Статья опубликована в № 4716 от 13.12.2018 под заголовком: Аррон Бэнкс: «Не было никаких русских денег»

Чьи деньги тратил Аррон Бэнкс на Brexit – русские или свои

Британский бизнесмен вложил 8 млн фунтов в кампанию за выход из ЕС. Следователи ищут, откуда деньги, а противники Brexit видят в этом аргумент в пользу повторного референдума
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Аррона Бэнкса называют одним из тех, кто изменил ход истории и сделал Brexit возможным. Он вложил почти 8 млн фунтов в кампанию за выход Великобритании из ЕС. Это, похоже, крупнейшее единоразовое частное пожертвование в политической истории Великобритании, поражались английские СМИ. Бэнкс не только давал деньги, но и был одним из организаторов агиткампании за Brexit и привлек к ней скандально известную фирму Cambridge Analytica.

Теперь Бэнкса подозревают в том, что у него не было 8 млн фунтов – якобы он получил их от русских. В июле, начитавшись таких обвинений в британских газетах, парламентский комитет по цифровому развитию, культуре, СМИ и спорту начал расследование. Депутаты пришли к выводу, что происхождение средств и впрямь неясно. С их подачи Бэнксом заинтересовалась избирательная комиссия. Она решила, что Бэнкс и финансируемые им организации, борющиеся за выход из ЕС (главным образом Leave.EU), пытаются скрывать истину о финансовых транзакциях, предоставили обязательные отчеты неполно или неверно составленными. Еще одна претензия – часть средств могла прийти от контролируемой Бэнксом компании Rock Holdings. Она зарегистрирована на острове Мэн, поэтому не имеет права спонсировать политические кампании в Великобритании.

Бэнкса обвиняют и в том, что он умалчивал о встречах с российскими дипломатами. Поначалу он утверждал, что один-единственный раз встречался с российским послом в его резиденции за ланчем с водкой и бренди в ноябре 2015 г. В июне этого года он заверил членов парламента, что встреч было «две или три». Потом в интервью The New York Times заговорил о четырех.

The Observer настаивала, что у Бэнкса встреч было по меньшей мере семь, а команда Leave.EU – движения, ведущего кампанию по выходу из ЕС, которую он спонсирует, – встречалась с сотрудниками российского посольства минимум 11 раз до референдума и в течение двух месяцев после него.

С 1 ноября дело Бэнкса и Leave.EU расследует NCA – Национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании.

Делу дан ход весьма вовремя. Brexit входит в решающую фазу. ЕС и Великобритания одобрили 585-страничное соглашение о выходе из ЕС. Его должен ратифицировать британский парламент, но 10 декабря премьер-министр Тереза Мэй отложила голосование, опасаясь, что депутаты не одобрят сделку с Брюсселем. Вечером в среду, 12 декабря, парламентские консерваторы собирались вынести на голосование вотум недоверия Мэй. История Бэнкса может стать одним из инструментов, с помощью которых может быть потоплен Brexit и проведен новый референдум о выходе из ЕС.

Если так пойдет и дальше, то его имя всплывет в расследовании прокурора Роберта Мюллера, шутит FT. Тем более что Бэнкс ездил в США, активно агитировал перед выборами за Дональда Трампа, который представлял его сторонникам как «Мистера Brexit», которому удалось поднять с колен Великобританию.

А пока Бэнкс понес первые потери. Его страховую компанию и движение Leave.EU в начале ноября оштрафовали в общей сложности на 135 000 фунтов. Власти решили, что страховщик не имел права использовать свою базу клиентов, чтобы делать рассылку Leave.EU с агитматериалами за выход из ЕС.

Бэнкс про Путина

«Он националист в том смысле, что в первую очередь думает о своей стране, а потом уже об остальных <...> Я обожаю его силу как политика, но не обязательно всю его политику», – рассказывал Бэнкс в беседе с New Statesman. На замечание журналиста, что Путин использует силу для борьбы с диссидентами, нечестных выборов и закрытия независимых СМИ, Бэнкс заметил: «Знаете, слова «независимые СМИ» не несут никакой смысловой нагрузки. [Руперт] Мердок контролирует все наше эфирное телевидение и большинство наших газет <...> Может, [Путин] делает то же самое чуть более брутально». На вопрос о Крыме и Украине парировал: «Это естественная реакция на то, что творил Запад <...> У русских есть своя сфера влияния, как и у прочих».

