Минобороны России советует госдепартаменту США поработать с контурными картами

Министерство обороны России рекомендует проверить логику сотрудников госдепартамента США, их знания и умение работать с картами, передает ТАСС. Так представитель ведомства генерал Игорь Конашенков прокомментировал заявления представителя госдепа Марка Тонера в связи с использованием иранской авиабазы Хамадан самолетами ВКС России.

"Не в наших правилах давать советы руководству госдепа США. Однако трудно удержаться от рекомендации проверить наличие логики и знаний основополагающих документов международного права отдельными представителями госдепа. И начать следовало бы с проверки знаний резолюции Совбеза ООН № 2331 (2015). В ней говорится о необходимости получения разрешения Совбеза ООН на «продажу», «передачу» или «использование» боевых самолетов «внутри Ирана», - сказал Конашенков.

Также в Минобороны «в очередной раз посоветовали бы представителям госдепа поработать с карандашами на контурных картах и открыть для себя, что Сирия является отдельным суверенным государством».

Еще Конашенков предложил американским чиновникам задуматься, «есть ли хотя бы одно положение устава ООН, резолюция Совбеза или двусторонний договор США с Сирией, разрешающие бомбардировку ее территории самолетами и ударными беспилотниками ВВС США с турецкой авиабазы Инджирлик и любых других иностранных авиабаз».

"Убеждены, что после сдачи зачета господином Марком Тонером уничтожение в Сирии самолетами ВКС России террористов ИГИЛ (прежнее название «Исламского государства», запрещено в России) и «Джебхат ан-Нусра» (тоже запрещена в России) уже не будет вызывать его «сожаления», - заключил Конашенков.

Накануне на регулярном брифинге для журналистов заместитель начальника пресс-службы госдепартамента США Марк Тонер заявил, что США изучают вопрос о том, не является ли использование ВКС РФ военной базы в Иране для нанесения ударов по экстремистам в Сирии нарушением резолюции СБ ООН. По его словам, происходящее «вполне вероятно, может быть нарушением резолюции СБ ООН 2231, которая запрещает доставку, продажу или передачу боевых летательных аппаратов Ирану без одобрения СБ ООН».

Также он сказал, что использование иранской базы российскими ВКС не удивляет, но вызывает сожаление. Он напомнил, что российские военные утверждают, что наносят удары только по террористам, тогда как на самом деле, по оценке Вашингтона, они бомбят преимущественно умеренную оппозицию в Сирии. Тонер добавил, что новое развитие российской военной операции в Сирии усложняет и без того запутанную ситуацию и отдаляет перспективу повсеместного прекращения огня.

Попытки притянуть за уши резолюцию 2231 Совета Безопасности ООН в случае использования российскими ВКС аэродрома в Иране для нанесения ударов по террористам и обвинить Россию в нарушении этого документа абсолютно беспочвенны, заявил утром в среду источник ТАСС в МИД России. Он посоветовал американцам «повнимательнее прочитать резолюцию». По его словам, «формулировки соответствующего пункта, касающиеся поставок вооружений Тегерану, никакого отношения к ситуации с российскими самолетами в Иране не имеют».

Позднее руководитель МИД России Сергей Лавров также заверил, что резолюцию Москва не нарушает, что в конкретном случае, по словам министра, «ни поставки, ни продажи, ни передачи боевых самолетов Ирану не происходило». «Эти боевые самолеты с согласия Ирана используются российскими ВКС для участия в антитеррористической операции на территории Сирии по просьбе законного сирийского руководства, с которым - также по его же просьбе - сотрудничает и ИРИ», - добавил он.

"Здесь даже нечего обсуждать, - сказал Лавров. - Если кому-то хочется искать блох в том, что происходит в отношении сохраняющихся ограничений на торговое и иное общение с Ираном, то тогда мы должны будем разбираться и в том, каким образом огромное количество наличных денег из США попало в Иран, почему были сделаны банковские переводы из США в Иран в долларах, что категорически запрещено американским законодательством". «Мне кажется, это будет отвлекать нас от главной задачи, а главная задача - наладить, наконец, координацию в урегулировании сирийского кризиса», - подчеркнул руководитель МИД России.