Гонконг переживает тяжелейший политический кризис с 1997 года

Многотысячные протесты против политики властей длятся уже два месяца, и им не видно конца

Гонконг оказался перед лицом тяжелейшего кризиса со времени перехода к Китаю из-под британского правления в 1997 г., заявил один из самых высокопоставленных чиновников Китая, осуществляющий надзор за автономной территорией. «Кризис в Гонконге длится уже 60 дней… и становится все хуже и хуже, – сказал Чжан Сяомин, директор управления по делам Гонконга и Макао. – Насильственные действия разрастаются, и влияние на общество распространяется все шире. Можно сказать, что Гонконг оказался перед лицом самой тяжелой ситуации с момента передачи [Китаю]».

Чжан выступал в среду в Шэньчжэне на форуме, собранном для обсуждения ситуации в Гонконге, передало Reuters. По словам его участников, Чжан процитировал слова Дэн Сяопина, сказанные в 1984 и 1987 гг., сообщило агентство: если в Гонконге будут «беспорядки», «центральное правительство должно вмешаться». На форуме присутствовали, в частности, делегаты Всекитайского собрания народных представителей от Гонконга, но не было никого из оппозиционных и демократических лидеров территории.

Копившееся недовольство выплеснулось на улицы

Массовые протесты начались в Гонконге два месяца назад. Поводом стала предложенная властями еще в феврале поправка к закону об экстрадиции: она позволяет выдавать подозреваемых в совершении преступлений странам и территориям, с которыми у Гонконга нет соглашения об экстрадиции. В том числе материковому Китаю. Многие испугались, что этот закон будет использоваться для борьбы с диссидентами. Выступления против него начались еще весной, но первый массовый протест состоялся 9 июня: на митинг, по оценкам организаторов, вышло до 1 млн человек.

Гонконг, ставший после перехода к Китаю автономным районом, живет по сформулированному Пекином принципу «одна страна, две системы». В частности, при британском правлении сложилась независимая правовая система. Согласно договору между Китаем и Великобританией, заключенному при передаче Гонконга в 1997 г., Пекин должен гарантировать эту независимость до 2047 г. Но председатель КНР Си Цзиньпин в 2017 г. заявил, что любое открытое выступление против властей Китая может подорвать эту систему.

7 августа несколько тысяч гонконгских юристов прошли маршем по улицам, протестуя против законопроекта и действий департамента юстиции по отношению к демонстрантам. За последние недели, когда власти стали действовать более жестко по отношению к протестующим, было арестовано около 500 человек, им вменяют в вину участие в беспорядках (наказание – до 10 лет тюрьмы).

На прошлой неделе группа прокуроров опубликовала открытое письмо, обвинив министра юстиции Гонконга Терезу Чен в том, что она ставит политику выше правовых принципов. Участница марша в среду сказала Reuters, что вышла на демонстрацию, «чтобы правительство знало: мы, юристы, не позволим ни политике, ни давлению со стороны китайского правительства подорвать независимость судебной власти».

Протесты в Гонконге стали самыми масштабными и ожесточенными выступлениями против местных и пекинских властей за много лет. Если лидерами предыдущих массовых демократических демонстраций в 2014 г. были студенты, то сейчас, отмечает The Wall Street Journal (WSJ), протесты поддерживают все слои общества, включая многих госслужащих, которые вышли на демонстрацию в прошлую пятницу.

Значительная эскалация конфликта произошла 12 июня, когда в законодательном собрании Гонконга происходило второе чтение законопроекта. Полиция применила против протестующих слезоточивый газ и резиновые пули, и недовольство усилилось. После этого на марш вышло почти 2 млн человек, т. е. более четверти населения. В июле часть участников полумиллионной демонстрации ворвалась в законодательное собрание. И хотя 9 июля глава администрации Гонконга Кэрри Лам сказала, что поправки в законопроект «мертвы», акции продолжаются, так как однозначного заявления об отзыве законопроекта не сделано.

Пять главных требований

1. Полный отказ от законопроекта об экстрадиции подозреваемых в Китай.
2. Отказ от квалификации протестов 12 июня как беспорядков.
3. Освобождение и оправдание арестованных участников протестов.
4. Создание независимой комиссии для оценки действий полиции во время протестов.
5. Принятие указа о роспуске законодательного собрания и немедленное введение подлинного всеобщего избирательного права.

В итоге протест вылился в прямое противостояние с властями и требование восстановления демократических норм, постепенно размывавшихся в последние два десятилетия и приведших в том числе к исключению многих демократически ориентированных политиков из избирательного процесса и законодательного собрания (см. врез). Жители Гонконга также требуют провести независимое расследование действий полицейских и наказать их за жестокость, а также освободить всех арестованных. «Мы хотим справедливости и последовательности. Мы не хотим видеть, как подонки избегают [наказания], в то время как судят лучших представителей нашей молодежи. Мы выступаем за правозаконность и требуем справедливости», – сказал Reuters известный юрист Кевин Ям во время марша в среду.