Как Бэнкса выгнали из школы

С чего это мультимиллионера так заботят бедняки, спрашивают Бэнкса. В ответ он рассказывает о своем деде, простом шахтере. Он бы упомянул об отце, но не может: тот был человеком зажиточным. Бэнкс появился на свет в 1966 г. в Великобритании в семье управляющего сахарными плантациями.

Бэнкс с матерью жили то в графстве Гэмпшир, то у отца в ЮАР, Кении, Сомали и Гане. Когда Бэнксу исполнилось 13 лет, Африку он стал видеть только на каникулах: его определили в престижную среднюю школу Крукхэм-Курт в Беркшире. Название это прогремело на всю Англию. В 1989 г. школу закрыли из-за сексуального скандала. Четыре учителя получили срок за приставания к мальчикам. 23-летнему Бэнксу уже тогда ничего не стоило пойти против общественного мнения. Он публично заявил, что сохранил самые теплые воспоминания о школьных годах, и выступил свидетелем в защиту владельца и завуча школы Филима Кадмена. Не помогло: того приговорили к шести годам тюрьмы.

Самого Бэнкса за пять лет до суда выгнали с позором из Крукхэм-Курт из-за проснувшейся страсти заработать много денег – и заработать любой ценой. Все его подвиги до сих пор не обнародованы. Одно из обвинений: он крал свинцовые детали с крыши школы и продавал на металлолом. Учеба в колледже Св. Варфоломея в Ньюбери (Беркшир) кончилась так же – исключением. На этот раз подросшего Бэнкса выгнали за масштабный загул по пабам, закончившийся экстремальным вождением машины. В университет он решил не поступать и подался в коммивояжеры. Торговал картинами, пылесосами и в конце концов принялся продавать дома. «Я был неплох в искусстве убедить людей купить то, что они покупать не хотели», – цитирует его журнал New Statesman.

В какой-то момент он, вдохновленный Маргарет Тэтчер, вступил в ряды молодежного крыла тори «Молодые консерваторы» и попытал счастья на муниципальных выборах в Бейзингстоке (Гэмпшир). Чтобы покорить сердца избирателей, он завел лабрадора и брал его на встречи. Но проиграл: округ считался лейбористским. Больше в выборах он не участвовал ни разу. Главная прибыль с той авантюры – знакомство с будущей женой, учительницей по имени Каролина, тоже состоявшей в «Молодых консерваторах».

Пара поженилась, когда Бэнксу исполнился 21 год, хотя ее отец был категорически против: «Ее родители хотели видеть дочь замужем за сельским стряпчим или еще кем-то с карьерными перспективами. Когда я спросил ее отца (дантиста), могу ли я взять его дочь в жены, он ответил «нет». Помню, написал ему ужасное письмо, где между строк читалось «да кем ты себя возомнил!» (цитата по New Statesman).

Будущий тесть недооценил жениха. Сосед нашел Бэнксу вакансию в Lloyd’s в Лондоне, и за семь лет он дорос до помощника андеррайтера, после чего его переманили в Norwich Union управлять отделением в Бристоле. Позже он около года работал консультантом Berkshire Hathaway. В его офисе на стене висят $5 с подписью Уоррена Баффетта и свидетельство о владении одной-единственной акцией Berkshire Hathaway. Бэнкс с десяток лет назад купил ее за $83 000, сейчас за нее можно выручить больше $200 000.

Но Бэнкс никак не член корпоративной команды. Он слишком нетерпелив, нетерпим и неортодоксален, пишет New Statesman. «Чем старше я становился, тем лучше понимал, что от тупиц никуда не скрыться», – говорил Бэнкс корреспонденту издания. Поэтому он решил основать собственное дело и работать с людьми, которых подберет на свой вкус. Это тоже не принесло счастья.

Как Бэнкс начал богатеть

В 1998 г. Бэнкс снял небольшой офис над пекарней в Торнбери (Глостершир) и открыл компанию MotorCycle Direct. Она торговала по телефону страховками для байкеров. Через пару лет он продал компанию, по его словам, «за пару миллионов» и стал одним из основателей Commercial Vehicle Direct. «Очень быстро мы стали крупнейшим страховщиком автофургонов в стране, – хвастался он New Statesman. – Эта компания была поглощена Brightside, которая занималась различными видами страхования, от жизни до машин, от домов до животных». Сделка была оплачена акциями.

