От чего зависит успех борьбы с «омикроном»

Кроме вакцинации может потребоваться коррекция общей стратегии
Evgeniy Maloletka / AP

Россия вот-вот пробьет отметку в 100 000 заболевших коронавирусом в сутки: 28 января зафиксирован очередной антирекорд – 98 040 человек. Не идет на спад волна «омикрона» и в мире: рост заражений наблюдается во многих странах.

При этом привычные меры сдерживания вируса уже не дают эффекта. Накануне Всемирная организация здравоохранения заявила, что больше нет смысла в ограничениях международных поездок. Их нужно ослабить или отменить, потому что они больше не приносят пользы и лишь продолжают усугублять экономический и социальный стресс.

С 27 января Великобритания первой в Европе отменила обязательное предъявление ковид-сертификатов и ношение масок в закрытых помещениях и общественном транспорте – эта мера стала рекомендательной. В Австрии с 31 января перестанет действовать локдаун для непривитых: с 15 ноября невакцинированным разрешалось выходить из дома только в продуктовый магазин, аптеку или на прогулку. Канцлер Австрии Карл Нехаммер объяснил, что сейчас нет угрозы перегрузки отделений реанимации и интенсивной терапии, а значит, нет необходимости и в локдауне. При этом Австрия же приняла закон об обязательной вакцинации: с середины марта полиция будет проверять у людей сертификаты: тех, кто не привился, будут штрафовать на сумму до 600 евро.

Конечно, на такие жесткие меры готовы далеко не все. Но есть и другие, не менее эффективные, особенно в связи с высокой заразностью «омикрона» даже среди привитого населения.

В конце декабря журнал Nature опубликовал статью, данные которой свидетельствуют о низкой эффективности против «омикрона» постинфекционного иммунитета четырех основных используемых в США и Европе вакцин (Pfizer, Moderna, Johnson & Johnson, AstraZeneca).

Более того, доля случаев болезни на 1 млн населения выше в странах с более высоким охватом вакцинацией, а риск заразиться при контактах с вакцинированными сопоставим с риском контактов с непривитыми. Такая информация приведена, например, в недавних статьях European Journal of Epidemiology и Тhe Lancet. Если исходить из данных этих исследований, «омикрон» преимущественно распространяется среди привитого и уже переболевшего населения.

Хорошая новость: в странах с высоким охватом вакцинацией «омикрон» пока не вызвал значительного роста смертности. Но ожидаемый рост заболеваемости требует:

  • обеспечить бесперебойное финансирование системы здравоохранения на случаи непредвиденных безотлагательных расходов на оплату медицинской помощи. Сейчас такого механизма нет, но его важность показала пандемия: в условиях «волн» заболеваемости система ОМС зачастую сталкивается с необходимостью дополнительных средств, на выделение которых нужно время – отсюда приостановки плановой медицинской помощи и другие проблемы;
  • максимально повысить охват вакцинацией хотя бы групп риска: людей возраста 60 лет и старше, пациентов учреждений длительного ухода, гипертоников, диабетиков, пациентов с сердечно-сосудистыми и хроническими респираторными заболеваниями, с ослабленной иммунной системой;
  • повысить эффективность «невакцинных» методов контроля передачи инфекции.

Понять страхи и убедить в безопасности

Для ускорения вакцинации важно услышать и понять точку зрения тех, кто сомневается в безопасности прививки. Стигматизация непривитых принесет больше вреда, чем пользы – такая рекомендация содержится в отчете Всемирного экономического форума «How to Build Trust in Vaccines».

Действительно, обязательная вакцинация от любой болезни – в первую очередь, защита общества, а не конкретного человека. Снижая статистику смертности в популяции, вакцины не дают 100% защиты, но связаны с небольшим, но значимым риском осложнений. Наиболее опасное, хотя и редкое осложнение вакцин против COVID-19, использующих аденовирус в качестве вектора, – синдром Гийена-Барре, аутоиммунное поражение периферических нервов, проявляющееся параличами и нарушениями чувствительности. В США это осложнение зарегистрировано у нескольких десятков пациентов из 12,5 млн привитых вакциной компании Johnson & Johnson.

В России опубликованы единичные сообщения о развитии данного синдрома после введения вакцины «Спутник V», в Аргентине зарегистрировано четыре случая на 6,5 млн вакцинированных «Спутником V» (по данным на август 2021 г.). С учетом редкости осложнений источником недоверия к вакцинам в России представляется отсутствие доступной обновляющейся независимой информации о них и компенсаций пострадавшим.

Пример таких решений – программа возмещений в случае осложнений после вакцинации в рамках глобальной инициативы ВОЗ «COVAX».

