К чему может привести выход США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности

Эксперты считают, что войны не будет, но слом системы стратегической стабильности неизбежен
Ракетный комплекс «Искандер-М», продемонстрированный вместе с крылатыми ракетами 9М728 и 9М729 /Сергей Бобылев / ТАСС

Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»:

Войны ждать не надо, никакой катастрофы не случится. Просто происходит уже почти окончательный демонтаж системы договоров о контроле над вооружениями, которая была создана в 1960-е гг. Сейчас она заканчивается: ДРСМД – это предпоследний шаг, а последний – это формальное истечение срока действия договора СНВ-3 в 2021 г., и на этом больше договоров не останется.

Идеальный позитивный сценарий после этого заключается в том, чтобы стороны договора (Россия и США), а также желательно и другие ядерные страны, прежде всего Китай, вступили бы в переговоры о том, как дальше регулировать отношения в сфере ядерного оружия и стратегической стабильности. На двустороннем уровне это делать в любом случае все менее целесообразно, потому что появились другие игроки. На практике, судя по всему, этого не произойдет – не для того США выходят из договора, чтобы связывать себя новыми обязательствами. Поэтому интересно, какую стратегию выберут игроки. Все клянутся, что гонки вооружений не будет, все понимают, что это бессмысленно, невыгодно, но это не значит, что в реальности в нее не скатятся.

В общем, весь мир переживает период слома прежней модели, и тот факт, что этот слом касается в том числе и сферы стратегической стабильности, к сожалению, логичен. Пока у нас стадия деструкции в международных отношениях. Возможно, через какое-то время, когда станут проясняться какие-то новые контуры, возникнет потребность в новых переговорах. Или случится какой-нибудь острый кризис, который заставит, как в свое время Карибский кризис, схватиться за эту тему и обсудить меры предосторожности. В противном случае будет период, когда все будут стараться своими силами обеспечивать свои преимущества.

Андрей Сушенцов, президент консалтингового агентства МГИМО «Евразийские стратегии», программный директор Валдайского клуба:

Хотя США объявили о приостановке участия в ДРСМД, фактически это означает, что они из него вышли. В связи с этим возникает новая ситуация в сфере контроля над вооружениями. Больше всего наблюдателей заботит европейская безопасность, хотя намерения США скорее связаны с Китаем и с Азиатско-Тихоокеанским регионом. Видимо, США начнут теперь разработку ракеты средней дальности, чтобы сбалансировать китайские вооружения этого типа.

Непосредственных последствий для европейской безопасности эта ситуация не повлечет, кроме одного: повышенная неопределенность, некоторая нервозность. Но конкретных планов по развертыванию ракет наземного базирования средней и меньшей дальности у США сейчас нет.

В целом же заканчивается эпоха соглашений об ограничении вооружений времен холодной войны, наступает «ракетная многополярность», как выразился советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон. Существующая система была вполне жизнеспособна при условии подключения к ней других крупных держав, начиная с Китая. Но США пошли по пути ее слома, а не совершенствования. В следующий раз многосторонние соглашения на этот счет, видимо, будут заключаться уже после череды сложных конфликтных ситуаций, вероятно, по аналогии с острыми кризисами времен холодной войны.

Дмитрий Бадовский, руководитель фонда «Институт социально-экономических и политических исследований»:

Сам по себе выход США из договора ни к каким радикальным последствиям не ведет. Выход давно заложен в планы, как и возобновление США работ по разработке и производству ракет меньшей и средней дальности. Причем для США это вопрос противостояния потенциалов не только с Россией, но и с Китаем. Для России, которая за последние годы совершила серьезный рывок в оборонных технологиях, в том числе производстве соответствующих классов ракет воздушного и морского базирования, существенных проблем в области вооружений для поддержания паритета с США не возникнет.

Ключевой вопрос – не прекращение договора как такового и возможное перевооружение США и России в этом сегменте. Главная «красная черта» – это начало реального размещения ракет средней и меньшей дальности в Европе, для которой как главного потенциального «театра ракетной конкуренции» такая ситуация малоприемлема. Именно это может быть главным фактором эскалации напряженности, во многом напоминая ситуацию начала 1980-х гг. прошлого века. Однако тут нужно будет различать позицию старой Западной Европы, которая хорошо помнит размещение «першингов», протесты и то, какую роль в этой игре США согласятся выполнять восточноевропейские военно-политические сателлиты Штатов типа Польши и Румынии.

Руслан Пухов, директор Центра анализа стратегий и технологий:

Учитывая потенциал США, они смогут разработать и разместить ракеты средней дальности в Европе уже в первой половине следующего десятилетия. Это приведет к ответному размещению российских ракет, резкому усилению напряженности в Европе и повторению ракетно-ядерного кризиса начала 80-х гг. прошлого века, поскольку баллистические ракеты средней дальности, размещенные в Европе, очень опасны для России. Но, возможно, европейцам, и в первую очередь Германии, где помнят историю холодной войны, удастся добиться того, что такие ракеты не будут размещены.

Евгений Минченко, президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»:

Если США выходят из договора, Россия будет активно принимать ответные меры. Их набор уже понятен: изменение конфигурации российских ракет, тяжелых бомбардировщиков и т. д. Американцы говорят, по крайней мере за закрытыми дверями, что это направлено не против России, а против Китая, но Россию не должно утешать. Потому что, как неоднократно говорил Путин, важны не намерения, а потенциалы.

Среди более отдаленных последствий – хаотизация международных отношений в целом. Чем дальше, тем больше все будет идти в сторону усиления национальных эгоизмов. А для России это будет иметь и внутриполитические последствия: рост военных расходов и, соответственно, дополнительная нагрузка на бюджет.

Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам:

Выход США из договора не означает, что с конвейера тут же начнут сходить ракеты средней и меньшей дальности. Этого не произойдет по той причине, что у США нет ни готовых технологий, ни производственных мощностей, ни договоренностей о размещении этих ракет в Европе. Поэтому эффект от того, что сейчас происходит, будет больше политико-психологический, чем военно-технический.

У этого решения есть цепочка последствий. Если ясно, что ДРСМД не спасти, станут более туманными и перспективы продления договора СНВ-3 (срок его действия истекает в 2021 г. – «Ведомости»). Если СНВ-3 начнет рушиться, будет непонятно, как проводить обзорную конференцию по нераспространению ядерного оружия в 2020 г. Дальше будет непонятна судьба Договора о запрещении ядерных испытаний. То есть запускается цепная реакция. Она может развиваться быстрее или медленнее, но она объективно разрушает все то, что осталось от советско-американского режима контроля над стратегическими вооружениями.

Военные в своих планах уже будут исходить из того, что этих ограничений не существует. И это не только наши военные: если американцы начнут производить такие системы, то забеспокоятся китайцы, начнут активизировать усилия ближневосточные страны. То есть это будет иметь воздействие не только на двусторонние отношения России и США, но и на более широкий круг участников.

По гамбургскому счету, у России больше возможностей сразу же воспользоваться сломом ДРСМД, чем у США. Но хотелось бы, чтобы Россия справилась с этим соблазном и заявила, что, хотя США выходят из договора, она будет его соблюдать до тех пор, пока США реально его не нарушат. Это был бы широкий жест, который бы многие оценили.