В 2011 г. в Brightside появились новые инвесторы и вскоре захотели продать всю компанию. Бэнкс был против. Конфликт закончился тем, что его выкинули с поста гендиректора. Новых хозяев поддержал даже приятель Бэнкса, коммерческий директор Brightside Джон Гэннон, с которым они некогда вместе запускали бизнес. Бэнкс и Гэннон отправились пообедать и обсудить, как им теперь жить. «Могу ли я что-то сделать для тебя, чтобы тебе стало лучше?» – спросил Гэннон. «Да, – ответил Бэнкс. – Мечтаю врезать тебе по роже». Гэннон в шутку подставил левую щеку, и – бам! – «я влепил ему изо всех сил, он повалился как мешок с цементом» (цитата Бэнкса по New Statesman). Обед прошел в молчании. Гэннон не отнимал пакета со льдом от щеки.

В 2014 г. Brightside была поглощена фондом AnaCap. Через полгода Бэнкс основал новую компанию, с брендом GoSkippy, и принялся сманивать лучших работников Brightside. Бывшим коллегам он рассылал гневные мейлы с обвинениями, что они «вонзили ему нож в грудь», и пугал, что Brightside пойдет ко дну. Вдобавок придрался к нюансам покупки новыми инвесторами акций и процедуре своего увольнения и подал ряд исков против компании. Дело кончилось досудебным урегулированием с выплатой Бэнксу не менее 1 млн фунтов – во всяком случае, так он уверял New Statesman.

Обезоруживающе искренний, с отличным чувством юмора, при этом крайне вспыльчивый. Очаровательный, харизматичный, довольно популярный в тусовке страховщиков. Но известный забияка. Если решит, что вы перешли ему дорогу, начнет палить по вам из всех орудий – так описывали Бэнкса знакомые.

Сейчас бизнес-империя Бэнкса состоит как минимум из страховой группы, долей в нескольких алмазных копях и ряда разношерстных активов.

Почему жену Бэнкса считают шпионкой

Разбогатев, Бэнкс обзавелся двумя домами в графстве Глостершир, один из которых был куплен у музыканта Tubular Bells Майка Олдфилда (известен по альбому Tubular Bells и песне Moonlight Shadow), и одним в Претории, где часто бывает по делам. Он увлекается сквошем, гольфом и особенно стрельбой. Его Facebook пестрит фотографиями из ЮАР с пистолетом девятимиллиметрового калибра и помповым ружьем. Он владеет скаковыми лошадьми. Бегает Лондонский марафон, состоит в Королевском автомобильном клубе (RAC, основанная в 1897 г. организация по поддержке автоспорта). Занимается благотворительностью. Участвовал в авторалли East African Safari Classic Rally, чтобы собрать деньги для фонда принца Гарри Sentebale, помогающего детям Лесото, дал денег на постройку детского госпиталя в Белизе и основал Love Saves the Day – благотворительный фонд, финансирующий микропроекты женщин в Лесото.

От первой жены у него две взрослые дочери. В 2001 г. он женился во второй раз и завел еще троих детей. Если первая супруга, бывшая сельская учительница, могла вызывать симпатии у британцев, то вторая только подливает масла в огонь слухов. Модель и актриса Катя (Екатерина Падерина) родом из Екатеринбурга. Катя приехала в Англию в 1990-х, чтобы учиться маркетингу в Университете Портсмута, и так и осталась в стране. Просрочив визу, она вышла замуж за моряка торгового флота Эрика Батлера. Ему было 54 – ей вдвое меньше. Хотя брак продлился считанные месяцы, расследование, не был ли он фикцией, не окончилось ничем.

Позднее выяснилось, что оставить Катю в Англии попросил член парламента Майкл Хэнкок, который, по слухам, покровительствует молодым женщинам из Восточной Европы. Это плюс ее знание шести языков и то, что Екатеринбург некогда был закрытым для иностранцев городом, дали повод для пересудов желтой прессы, что она шпионка, рассказывает New Statesman. Тогда Бэнкс купил для ее машины номер KB2 SPY (ее инициалы и глагол «шпионить»). Потом на Рождество подарил Range Rover с номером X MI5 SPY, что звучит как «бывшая шпионка MI5». Как-то журналист спросил, была ли она связана с MI5. Катя посмотрела на него с недоумением и «опровергла»: «Я никогда не делала покупки в MFI!» (Она перепутала название разведки и сети мебельных магазинов.)