Программа компенсации «Covax»

Предусматривает выплату в 92 странах с низким или средним уровнем дохода. В список стран, в частности, входит Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Узбекистан и Украина. Выплаты производятся за каждые сутки госпитализации по причине осложнения, по факту необратимой полной или частичной утраты трудоспособности, смерти и врожденном повреждении или заболевании нерожденного ребенка женщины, получившей вакцину. Получение выплаты не требует обращения в суд и признания вины, источник финансирования – небольшой сбор с каждой дозы вакцин, оплачиваемого из средств Глобального альянса по вакцинам и иммунизации (GAVI).

Размер выплат рассчитывается по формуле: ВВП страны на душу населения в долларах США, умноженный на 12 и на коэффициент вреда от вакцины. Например, в случае смерти коэффициент вреда равен единице, и семье погибшего полагается двенадцатикратный размер годового ВВП на душу населения конкретной страны.

Столь впечатляющий размер страховой компенсации говорит финансово грамотному человеку о незначительности риска, люди с низким доходом увидят в осложнении вакцины в том числе шанс вырвать семью из нищеты, и для любого человека это признание значимости его здоровья и жизни. Кроме того, независимая от здравоохранения система выплат за осложнения делает более достоверной общественно значимую информацию о реальной безопасности вакцин – еще один фактор доверия.

Прибегнуть к проверенным временем методам

В ситуации неясности относительно эффективности вакцин против нового штамма важно вспомнить о безопасных для здоровья и эффективных «невакцинных» методах. За свою историю человечество разработало вакцины лишь против нескольких десятков болезней: для сдерживания огромного числа остальных, зачастую более опасных по сравнению с СOVID-19 инфекций, вполне достаточно эффективного эпидемиологического надзора в сочетании с социальной политикой и санитарной пропагандой.

Поэтому еще до разработки вакцин от коронавируса добились рекордно низкой смертности развитые страны Океании и Юго-Восточной Азии – Новая Зеландия, Австралия, Южная Корея, Япония и Тайвань, чей рецепт успеха:

  • жесткие карантинные меры ко всем въезжающим в страну;

  • обязательная госпитализация всех заболевших СOVID-19, никакого амбулаторного лечения на дому;

  • по каждому случаю заболевания выявление близких контактов с их обязательным карантином и социальной поддержкой: потребительские ваучеры, наборы продуктов и товаров первой необходимости, а для тех, кто не охвачен социальным страхованием – единовременные выплаты;

  • постоянное напоминание населению о простых и эффективных мерах профилактики: чаще мыть руки, избегать плохо вентилируемых помещений, многолюдных пространств.

Реализация этих мер даже без вакцинации дает отличные результаты. Если в 2020 г. в странах Евросоюза общий коэффициент смертности (число смертей по всем причинам на тысячу человек) по сравнению с «доковидным» 2019 г. вырос в среднем на 5,2%, а в США – на 13,7%, то в Новой Зеландии он упал на 6,8%, в Австралии – на 4,5%, в Тайване – на 2,4%, в Японии снизился на 1,1%.

Закономерный результат успеха «невакцинных» мер и целевой социальной поддержки – высокий уровень доверия населения к вакцинации, которая началась в этих странах значительно позже, но оказалась эффективнее, несмотря на добровольный характер.

В июле 2021 г. охват вакцинацией населения Японии (12,59%) и Южной Кореи (10,15%) мало отличался от показателей России (11,93%). Но если на 12 января 2022 г. в России вакцинировано лишь 46,31%, то в Японии – 78,26% населения, в Южной Корее – 85,24%. И это без дискриминации и социальной стигматизации непривитых, без войны в соцсетях сторонников и противников вакцин, без давления на работодателей.

Отправлять на больничный

Борьба с эпидемией начинается с того, чтобы заболевший человек обратился к врачу и остался дома, не заражая окружающих. Но многие в России не могут взять оплачиваемый больничный – в частности те, кто работают по договорам гражданско-правового характера. Часто такой возможности нет у мигрантов, а также у самозанятых и индивидуальных предпринимателей, которые не платят взносы в Фонд социального страхования. Поэтому, заболев, они не обращаются к врачу (что утяжеляет течение болезни и увеличивает смертность) и вынуждены ходить на работу, заражая окружающих. Интересно, что примерно такая же ситуация имеет место в США, где нет социального страхования на случай временной нетрудоспособности.

Важна и опция вызова врача на дом, тогда люди будут меньше разносить вирус. Стоит также соблюдать строгий постельный режим при лечении дома: это простая, но крайне эффективная рекомендация, которой многие, увы, пренебрегают.

* Авторы – сотрудники Центра организации, финансирования и межбюджетных отношений в здравоохранении Финансового университета при правительстве РФ Андрей Рагозин (кандидат медицинских наук) и Владимир Гришин (профессор, доктор экономических наук).

Другие материалы в сюжете