Гендиректор СК «Респект»: «Мы защищаем дольщиков от катастрофических непреднамеренных событий»

Александр Артамонов о том, как в долевом строительстве сработал механизм страховой гарантии и кто должен платить компенсации обманутым покупателям квартир
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В октябре страховая компания «Респект» неожиданно для себя заняла доминирующее положение на рынке страхования ответственности застройщиков перед покупателями жилья. Случилось это после того, как ЦБ запретил страховать застройщиков ближайшему конкуренту «Респекта» – «Проминстраху». Регулятор не объяснил свои действия, но этим летом суд признал банкротом структуры крупного подмосковного застройщика Urban Group, с которым работал «Проминстрах». По оценке ЦБ, емкость рынка страхования застройщиков по размеру премий в 2017 г. составила около 17 млрд руб., из которых 6,8 млрд руб. по этому виду страхования собрал «Респект» (40%), а 4,8 млрд руб. – «Проминстрах» (30%).

Застройщиков обязали страховать свою ответственность в 2014 г. Так власти хотели решить проблему обманутых дольщиков, которым в случае банкротства застройщиков страховщик должен был вернуть деньги. Однако на практике этот способ защиты в России не сработал – строители банкротились, а дольщики не получали никаких компенсаций. По данным Минстроя, за в 2014–2016 гг. страховые компании получили 38 млрд руб. премий, а выплаты составили несколько десятков миллионов рублей. В итоге в октябре 2017 г. в России появился альтернативный инструмент гарантии – Фонд защиты дольщиков.

Однако если первый договор долевого участия (ДДУ) в строительном проекте был зарегистрирован до 20 октября 2017 г., для остальных ДДУ в том же проекте применяется старый инструмент защиты – договор со страховой компанией.

Формально монополии в сегменте страхования застройщиков сегодня нет. В списке ЦБ сегодня остаются 12 страховщиков, которых регулятор в соответствии законом «Об участии в долевом строительстве» допустил к работе с девелоперами. Но фактически основным страховщиком строителей жилья в России остался «Респект» – остальные компании, входящие в список ЦБ, застройщиков или совсем не страхуют, или объемы страхования очень малы. «Это очень сложный риск, который почти невозможно перестраховать как на российском рынке, так и за рубежом. Кроме того, многим компаниям оказалось сложно адекватно оценивать финансовое состояние застройщиков», – поясняет генеральный директор «Респекта» Александр Артамонов.

Артамонова коллеги «по цеху» называют «уникальной персоной» отечественного страхового бизнеса. Он пришел в профессию в 1970-х, начав работать в «Ингосстрахе», где отвечал за перестрахование рисков в строительстве и работал с западными перестраховщиками. За прошедшие почти 40 лет Артамонов стал экспертом в различных видах страхования как на российском, так и на международном рынках. Управлять бизнесом «Респекта» Артамонов начал с декабря 2015 г. и за два года вывел середнячка страхового рынка в лидеры сегмента страхования ответственности застройщиков, вдвое увеличив портфель страховых премий компании: по данным отчетности, с 4,3 млрд руб. в 2015 г. до 8,1 млрд руб. в 2017 г.

– Когда вы пришли в «Респект», какую основную задачу перед вами поставили акционеры?

– Задача состояла в том, чтобы сделать страхование гражданской ответственности застройщиков приоритетным направлением в бизнесе компании. И главным для акционеров было не наломать здесь дров, поскольку это очень сложный и одновременно социально значимый вид страхования. Акционеры рассчитывали на то, что у меня за плечами знания и огромный опыт выстраивания страхового бизнеса как в России, так и за рубежом, а главное, хорошие знакомства и связи, но имена, фамилии говорить не буду (смеется). До этого я почти 7 лет проработал в СК «Гефест», которая специализировалась на страховании в том числе и строительно-монтажных рисков. Поэтому, когда меня пригласили в «Респект», этот сегмент был мне уже знаком.

