Конституционный суд направил дело Дадина на пересмотр

Статья о неоднократных нарушениях на митингах признана в целом конституционной, но ее следует уточнить

Конституционный суд (КС) не увидел несоответствия Конституции в законе об уголовной ответственности за неоднократные нарушения правил проведения митингов, который оспаривал первый осужденный по этой статье Ильдар Дадин. Это решение зачитал председатель КС Валерий Зорькин. Однако в статье обнаружены неточности, которые необходимо исправить, а дело Дадина следует пересмотреть, решил суд.

Хорошо, но не то

Адвокат Дадина Ксения Костромина оценивает решение суда как «хорошее» - суд услышал большую часть доводов защиты. «Но мы предполагаем, что Ильдару оно не понравится», - добавляет она: суд не признал, что оспаривавшаяся норма противоречит ст. 31 Конституции, которая закрепляет право граждан России на проведение публичных мероприятий. Именно этого в первую очередь добивался Дадин, напоминает Костромина. По ее оценке, ждать пересмотра приговора ему придется не менее 1,5 месяца — все это время Дадин будет оставаться в колонии.

Административная преюдиция - т. е. последовательное усиление ответственности за общественно опасные нарушения - продиктована правомерной заботой о соразмерности ограничений прав и свобод, считает КС. Однако такой принцип исключает возможность привлечения к уголовной ответственности лица, в отношении которого отсутствовали вступившие в законную силу судебные акты о привлечении к административной ответственности (именно это произошло с Дадиным - по трем из четырех эпизодов инкриминировавшихся ему нарушений, которые легли в основу обвинения, постановления судов не вступили в законную силу).

Уголовная ответственность может быть сопряжена лишь с умышленной формой вины – если установлено, что нарушение совершено по неосторожности, такой ответственности наступать не должно.

Кроме того, разъяснил КС, сам факт наказания за нарушение в административном порядке не может служить неопровержимым доказательством вины: рассмотрение уголовного дела по ст. 212.1 предполагает проверку судом всех обстоятельств совершения уголовно наказуемого деяния в состязательном процессе.

Суд также счел, что лишение свободы является слишком суровым наказанием за участие в несанкционированных митингах и сопоставимо с наказанием за такие преступления, как убийство матерью новорожденного ребенка или сопротивление представителю власти. Он напомнил, что по другим составам с административной преюдицией такое наказание не предусмотрено либо не превышает года. Соответственно, к лишению свободы за нарушение порядка проведения митингов можно приговаривать только в том случае, если оно повлекло утрату мероприятием мирного характера или привело к причинению существенного вреда здоровью кого-либо или имуществу. Соответственно, дело Дадина подлежит пересмотру.

Жена Дадина Анастасия Зотова сказала, что решение КС выглядит неоднозначным, передает «Эхо Москвы». Руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков высказал мнение, что новое разбирательство в отношении активиста может занять полгода. В этом случае Дадин выйдет на свободу не раньше июля. «Для Дадина сегодняшнее решение значит то, что теперь уголовное дело в отношении него должно быть пересмотрено Верховным судом. И по результатам оно должно быть прекращено», - сказал Русской службе ВВС его адвокат Алексей Липцер.

Дадин четыре раза привлекался к ответственности за нарушение порядка проведения митинга, в последний раз его приговорили к трем годам лишения свободы.

Жалобу Дадина КС принял в середине декабря. Заявитель указал, что вступившие в силу в 2014 г. поправки в УК нарушают его право на свободу мирных собраний и свободу выражения мнений, право не быть повторно осужденным за одно и то же деяние, право на защиту и право считаться невиновным, пока вина не доказана и не установлена приговором суда. Оспоренная статья устанавливает уголовную ответственность за формальные нарушения порядка организации публичных мероприятий исключительно на основании факта их неоднократности, говорилось в жалобе.

Она предполагает уголовное наказание в виде лишения свободы за действия, не повлекшие причинения вреда и не создавшие угрозы безопасности. А также допускает использование в качестве доказательств по уголовному делу материалов об административных правонарушениях, которые были получены без участия защитника. Также по ст. 212.1 допускается возбуждение уголовного дела до вступления в законную силу всех постановлений судов об административных правонарушениях по ст. 20.2 КоАП, как было с Дадиным.

На него было составлено пять административных протоколов за участие в несогласованных митингах и одиночных пикетах в период с 6 августа 2014 г. по 15 января 2015 г., в том числе 5 декабря, когда Дадин участвовал в шествии по Мясницкой улице (в дальнейшем этот эпизод был квалифицирован как преступление). Уголовное дело было возбуждено в январе 2015 г. и основывалось на четырех из пяти эпизодов, хотя в силу на тот момент вступило лишь постановление по одному из них. В декабре 2015 г. Дадин был приговорен к трем годам лишения свободы, позже Мосгорсуд снизил срок на полгода.

Представители обеих палат Федерального собрания, президента, правительства в КС заявили, что считают оспариваемую норму конституционной, но большинство из них думает, что ее необходимо уточнять, сообщал ТАСС. В том числе предлагалось даже ее ужесточить: ведь сейчас после привлечения к уголовной ответственности далее нарушителя должны вновь привлекать к административной.

Полпред Госдумы Татьяна Касаева 24 января заявляла в КС, что Дума просит признать оспариваемое положение конституционным. Она аргументировала, что не согласованные в законном порядке публичные мероприятия проводятся в общественных местах, где уже есть скопления людей, - парках, скверах, проспектах. Часто эти люди не хотят участвовать в данных мероприятиях. «Несанкционированный митинг создает дополнительную нагрузку на органы правопорядка», - отметила она. Цель оспариваемой нормы, по ее словам, - предупреждение новых нарушений. Привлечение такого нарушителя к уголовной ответственности «не нарушает принцип несоразмерности ограничения прав и свобод гражданина», убеждена Касаева (цитаты по «Интерфаксу»).

«Мой дедушка говорил: "Прежде чем выпороть, нужно дважды отшлепать". Я против применения уголовной ответственности с ходу, но я и против бесконечного применения административной ответственности», - формулировал тогда же полпред правительства Михаил Барщевский. Как сообщал ТАСС, он считает, что эта норма Конституции не противоречит, но требует вмешательства КС, так как имеет неопределенность в толковании.

Некоторые формулировки нормы требуют законодательного усовершенствования, хотя вся конструкция нормы «полностью соответствует Конституции», высказывалась советник министра юстиции Мария Мельникова. Пока же нечеткости в формулировках приводят к неопределенности в толковании, например при определении сроков совершения повторного нарушения.

Полпред генпрокурора в КС Татьяна Васильева обратила внимание, что норма не предусматривает ответственности для лиц, которые уже были по ней осуждены и повторно совершили преступление.

Между тем несколько дней назад группа депутатов Госдумы от ЛДПР внесла в нижнюю палату парламента законопроект, предлагающий вообще исключить ст. 212.1 из УК. В пояснительной записке они отмечают, что авторы спорной нормы стремились лишь к одному - предупредить повторные нарушения законодательства при проведении публичных мероприятий. При этом «явная жесткость и несоразмерность наказания тяжести проступка не принимались во внимание». В результате моральные и политические издержки принятия такого решения оказались недопустимо высоки для общества в целом и конкретных граждан в частности, отмечают они, ссылаясь в том числе на дело Дадина. «Общественный резонанс назначения уголовного наказания Дадину во многом связан с несправедливостью наказания - несоразмерностью наказания тяжести и общественной опасности проступка», - напоминают авторы инициативы.