Как Бэнкс попал в политику

Бэнкс всегда поддерживал тори. Но в 2014 г. «крайне разочаровался» в Дэвиде Кэмероне. «Кэмерон встал у меня костью поперек горла <...> Он достаточно умен, чтобы получить первоклассное образование в политике и экономике в Оксфорде, и достаточно туп, чтобы не понять, какой вред приносит его политика. Под его управлением национальный долг удвоился, ключевая ставка свалилась к нулю, список богачей The Sunday Times удвоился, если не учетверился, а материальное положение обычных людей не улучшилось», – цитирует New Statesman.

В том же году партия UKIP показала ошеломляющие результаты на выборах в Европарламент – 24 из 73 мест британской квоты. Тори были в панике. Настал лучший момент, чтобы сменить политического фаворита. Бэнкс решил переметнуться в UKIP и договорился о ланче с лидером партии Найджелом Фараджем.

Эти двое быстро сумели найти общий язык. Вскоре Бэнкс стал ближайшим советником и собутыльником Фараджа.

Бэнкс объявил, что пожертвует UKIP 100 000 фунтов. Сумма немалая, и в одном из радиоинтервью экс-лидера консерваторов Уильяма Хейга попросили прокомментировать историю с Бэнксом. Хейг небрежно бросил, что никогда не слышал о таком бизнесмене. Бэнкс вышел из себя и увеличил сумму пожертвования на порядок: до 1 млн фунтов: «Теперь Хейгу придется узнать, кто я такой».

Смена лагеря не прошла даром. Бэнкс жаловался FT, что на вечеринки стало невозможно ходить, консерваторы допекают его упреками за уход в UKIP. Отец, старый тори, тоже пенял сыну за измену. Да и сама UKIP принесла одно разочарование. На всеобщих выборах в 2015 г. партия набрала почти 13% голосов. Но из-за мажоритарной избирательной системы в парламенте ей досталось только одно место. Раздраженный Бэнкс предложил пустить его к рулю UKIP: «Я заплатил 1 млн фунтов. Так что вы получите гендиректора стоимостью миллион фунтов в год задаром» (цитата по New Statesman). Предложение отклонили.

Тогда Бэнкс сосредоточился на борьбе за Brexit. Практически весь его бизнес либо в Великобритании, либо в Африке, так что выход из ЕС не должен сильно ударить по его компаниям. Главных борцов за Brexit было два: движения Vote Leave и Leave.EU. Первое напирало на экономические аргументы и идею суверенитета и обращалось к среднему классу. Именно Vote Leave избирательная комиссия Великобритании признала официальным рупором сторонников Brexit. Это дало ему ряд привилегий, например бесплатный эфир. Бэнкс, выбравший Leave.EU, был в ярости и чуть не подал в суд. Его остановила мысль, что это может отсрочить референдум.

Чтобы сформировать стратегию Leave.EU, Бэнкс нанял консалтинговую фирму из Вашингтона Goddard Gunster. Те заверили, что ключевая тема агитации – миграция. «Факты не работают, – вспоминал потом Бэнкс в беседе с New Statesman. – Кампания Remain [за сохранение членства в ЕС] упирала на факты, факты, факты, факты. Это не работало. Надо достучаться до людей эмоционально. Это путь к успеху Трампа». Кампания Leave.EU вообще очень похожа на агитацию Трампа. К тому же обоих консультировала компания Cambridge Analytica, ставшая позже героем скандальных публикаций о манипуляциях в соцмедиа. Leave.EU сделало упор на интернет-агитацию синих воротничков против миграции. Таким образом, они с Vote Leave работали на разную аудиторию. Но FT считает, что Бэнкс и Фарадж своей резкостью оттолкнули не меньше людей, чем привлекли.

Сколько денег может быть у Бэнкса

The Sunday Times считает, что состояние Бэнкса – 250 млн фунтов. Сам Бэнкс говорил о 100 млн фунтов. FT не верит ни одной из этих цифр и говорит о нескольких миллионах.