Александр Артамонов
Родился в 1954 г. в Москве. Закончил МГПИ им. В.И. Ленина по специальности «преподаватель английского и немецкого языков» и ВЮЗИ по специальности «правоведение»
  • 1979
    работал в ОСАО «Ингосстрах»
  • 1990
    работал в Московском представительстве Кельнского перестраховочного общества
  • 1995
    занимал руководящие посты в перестраховочном обществе «Находка Ре», страховых компаниях «Дар-Москва», АСКО, перестраховочной компании «Экспресс Ре», ЗАО «Марш - страховые брокеры»
  • 2002
    заместитель генерального директора СК «Гефест»
  • 2009
    генеральный директор «СК Москва Ре»
  • 2015
    генеральный директор СК «Респект»

– Что представляла собой компания «Респект», когда вы ее возглавили?

– Это была универсальная компания, которая работала в корпоративном сегменте страхования - осуществляла в основном страхование имущества, строительно-монтажных рисков и грузоперевозок. На тот момент страхование гражданской ответственности девелоперов занимало менее 30% бизнеса.

– С чего вы начали изменения?

- Мы начали выстраивать новую структуру компании, формировать новую команду, в которой должны были быть не только страховщики, но и профессиональные строители. Строительство жилых домов теснейшим образом связано с деятельностью подрядных организаций. И если ты не знаешь в мельчайших деталях, как они строят, вплоть до правил установки башенных кранов, тебе сложно предсказать, во что выльется в последующем претензия к страховой компании.

Изначально была поставлена цель построить такую экспертизу, которая бы нам давала возможность понимать и отслеживать реальное финансовое положение своих клиентов. Ведь идея введения обязательного страхования застройщиков в 2014 г. предполагала, что страховые компании будут заинтересованы заниматься селекцией девелоперов, не допуская недобросовестных застройщиков до рынка долевого строительства.

Проверка застройщиков

– Разве возможен качественный андеррайтинг, когда рынок и положение и игроков сильно зависят от рыночной конъюнктуры?

– Возможен. Мы создали, на мой взгляд, лучшую экспертизу застройщиков в стране. И здесь нет никакого ноу-хау. Суть нашей экспертизы в том, что мы осуществляем ежедневный и всесторонний контроль за девелоперами. Учитывая географию строительства в стране, мы открыли 56 территориальных подразделений в регионах, сотрудники которых в любой момент имеют возможность выехать на стройку и своими глазами увидеть, что там происходит, просмотреть строительную документацию, оценить, сколько денег застройщик привлек от дольщиков, соотнести это с объемами текущего строительства.

У нас есть целый департамент, состоящий исключительно из строителей. Наши строители, может быть, не очень разбираются в страховании, но они отличные эксперты в строительстве и могут отличить, грубо говоря, ленточный фундамент от фундаментной плиты и прекрасно умеют читать сметы. Эти люди выезжают на стройки как на подготовительном этапе, так и в ходе строительства. Мы называем это «сопровождением договора», риски по которому принимаем на себя.

Второй блок экспертизы – это аналитики, которые умеют работать с финансовой документацией. Практика показывает, что финансовая компетенция наших сотрудников даже лучше, чем в стройнадзорах. Кроме того, мы создали IT-подразделение. Наши роботы отслеживают контрагентов в медийном пространстве, в соцсетях, ходят по базам данных юрлиц и сайтам, содержащим судебную информацию. Мы фиксируем любые изменения в девелоперских компаниях, делаем еженедельную выгрузку негатива из СМИ и соцсетей. Если нас что-то настораживает, мы направляем запросы клиентам с требованием разъяснить, что у них происходит. Если происходит смена руководства в какой-то структуре клиента или появился иск о его банкротстве, наши сотрудники сразу выезжают в компанию и разбираются на месте. В принципе, любая страховая компания, которая серьезно подходит к результатам своей деятельности, могла бы организовать такую работу.