Никто не хотел уступать

Активисты извлекли уроки из прежних акций и изменили тактику. Если раньше лидеры протестов были хорошо известны, то теперь они сохраняют анонимность и управляют небольшими группами. Людей они мобилизуют в основном с помощью Telegram, Facebook и сайта LIHKG, поэтому властям трудно предугадать действия протестующих, которые могут быстро собрать до 10 000 человек и оккупировать улицы. «Это не пирамидальная структура, а узлы, как социальная сеть», – отмечает Брайан Лен, получивший известность, когда снял маску во время попытки захватить здание законодательного собрания.

Стена Джона Леннона
Стена Джона Леннона

Во время протестов 2014 г. в Гонконге появилась стена Джона Леннона, где появлялись рисунки в поддержку протестующих и с призывами восстановить по-настоящему демократическую избирательную систему. В последние два месяца в городе подобные «стены Леннона», где в основном прикрепляются записки на стикерах, появились в разных местах, в том числе на стене законодательного собрания (на фото), сообщает The Guardian. На днях корреспондент «Ведомостей» наблюдал подобную картину и на «стене Леннона» в Праге, где много китайских туристов. Самая большая надпись на всей стене – «Позор полиции Гонконга» (SHAME ON HK POLICE). Китайцы также вступили в заочный диалог. «Гонконг без Китая – ничто», – гласит одна надпись. «Гонконг НИКОГДА не был китайским», – гласит ответ.

В 2014 г. было лишь несколько стычек с полицией, которые были осуждены участниками движения. Полицейские тогда использовали слезоточивый газ всего один раз. Но теперь многие считают, что у них нет иного способа отстоять свои взгляды. Джеффри Нго из продемократического движения Demosisto говорит, что не применяет насилия во время протестных акций, но понимает, почему это делают другие: «Многие чувствуют, что у них нет другого выхода, кроме как вступить в физическую конфронтацию, чтобы заставить режим услышать жителей Гонконга».

«Некоторые готовы умереть за это движение. Я тоже готова», – приводит WSJ слова молодой госслужащей Хлои, которая участвовала и в протестах 2014 г. Сейчас она нанимает адвокатов для задержанных и помогает их семьям.

Такая ситуация не устраивает Пекин. Китайские чиновники предупреждают, что готовы вмешаться, если власти Гонконга не справятся самостоятельно. «Если ситуация ухудшится, а сейчас местные власти не способны контролировать беспорядки, центральное правительство абсолютно точно не будет сидеть сложа руки», – заявил Чжан на форуме в среду (цитата по WSJ). По его словам, чтобы быстро прекратить беспорядки, у Пекина «достаточно сил и средств», но он не стал их называть.

По мнению Адама Ни из Университета Маккуори, китайское правительство опасается, что в рядах гонконгских властей произойдет раскол и они перестанут бороться с протестами: «Партия стремится показать, что поддерживает их и готова применить военную силу в случае необходимости».

Кэрри Лам в начале августа заявила, что ситуация становится опасной и нестабильной, и не согласилась ни на одно из требований протестующих, включая собственную отставку. По ее словам, появившиеся в последние недели призывы к революции угрожают суверенитету Китая. Чжан также заявил, что у протестов есть признаки «цветных революций». По словам людей, знакомых со стратегией властей Гонконга, Лам надеется, что протесты утихнут в сентябре, когда студенты вернутся к учебе. Но те утверждают, что не отступят, пока власти не выполнят их требования.

Правительство Гонконга пока исключает вероятность военного вмешательства Пекина из-за сравнений с событиями 30-летней давности на площади Тяньаньмэнь в Пекине, когда погибли сотни протестующих. Кроме того, использование армии или спецназа из материкового Китая может вызвать международное осуждение и подорвать роль Гонконга как мирового финансового центра, пишет WSJ. Риск военного вмешательства недооценивается, полагает Йон Триси, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money. «Есть определенная логика в утверждении, что протестующие предъявляют более амбициозные требования, потому что хотят заставить центральное правительство применить силу. Они могут надеяться, что это спровоцирует международную поддержку, – хотя, возможно, зря», – пишет он.

Нарушающие закон участники протестов будут наказаны, настаивает Пекин. «Играющие с огнем поплатятся за это, – заявил недавно Ян Гуан, представитель управления по делам Гонконга и Макао (цитата по WSJ). – Никогда не стоит неправильно оценивать ситуацию и принимать нашу сдержанность за слабость».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more