Бэнкс писал в Twitter, что основал и продал компанию Brightside за 145 млн фунтов. Но по данным FT, вся компания была оценена в 127 млн фунтов, а последний крупный пакет в Brightside Бэнкс продал в феврале 2013 г. за 6,16 млн фунтов, еще до поглощения со стороны AnaCap. По подсчетам интернет-издания OpenDemocracy, за весь свой пакет Бэнкс мог выручить 22 млн фунтов.

«Я был основателем NewLaw, и она была продана» – еще одна версия Бэнкса, откуда деньги. Но по данным Companies House, у Бэнкса никогда не было более 5% в солиситорской фирме NewLaw Legal. Он избавился от своего пакета в августе 2012 г., продав его другим совладельцам. За сколько – Бэнкс не раскрывает. В 2014 г. NewLaw Legal была поглощена, бизнес оценивался в 35 млн фунтов.

Мы не знаем ни насколько финансово успешен бизнес Бэнкса, ни даже чем он точно владеет, делает вывод The Guardian. Его компании находятся в офшорах, они непубличные и могут принадлежать ему через траст.

Сейчас главный актив страховой группы Бэнкса, о котором известно, – страховая компания Eldon Insurance Services, работающая под брендом GoSkippy. В 2017 г. она получила 1,9 млн фунтов прибыли, а в 2016 г. – 26 000 фунтов убытка, в 2015 г. заработала 284 000 фунтов, а в 2014 г. – 1 млн фунтов. Ее владелец – ICS Risk Solutions принадлежит Бэнксу и зарегистрирована на острове Мэн. Сайт Source Material подозревает, что у ICS Risk Solutions есть и еще один акционер, кроме Бэнкса.

Казалось бы, при чем тут «Алроса»

К истории с Бэнксом британские СМИ приплели даже размещение акций «Алросы». У Бэнкса есть деловой партнер Джим Мэллон. Как пишет The Guardian, тот заработал состояние в 850 млн фунтов на сделках в России в начале 1990-х гг. Мэллон пожертвовал кампании по выходу из ЕС Leave.EU 50 000 евро, хотя не резидент Великобритании и не имеет права голосовать. 
The Observer выстраивает хитрую схему. Якобы Бэнкс (но не Мэллон) обсуждал с российским бизнесменом Поваренкиным инвестиции в «Алросу». Было это якобы в январе 2016 г. еще до того, как было объявлено о ее SPO. В июле 2016 г. фонд Charlemagne Capital, в котором у Мэллона было тогда 19%, принял участие в SPO, которое прошло через считанные дни после референдума по Brexit. В сентябре фонд начал продавать бумаги, фиксируя доходность. 
Представитель Мэллона парировал, что фонд вкладывался в разные бумаги, в том числе покупал «Алросу» во время IPO в 2013 г. Он заверил, что Мэллон занимал в фонде пост неисполнительного директора, решений об инвестировании не принимал, про покупку акций «Алросы» услышал от журналистов только в 2018 г. Более того, получить выгоду от инвестиций в «Алросу» Мэллон не мог, потому что к тому моменту, когда фонд начал распродавать акции «Алросы», избавился от своей доли в Charlemagne Capital.

СвернутьПрочитать полный текст

Второй столп бизнес-империи Бэнкса – андеррайтер Southern Rock (клиент которого – вышеупомянутая компания Бэнкса Eldon Insurance Services), зарегистрированный на Гибралтаре. По данным FT, из семи последних лет пять оказались убыточными. Как видно из отчета компании, в 2016 г. она потеряла 32 млн фунтов, а в 2017 г. – 4 млн фунтов.

Еще одна важная часть империи – расположенная в Великобритании Rock Services, оказывающая различные услуги клиентам и выставляющая за это счета другим компаниям Бэнкса. Ее издержки почти равны прибыли: за пять последних лет он один раз потерял 281 000 фунтов, остальные годы зарабатывал от 16 000 до 53 000 фунтов. Бэнкс поначалу уверял избирательную комиссию, что спонсировал кампанию за Brexit из личных средств. В начале этого года избирательная комиссия придерживалась другой теории – деньги предоставила британская Rock Services. Затем деловой партнер Бэнкса Лиз Билни свидетельствовала перед избирательной комиссией, что на самом деле деньги пришли со счетов владельца Rock Services – холдинга Бэнкса Rock Holdings, зарегистрированного на острове Мэн. А это уже нарушение – спонсирование внутренних кампаний Великобритании иностранными деньгами.