СК «Респект»

Страховая компания

Основана в 2000 г.
Лидер рынка страхования гражданской ответственности застройщиков.
Входит в топ-50 компаний по совокупному объему страховых премий
без учета ОМС.
С 2014 г. основное направление -
страхование гражданской ответственности застройщиков
Владельцы (данные компании):
100% долей принадлежит ООО «Русстройпроект»,
конечным бенефициаром является Юрий Варлахин.
Финансовые показатели
(данные отчетности компании по МФСО за 2017 г.):

- чистая прибыль - 583,9 млн руб.;
- совокупный объем собранных страховых премий - 8 млрд руб.;
- страховые выплаты - 51 млн руб.;
- всего активов - 10,1 млрд руб.

– Сколько времени у компании уходит, чтобы принять решение продолжить или нет работу с девелопером?

– Мы можем посмотреть до 1000 объектов в месяц. А нового застройщика могли бы проверить за один день. У нас есть карта застройщиков-клиентов – все они проходят постоянную систему фильтров. Если мы видим задержку на стройке около месяца, мы скорей всего остановим действие договора страхования.

– Сколько строительных компаний у вас сейчас застраховано?

– Около 2000 компаний и около 5000 объектов. Мы работаем со всеми крупнейшими компаниями. Для наглядности скажу, что в нашем страховом портфеле 90% компаний из топ-400 девелоперов, входящих в рейтинг Национального объединения застройщиков, являются нашими клиентами: ГК ПИК, ЛСР, ФСК «Лидер», «Эталон», «Донстрой» и др.

– Насколько уверенно себя сейчас чувствуют крупные строительные компании, по данным ваших экспертиз?

– В массе своей крупный строительный бизнес на сегодняшний день чувствует себя достаточно уверенно. Но мы не придерживаемся критерия «крупный – значит надежный». При падении общего покупательского спроса на жилье в том или ином регионе трудности могут возникнуть и у больших компаний, которые при этом могут и не иметь резервов, чтобы изменить финансовое положение. Нам важно это предвидеть и вовремя реагировать.

К примеру, «Корпорация Баркли» – довольно крупный застройщик, наш очень уважаемый клиент. Но мы тут же остановили договор страхования с «Баркли», как только у них появились сложности на стройке ЖК «Медовая долина». Они несколько месяцев не могли продавать квартиры. И только когда компания показала нам договор проектного финансирования от Сбербанка, мы возобновили работу.

Также когда летом этого года в некоторых СМИ и соцсетях активно обсуждалось то, что якобы появились проблемы на объектах ФСК «Лидер» и ГК МИЦ, мы провели внеплановые проверки строительной готовности объектов этих компаний. Несмотря на весь негативный фон, наша экспертиза показала, что каких-либо проблем на стройках у них нет. Так что нам даже не пришлось останавливать договоры страхования с ними.

– Обанкротившиеся «СУ-155» и Urban Group входили в число ваших клиентов?

– Urban Group мы дважды отказали в страховании – в конце 2016 г. и весной 2017 г. «СУ-155» также не была нашим клиентом. Но мы видели, как эта компания начала испытывать финансовые трудности. Кстати, у «СУ-155» фактически ответственность не была застрахована.

А был ли страховой случай

– Какой у «Респекта» сейчас общий лимит ответственности?

– Я бы не хотел раскрывать точную цифру, но общий лимит ответственности достаточно большой – это десятки миллиардов рублей.

– В отчетности «Респекта» видно, что компания за период действия законодательных норм об обязательном страховании ответственности девелоперов (2014–2017 гг.) собрала страховых премий на 23,44 млрд руб. Сколько из этих средств пришлось на страхование ДДУ?

– В разные периоды по-разному. Например, в 2015 г. 40% наших страховых премий составляли договоры по этому виду страхования, а в 2017 г. – уже 80%.

– Общие страховые выплаты «Респекта» за те же три года составили 216 млн руб. – совсем немного для лидера такого высокорискогово сегмента, как страхование застройщиков. Получается, что у вас практически не было страховых случаев за три года?

