пока же пропагандистская артиллерия не развернута, но ничего не мешает сделать это снова», – резюмирует Гражданкин.

В правительстве от официальных комментариев по поводу падения рейтинга премьера воздержались. «Рейтинг правительства и председателя традиционно ниже президентского, потому что именно правительство принимает непопулярные экономические решения. Поэтому к колебанию рейтинга в Белом доме относятся спокойно», – объяснил «Ведомостям» собеседник в аппарате правительства.

Стоит напомнить, что представители высшего руководства страны реагировали на протесты 26 марта весьма осторожно. Президент Владимир Путин сказал, что вопросы борьбы с коррупцией должны быть в центре внимания общественности, но он не считает правильным, когда какие-то политические силы пытаются использовать в своих корыстных интересах этот инструмент для самораскрутки перед выборами. Медведев заявил, что задача Навального – вытащить людей на улицы и добиться своих политических целей. А председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила, чтобы власть прислушалась к протестующим и вела с ними диалог.

Цифра в 38% одобряющих протесты 26 марта нуждается в проверке, однозначно говорить, что формируется новая протестная волна, не стоит, полагает политолог Константин Костин: «Если посмотреть на динамику 2011–2012 гг., то чем меньше была численность акций, тем больше людей считало нормальным, если кто-то выходит заявлять о своих правах. Даже майдан ситуацию не изменил, хотя во время крымской мобилизации упала готовность выйти на акции».

Делать выводы о президентской кампании из данных «Левада-центра» тем более сложно, продолжает Костин: «На нынешние акции вышел протестный актив, добавились те, кто требовал решения местных проблем, плюс была ситуативная реакция молодежи». Сомневается Костин и в том, что узнаваемость Навального достигла 55%.

Политолог Александр Кынев считает цифру в 38% одобрения митингов колоссальной, но призывает к скепсису – в медиа, из которых получает новости большинство населения, точка зрения на протесты только критическая.

Протест вновь социально одобряем, полагает политолог Аббас Галлямов: «В первую очередь это на руку системной оппозиции, которая в отличие от Навального будет присутствовать в бюллетенях. Ей только остается усилить протестную риторику и наблюдать за ростом рейтингов». Но и у Навального есть повод для оптимизма: если такое количество людей не исключает для себя голосования за него, то счет тем, кто по его призыву готов будет выйти на площадь, может пойти на миллионы, продолжает эксперт: «Если власть продолжит совершать те же ошибки – например, премьер в день протестов пишет, что хорошо покатался на лыжах, или власть ставит в центр повестки тему незаконности акции 26 марта и тут же сама демонстративно нарушает закон, организуя мероприятия, – готовых протестовать станет еще больше».

Путину выгодны аполитичность и быстрый ход президентской кампании, уверен Галлямов: «Политизация работает против власти, мода на протест возвращается, властям сейчас чем меньше политики, тем лучше». В сентябре на региональных выборах протестная повестка только укрепится, думает эксперт.

До выборов далеко, представить, что всплеск протестов продержится год, можно, но это маловероятно, говорит политолог Михаил Виноградов: «38% показывают, что коррупция вызывает отклик и у критиков власти, и у лоялистов и позволяет оппозиции бороться за симпатии лоялистов. Но смогут ли протестующие сохранять интерес к себе и разлом в обществе – вопрос». Если смогут, это приведет к росту явки и снижению показателей власти, вернется тактика 2011 г. – голосовать за любую партию, кроме правящей, продолжает он, чем могут воспользоваться политики вроде Евгения Ройзмана в Екатеринбурге. «Но люди не следят за другими территориями, – уверен Виноградов. – И хотя соблазн использовать выборы, к примеру, в Свердловской области как образец открытости есть, не факт, что это заинтересует москвичей или петербуржцев».

Читать ещё
Preloader more