Как русские деньги смешались с американскими

Как пишет российский сайт ВВС, посол России Александр Яковенко познакомил Бэнкса с российским бизнесменом Симаном Поваренкиным, который предложил ему вложить деньги в российскую золотодобывающую промышленность. The Observer уверяет, что знакомство произошло сразу после официального запуска кампании Leave.EU, а в феврале 2016 г. Бэнкс ездил в Москву, чтобы встретиться с партнерами и кредиторами по золотому проекту, в том числе представителями российского банка. Как пишет ВВС, власти одобрили сделку, но Бэнкс от нее отказался. Компания Поваренкина GeoProMining планировала инкорпорировать до семи крупнейших предприятий, в их числе Highland Gold Mining Романа Абрамовича и NordGold Алексея Мордашова, объясняет The Insider.

«МИД и посольство России в Лондоне неоднократно комментировали эту придуманную историю про то, что Brexit якобы осуществлен с помощью российском стороны, – сказала «Ведомостям» представитель МИДа Мария Захарова. – Это был бы просто смешной вымысел, если бы он, на мой взгляд, не был оскорбительным для британцев, ставя под сомнение их политические взгляды и право на самостоятельный выбор будущего».

Самого Бэнкса тоже оскорбляют такие обвинения, он сравнивает их с охотой на ведьм. Якобы лобби ЕС среди журналистов и депутатов пытается дискредитировать сторонников Brexit с помощью фейковых новостей.

«Не было никаких русских денег или другого вмешательства», – говорил он ВВС. «Мы [с деловыми партнерами] встречаемся с людьми разных национальностей, – объяснял он Reuters. – У нас была встреча с представителями госдепа в Вашингтоне, также высшими должностными лицами посольства [США] в Лондоне. Так что если уж мы российские шпионы, то и американские тоже».-

К истории с Бэнксом британские СМИ приплели даже размещение акций «Алросы». У Бэнкса есть деловой партнер Джим Мэллон. Как пишет The Guardian, тот заработал состояние в 850 млн фунтов на сделках в России в начале 1990-х гг. Мэллон пожертвовал кампании по выходу из ЕС Leave.EU 50 000 евро, хотя не резидент Великобритании и не имеет права голосовать.

The Observer выстраивает хитрую схему. Якобы Бэнкс (но не Мэллон) обсуждал с российским бизнесменом Поваренкиным инвестиции в «Алросу». Было это якобы в январе 2016 г. еще до того, как было объявлено о ее SPO. В июле 2016 г. фонд Charlemagne Capital, в котором у Мэллона было тогда 19%, принял участие в SPO, которое прошло через считанные дни после референдума по Brexit. В сентябре фонд начал продавать бумаги, фиксируя доходность.

Представитель Мэллона парировал, что фонд вкладывался в разные бумаги, в том числе покупал «Алросу» во время IPO в 2013 г. Он заверил, что Мэллон занимал в фонде пост неисполнительного директора, решений об инвестировании не принимал, про покупку акций «Алросы» услышал от журналистов только в 2018 г. Более того, получить выгоду от инвестиций в «Алросу» Мэллон не мог, потому что к тому моменту, когда фонд начал распродавать акции «Алросы», избавился от своей доли в Charlemagne Capital.

«Он националист в том смысле, что в первую очередь думает о своей стране, а потом уже об остальных <...> Я обожаю его силу как политика, но не обязательно всю его политику», – рассказывал Бэнкс в беседе с New Statesman. На замечание журналиста, что Путин использует силу для борьбы с диссидентами, нечестных выборов и закрытия независимых СМИ, Бэнкс заметил: «Знаете, слова «независимые СМИ» не несут никакой смысловой нагрузки. [Руперт] Мердок контролирует все наше эфирное телевидение и большинство наших газет <...> Может, [Путин] делает то же самое чуть более брутально». На вопрос о Крыме и Украине парировал: «Это естественная реакция на то, что творил Запад <...> У русских есть своя сфера влияния, как и у прочих».

Слезы и восторг: как Великобритания и мир реагируют на результаты референдума

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more