– Их действительно было немного. Ведь мы тщательно проверяем финансовое состояние застройщиков, которые приходят к нам на страхование, а затем еще и отслеживаем ход строительства. Да, за это время много застройщиков в стране обанкротилось, но это были не наши клиенты. Страховых компаний также много обанкротилось и не рассчиталось по обязательствам. Но говорить о том, что страховые компании сломали механизм страхования ответственности застройщиков, отказываются платить и поэтому пришлось переделывать законодательство, нельзя. Понимаете, мы защищаем дольщиков от катастрофических непреднамеренных событий.

– Что вы имеете в виду?

– Такие события можно разделить на три части. Первая – это коммерческие просчеты, когда из-за ошибки в оценке потенциала продаж квартир строитель приходит к банкротству. С этим мы поделать ничего не можем и злой воли здесь не видим. Второе – ошибки в проектировании, и такие случаи тоже есть. И третье – когда девелопер собрал деньги, начал строительные работы, а грунты на площадке оказались непригодными для строительства. К примеру, у одного из наших клиентов во Владивостоке обвалилась стена сопки, в Казани под землей оказался плывун, и дом пришлось снести, во Владимире лопнула плита под домом. Ошибки с землей, рельефом, недостатки геологоразведки – это все страховые случаи, и мы компенсируем эти убытки. Но если застройщики украли деньги дольщиков и скрылись в неизвестном направлении – это не страховой случай, и мы не можем за это нести ответственность. С этим пусть разбираются правоохранительные органы.

– По законодательству о долевом строительстве в случае наступления банкротства застройщика страховщик обязан выплатить страховое возмещение – независимо от того, каковы были причины его банкротства. Закон их не регламентирует.

– Есть еще Закон о страховом деле, по которому основным признаком страхового случая является его случайность, а в случае мошенничества и злого умысла банкротство застройщика является не случайным, а преднамеренным и не может считаться страховым случаем. Недавно к нам приезжал наш партнер – американский перестраховщик. Он встречался с представителями Центробанка, нашего регулятора, и подтвердил, что явные признаки мошенничества не могут быть застрахованы.

– Получается, вы используете законодательную вилку?

– Я бы сказал иначе: существует правовая коллизия. Отдельные местные власти выстроили неправильные отношения со страховщиками, поэтому и механизм страховой гарантии не сработал. На страховые компании пытались повесить риски мошенничества. Вот вам один такой пример. Наш клиент в Якутске – вроде бы добросовестный застройщик. Но местные власти пришли и говорят ему: «Надо построить социальный объект, спортивную школу». Стоит это около 400 млн руб. Застройщик сопротивляться не может, поскольку связан с местной властью. Он берет деньги дольщиков и вкладывает в школу. Соответственно, на достройку домов уже нет бюджета. И это попытались оформить как «коммерческий просчет» и выдать за страховой случай. Но для нас это не страховой случай. А в глазах дольщиков это выглядит, как будто «страховая компания отказывается платить».

Хотя такие риски тоже могут быть застрахованы, но совсем по другим тарифам, например, по тарифам банковского поручительства – это 5–7%. Если помните, именно в таком диапазоне хотели установить размер взносов в Фонд защиты дольщиков. И это был бы адекватный тариф. Кстати, американцы на встрече с ЦБ озвучили даже цифру в 8%. Сегодня мы не закладываем в свой тариф в работе с застройщиками риски мошенничества и нецелевого расходования средств дольщиков.

Сколько «квадратов» новостроек в России требуют страховки

В России договорами страхования гражданской ответственности застройщиков необходимо обеспечить еще не менее 35 млн кв. м жилья - это квартиры почти для 2 млн дольщиков. Чтобы закончить стройки, девелоперам нужно вложить в них 2 трлн руб. При этом значительная часть объектов будет введена в период конец 2019 г. - середина 2020 г., то есть после вступления в силу изменений в законодательстве, согласно которым застройщики не смогут напрямую привлекать деньги дольщиков (данные СК «Респект»).

Почему выросли тарифы

– Сейчас у вас какой тариф? Он как-то варьируется в зависимости от надежности проекта?

– Средний тариф по нашему портфелю не превышает 1,1%. И этого тарифа, по нашим оценкам, достаточно, чтобы покрыть убытки по классическим страховым случаям.

– Региональные застройщики жалуются, что вы стали поднимать тарифы после получения контроля над сегментом страхования ответственности строителей. Это так?

– Мы действительно в последнее время подняли расценки. Но это связано не с доминирующим положением, о котором вы говорите. Это связано в первую очередь с необходимостью покрывать убытки, возникающие в результате мошеннических действий в строительстве – и прежде всего со стороны региональных властей. Получается, что для покрытия классических убытков размер тарифов слишком высок, а для покрытия убытков по мошенническим схемам – слишком низкий. Но решения российских судов вынуждают нас выплачивать компенсации по мошенническим схемам.

– Где так происходит?

– Например, в Вологде. Там местные власти разорили и обанкротили локального застройщика, который с нами работал. Убытки, соответственно, повесили на страховую компанию. А это по договорам страхования застройщиков 541 млн руб., которые уже оплачены. При этом в местном суде к нам применили нормы закона о защите прав потребителей, согласно которому страховщики должны выплатить еще и 50%-ный штраф от общей суммы возмещений. Но мы же не работаем с потребителем, наши клиенты – юридические лица. С учетом таких штрафов наши выплаты могут превысить 800 млн руб. Если региональные суды и дальше будут защищать мошеннические действия властей на рынке жилого строительства, то нам, да и остальным страховым компаниям на этом рынке грозят многомиллиардные убытки.

Именно поэтому мы вынуждены поднимать тарифы. Однако для тех застройщиков, с которыми мы уже работаем, наши тарифы не стали выше тех, что сейчас применяет Фонд защиты дольщиков (1,2%. – Прим. «Ведомостей»).

Несколько выше (1,5%) расценки стали только для новых застройщиков. Но и для них мы, возможно, будем снижать ценовую планку по мере роста готовности объектов.

– После ухода «Проминстраха» ваша компания фактически заняла монопольное положение на рынке. В состоянии ли «Респект» покрыть весь рынок?

– Вы правильно подчеркнули слово фактически. Ведь есть еще «Общество взаимного страхования», СК «Абсолют страхование», есть и вся банковская отрасль России. Поэтому все застройщики, которым требовалось продолжить работу по старым правилам 214-ФЗ, нашли для себя решение и никаких проблем на рынке не возникло.

– Пришлось ли остановить работу по каким-то проектам из-за нехватки внутренних ресурсов для обработки запросов?

– Нет, такой ситуации не возникло. Конечно, пару недель нам пришлось поработать в режиме пиковой нагрузки, но на взаимодействии с застройщиками это никак не сказалось. Более того, мы открыли горячую линию для тех застройщиков, кому по каким-то причинам не удавалось оперативно подгрузить документ или возникли сложные вопросы.

– Сколько запросов в день поступает в компанию? Сколько компания способна обработать за день?

– В среднем в день поступает около 50 запросов. Но мы способны обрабатывать в 2–3 раза больше.

Кто заплатит за мошенников на стройке

– Какую часть в вашем портфеле занимают проблемные проекты, по которым вы прогнозируете наступление классических страховых случаев?

– Лимит нашей ответственности по таким рисковым проектам примерно 5–7 млрд руб. В целом наш портфель в «зеленой зоне».

– Повышение тарифов решит проблему обманутых дольщиков?

– Корень зла в другом. Более 90% историй с обманутыми дольщиками возникает или по вине региональных властей, или при их попустительстве. Застройщики всегда работают «в цепочке» с местными властями, которые выдают разрешения на строительство и должны следить за ходом стройки. Мы делим злоупотребления региональных властей на три типа. Первый – халатность: разрешение на стройку выдали, а дальше хоть трава не расти. Второе – коррупция. Третье – злоупотребление властью.

