Никита Белых: «Все, что я попытаюсь сказать, будет перевернуто с ног на голову»

Бывший кировский губернатор объяснил, зачем признался следователям в получении денег
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В заявлении, написанном бывшим губернатором Кировской области Никитой Белых сразу после задержания с поличным в московском ресторане Lotte Plaza, он сообщил, что договорился о встрече с владельцем Нововятского лыжного комбината и УК «Лесхоз» Юрием Судгаймером для передачи денег, которые были нужны на благоустройство города перед выборами. Заявление было зачитано в среду на очередном заседании суда по делу экс-губернатора, обвиняемого во взятке. Сам он заявил, что не видит в этом заявлении противоречий со своими показаниями в суде, где он говорил, что не знал о наличии денег в пакете с вином, переданном Судгаймером. При этом в показаниях, данных Белых в Следственном комитете уже в статусе подозреваемого, говорится, что он знал о том, что Судгаймер должен передать ему деньги.

В ходе допроса в суде Белых рассказал, что 24 июня 2016 г. был в Москве в рабочей командировке – с утра встретился с министром финансов Антоном Силуановым, потом было еще несколько встреч, после чего он приехал на «плановую рабочую встречу» с Судгаймером. По словам Белых, он ждал бизнесмена в лобби-баре, но потом ему сказали, что тот ждет его в ресторане. Судгаймер поздравил губернатора с днем рождения и протянул пакет с бутылкой вина. «Купюры там не торчали», - сказал Белых, пояснив, что не стал заглядывать в пакет, поскольку это «неприлично». «Для меня это рутинная вещь. Я не пью. Поэтому не имело смысла брать бутылку, рассматривать ее, а потом говорить, что я не пью». О том, что в пакете деньги, Судгаймер, по словам подсудимого, не говорил. Они обсудили рабочие вопросы, после чего направились к выходу, где обоих задержали. Белых подчеркивал на суде, что он был уверен, что это операция по задержанию Судгаймера, поскольку тот неоднократно говорил, что у него есть проблемы с российскими правоохранительными органами.

Прокурор заявила, что видит противоречия между словами Белых, сказанными в суде и написанными в заявлении. Судья поинтересовалась, для чего Белых написал это заявление. Он думал, что жертва – Судгаймер, и хотел ему помочь, ответил подсудимый. «То есть вы вводили правоохранительные органы в заблуждение?» – спросила судья. Белых сказал, что попытался объяснить, что это могли быть за деньги: «Может быть, я к людям отношусь лучше, чем они заслуживают, но у меня была задача объяснить, на что эти деньги предполагались. Цель была помочь Судгаймеру, которого, как я думал, снова задержали».

В своих показаниях в суде Белых настаивал, что не знал о намерении Судгаймера принести деньги, хотя они договаривались об оказании Судгаймером финансовой поддержки проектам по благоустройству, которые планировались перед выборами 2016 г. в Кирове. «Судгаймер и организаторы провокации, понимая, что я не возьму наличные деньги, придумали эту историю - подарочный пакет, бутылка вина. Единственное, до колбасы еще не додумались тогда. Шансов не взять пакет у меня не было», - заявил Белых. Когда его задержали, единственное, что он мог предположить относительно денег, – что это средства, которые должны были пойти на «благотворительность», а в заявлении он написал «правдивую версию с точки зрения своего предположения», добавил экс-губернатор: «Мне нужно было объяснить, что предположительно за деньги были в пакете, и я расписал, на что мы планировали их расходовать. Я не собирался эти деньги на встрече получать».

Белых также заявил, что его право на защиту после доставления в Следственный комитет было нарушено, поскольку номер адвоката был в его телефоне, но ему этот номер не сказали, а до бывшей жены он не дозвонился. В итоге Белых был предоставлен адвокат по назначению, который посоветовал ему повторить объяснения, данные в ресторане, что Белых и сделал. В этих показаниях, в частности, говорится, что они с Судгаймером созванивались несколько раз в течение месяца, так как Белых не хотел, чтобы другие лица участвовали в передаче денег, и что Судгаймер обещал ему на встрече передать 200 000 евро.

Задержанный также объяснил, что просил у предпринимателей помощи на программу благоустройства, причем речь шла о перечислении средств на счета кировского отделения Российского военно-исторического общества и фонда «Вятка». Судгаймер тоже согласился помочь, но говорил по телефону, что не может перевести деньги на счет, и предложил отдать их наличными, на что Белых согласился, говорится в показаниях.

Уже позже защитники Белых предъявили ходатайство, где пытались разъяснить свою позицию, но следствие его отклонило. «Значимость каких-то моментов, кроме денежных средств, я понял позднее, - заявил Белых. - Тогда я понял, что правда никого не интересует, что я еще до встречи был назначен взяточником и все процессуальные действия были направлены на закрепление этой цели - и я соответственно стал относиться и к следствию. <…> Для меня стало очевидно, что все, что я попытаюсь сказать, будет перевернуто с ног на голову. Предъявление эпизода с Ларицким и Щерчковым (по версии следствия, они были посредниками при передаче взяток и позже дали показания на Белых. - «Ведомости») развеяло любые сомнения в исходе дела. Этот эпизод - уже не провокация, а история о том, как можно выдавить из людей нужные показания и на что готовы некоторые люди, чтобы не отправиться в тюрьму».

В четверг в суде также допросили невесту Белых Екатерину Рейферт, которая познакомилась с ним весной 2016 г. Прокурор интересовалась, знает ли Рейферт о том, что Белых занимался благотворительностью, - та сказала, что он собирался построить храм в Кирове. Вопрос прокурора, рассказывал ли Белых невесте об инвестиционных проектах НЛК и УК «Лесхоз», удивил подсудимого: «Как вы себе это представляете? В рамках романтических отношений мы обсуждаем инвестиционные проекты УК «Лесхоз»?» Прокурор также расспрашивала свидетельницу о том, знакома ли она с коллегами Белых по работе и друзьями. Рейферт ответила, что была знакома с Щерчковым.

Отвечая на вопрос адвоката Белых Андрея Грохотова об этом знакомстве, она заявила, что Щерчков ей не понравился, поскольку был, возможно, пьян и отпускал сальные шутки. Когда задать вопрос свидетельнице предложили подсудимому, он спросил: «Екатерина Игоревна, вы согласны выйти за меня замуж?» «Кажется, что я не в суде уже, а в театре», - подытожила судья.

Читать ещё
Preloader more