Политологи об ответе Лондона на отравление Скрипаля: меры неприятные, но не фатальные

Однако точка еще не поставлена, в дальнейшем может быть объявлено о новых санкциях
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Британское правительство пришло к выводу, что Россия несет ответственность за покушение на убийство экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери и за создание угрозы жизни британских граждан в Солсбери. Произошедшее в Солсбери представляет собой незаконное применение силы Россией против Соединенного Королевства, заявила премьер-министр Великобритании Тереза Мэй.

Великобритания выдворяет 23 российских дипломатов, им предписано покинуть страну в течение недели. Все двусторонние контакты с Россией на высоком уровне решено приостановить. Направленное российскому министру иностранных дел Сергею Лаврову приглашение посетить королевство отозвано. На чемпионат мира по футболу в Россию от Великобритании не поедут ни чиновники, ни члены королевской семьи. Кроме того, объявлено, что могут быть заморожены активы российского государства - если будет существовать угроза жизни или имуществу граждан или жителей Великобритании. Лондон усилит досмотр частных самолетов и грузов из России.

Андрей Кортунов, гендиректор Российского совета по международным делам

Меры неприятные, но не фатальные. Самое главное - дверь для диалога не полностью закрыта: она призакрыта, но не захлопнута. Высылка дипломатов для нас дело привычное, но посла не высылают. Проверку самолетов и граждан тоже трудно считать непоправимым ущербом для наших отношений. На фоне давления со стороны парламента, СМИ и общественности на Мэй могло быть хуже. Поэтому возможности для контактов и обсуждений и остаются.

Великобритания связана своими союзническими обязательствами, нельзя объявить односторонние санкции, являясь пока еще членом Евросоюза и будучи членом НАТО. Однако это не конец истории. Возможно, сделали первый залп, чтобы посмотреть на реакцию России и дальше принимать решение о деэскалации или эскалации. Кроме того, британское руководство, возможно, чувствует, что юридически его позиция не идеальна. Во всех высказываниях Мэй есть элемент модальности. А англичане уже обжигались на этом: когда была война в Ираке, Тони Блэр тоже говорил о значительной уверенности. А это привело к конфузу. Видимо, эксперты не могут сказать, что у них нет сомнений в том, что это спецоперация России и что вещество создано в России.

Дальше многое будет зависеть от реакции Кремля. Через несколько дней выборы, и сейчас не самое удобное время, чтобы Кремлю демонстрировать гибкость или говорить, что была какая-то «неучтенка». Видимо, Россия в ответ также вышлет дипломатов и сделает еще какие-то заявления. Поэтому надо следить за риторикой Кремля и смотреть, будет ли она зажигательной или примирительной, - это покажет, хотят ли стороны развивать конфликт или постараются его купировать.

Евгений Минченко, руководитель компании «Минченко консалтинг»

Очевидно, что это не точка. Британцы готовятся к системному ответу. Россия же признана стратегической угрозой. Поэтому будет целая цепочка мер, а затем обращение к союзникам с предложением присоединиться к этим мерам. Дальше пойдет по нарастающей.

Ситуация и так очень плохая — они вышлют дипломатов, потом мы. Сложнее будут выдавать визы. Еще раз проверят всех российских домовладельцев в Великобритании. И непонятно, какой выход из ситуации. Вообще, речь Мэй принесла в России пользу тем политическим силам, которые считают, что Запад является антироссийским злом. В дискурс, что мы сопротивляемся иррациональной русофобии, внесен огромный вклад.

Глеб Кузнецов, руководитель экспертного совета Экспертного института социальных исследований

Есть знаменитая пометка на полях речи Черчилля: «Здесь аргументация слаба, повысить голос». В данном случае аргументации не было вообще, поэтому пришлось кричать. Тереза Мэй не представила ни единого сколько-нибудь осмысленного доказательства вины России. Она обвинила Россию в незаконном использовании государственного насилия, но не представила ни одного, даже притянутого за уши, доказательства. Даже лидер оппозиции Джереми Корбин отказался обвинять Россию и вступил в спор с Мэй. То есть однозначного мнения по этому вопросу нет даже в британском парламенте. Одно дело сказать что-то, но предпринять конкретные шаги при отсутствии доказательств — совсем другая история.

Редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов

Меры, объявленные Мэй, нельзя назвать умеренными - скорее, они рутинные и предсказуемые. Но никто не сказал, что этим все и исчерпывается. Так, некоторые меры не конкретизированы - например, усиление контроля над гражданами России может означать что угодно, вплоть до конфискации активов. Анонсированы и новые санкционные законы, но их содержание еще неизвестно и они могут быть очень неприятными. Похоже, это только начало.

Как Великобритания расследует отравление экс-полковника ГРУ

Читать ещё
Preloader more