У нас сейчас в портфеле два вопиющих примера того, как дольщики по вине властей в Вологде и в Краснодаре остались без квартир. В Краснодарском крае после смены губернатора местная администрация неожиданно потребовала изменить проект строительства жилого дома нашего клиента – компании «Арс-Аврора» и построить подземный паркинг. Сотрудники застройщика создают еще одну техническую компанию, которой продают договоры дольщиков и под залог этих договоров берут кредит на 1,2 млрд руб. в банке «Открытие». Но деньги в стройку не вкладываются, парковка не строится. Строительство дома тоже остановлено. Сотрудники банка никак на это не реагируют. Нет реакции и от региональных властей. Кредит никак не обслуживался, и очевидно, что он пошел на нецелевое использование. Затем временная администрация в банке «Открытие» начала процедуру банкротства и застройщика, и аффилированной компании, которая брала кредит. Уже назначен конкурсный управляющий. К нам наверняка обратятся за страховым возмещением. У нас лимит ответственности по этому объекту – 1,5 млрд руб. Но это не страховой случай, это мошеннические действия, незаконное обогащение при попустительстве властей.

Вообще мы считаем, что, для того чтобы облегчить ситуацию с дольщиками на тех объектах, строительство которых уже начато, надо на законодательном уровне ввести финансовую ответственность региональных властей за допущенную халатность при осуществлении контроля застройщиков, наличие коррупционных сговоров и т. д.

– Уже обсуждалась идея ввести персональную ответственность чиновников...

– Это неправильно. Нужно просто правильно ввести финансовую ответственность. Нужно также четко разграничить понятия страховых случаев для всех гарантов. Если нет злого умысла застройщика и властей в том, что случились проблемы с объектом строительства, то тогда проблему решают федеральные гаранты (страховые компании, банки с помощью банковской гарантии, Фонд защиты дольщиков) за свой счет. А если есть признаки хищения, уголовные дела по этим признакам, коррупционный сговор, то тогда этот вопрос должен решаться за счет региональных властей. Если заранее будет определено, что те проблемы, которые создали власти, к ним же и вернутся, то количество проблемных строек в регионах сократится, по нашим оценкам, в 5–10 раз. Таким образом, будет обеспечена значительная экономия бюджетных средств всех уровней, и - главное - будет выполнена основная задача президента РФ по оздоровлению рынка строительства жилья. Кстати, страховщики сейчас обсуждают блок соответствующих поправок в 214-ФЗ.

– Какие еще предложения обсуждаются?

– Еще одно предложение пока не вписывается в имеющееся законодательство – приравнять инвестиции всех гарантов прав дольщиков в достройку проблемных объектов к страховым выплатам. Благодаря этому дольщики смогут получить желаемое жилье, а страховщики – минимизировать расходы.

– У вас есть опыт достройки проблемных домов?

– Сегодня закон разрешает тратить на это только чистую прибыль, но ее на эти цели не хватает. Поэтому нам приходится изыскивать средства в достройку через партнерские организации и подрядчиков. К примеру, в Чебоксарах был такой способ финансирования достройки проекта. Наш клиент прокредитовался в местном банке, банк рухнул, в него зашла временная администрация, потребовала вернуть кредит. Застройщик вернуть деньги не смог, и против него началась процедура банкротства. У нас лимит ответственности по этому объекту – около 250 млн руб. Но дом оказался в высокой стадии готовности (85%), и нам удалось найти способ проинвестировать в достройку дома. Достройка обошлась нам в 30 млн руб. Также мы готовы достроить объект в Краснодаре – это красивый дом бизнес-класса в центре города высокой степени готовности.

– Портфель «Респекта» состоит сейчас в основном из рисков по одному виду страхования – ответственности застройщиков. Есть ли в планах диверсификация бизнеса?

– Я ставил этот вопрос перед акционерами. В этом году мы пока будем достраховывать тот пул застройщиков, который у нас уже есть. Это достаточно большой объем работы. Потом мы будем переходить в преимущественное страхование классических рисков: страхование имущества юрлиц, строительно-монтажные риски. Также мы в самое ближайшее время готовы предложить нашим клиентам и застройщикам страховые продукты непосредственно для дольщиков – ипотечное страхование, страхование квартир во время ремонта, риски потери работы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more