Хитрые мобильные операторы

Квартальная отчетность МТС, опубликованная во вторник, навела меня на размышления. Совсем не о цифрах, нет. А о том, как этих цифр стало много и как непросто их теперь сопоставлять с "аналогичными показателями" конкурентов.

Я помню, как просто было раньше нам, журналистам, сравнивать МТС с "Вымпелкомом". У одной столько-то абонентов, у другой столько-то, эта заработала столько-то миллионов долларов, та – столько-то. И все. Это было еще десять лет назад.

Потом появился "Мегафон", но он был совсем маленький. А когда подрос и набрал первые миллионы абонентов, мы просто встроили его в привычную матрицу: абоненты – выручка – прибыль.

И еще двумя показателями операторы мерялись друг с другом – ARPU (средний счет на абонента) и MOU (средняя продолжительность разговора по мобильному телефону). Считалось: у кого все эти ARPU да MOU больше – тот молодец. И размышлять не о чем.

Как же с тех пор все изменилось! Считать абонентов уже давным-давно бессмысленно – с тех пор, как количество sim-карт перевалило за 100% населения. В России уровень распространения мобильной связи сейчас – под 150%; а в Москве, официальное население которой 10,6 млн человек, на руках почти 33 млн sim-карт (данные AC&M-Consulting).

К тому же у операторов разная политика учета пользователей: "Мегафон" с "Вымпелкомом" вычеркивают абонента из списка через три месяца после того, как тот перестал пользоваться услугами, а МТС делает это только через полгода. Впрочем, и "Мегафон" с "Вымпелкомом" только с виду шагают в ногу, уверяют их сотрудники, прищурившись: мы-то честно считаем абонентов, а вот они...

Но и это еще полбеды. До недавних пор операторов можно было сравнивать хотя бы по выручке. Теперь и это почти невозможно! Если сравнивать – так уж по-честному. А как сравнить по-честному "Вымпелком", работающий в девяти зарубежных странах, с МТС, присутствующей в пяти, и их обоих – с "Мегафоном", который формально действует в трех странах за пределами России, но это такие страны, которые едва ли приносят ему даже 1% доходов (Таджикистан, Южная Осетия и Абхазия).

В довершение всего хитрые сотовики отчитываются то в рублях, то в долларах, сегодня так, завтра сяк – в зависимости от курса рубля и от того, какую цифру выгоднее вытащить на свет.

Можно ограничить поле сравнения, взяв только доходы компаний в России. Но и тут у каждого все выходит на свой лад: один включает в цифры убыток от розничного бизнеса, другой – нет, один выделяет доходы от услуг фиксированной связи, другой вываливает все скопом.

Даже такой простой вроде бы показатель, как среднее количество выговариваемых абонентом минут, использовать уже не получается. Потому что приличную часть денег операторы зарабатывают не на разговорах, а на неголосовых услугах – продаже картинок и мелодий, мобильном интернет-доступе и т.д. И снова выходит разноголосица.

Только не подумайте, что я жалуюсь. Мне как журналисту становится только интереснее эту разноголосицу исследовать. Да и наши сотовые, а на самом-то деле – уже БЫВШИЕ сотовые операторы с каждым годом все больше походят на крупные международные корпорации – Vodafone, Telefonica, AT&T. Их бизнес такой же сложный.

Просто надо признать, что время простых формулировок и определений – " лидер рынка", "ведущий игрок" – прошло. Может, оно и к лучшему.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать