Падение цен на нефть осложняет переговоры России и Китая по второму газовому контракту

Стороны уже не планируют подписать его в сентябре во время встречи на высшем уровне

Переговоры между «Газпромом» и CNPC о поставках российского газа на запад Китая по газопроводу «Алтай» (или «Сила Сибири - 2») в значительной степени осложнились из-за резкого падения цен на нефть, заявил в пятницу директор департамента Восточной Европы и Центральной Азии минкоммерции КНР Лин Цзи, передал «Интерфакс».

Россия и Китай не ставят перед собой задачу подписать контракт во время визита президента России Владимира Путина в Китай в начале сентября, уточнил он.

К сожалению, российская сторона не всегда учитывает, что в Китае развернута под руководством председателя Си Цзиньпина жесткая борьба с коррупцией. Все сотрудники китайской стороны, принимающие участие в переговорах, безусловно, серьезно озабочены, что их могут обвинить в том, что они тем или иным образом связаны с возможностью получения дивидендов от подписания контракта с «Газпромом». "В то же время в сложившейся ситуации подписание контракта из-за полной неопределенности с мировыми ценами на нефть и неопределенности относительно их роста или падения представляется маловероятным", - цитирует «Интерфакс» собеседника, близкого к CNPC.

О том, что Россия рассчитывает достичь договоренностей по контракту к визиту Путина в КНР, в конце июля заявил министр энергетики Александр Новак. «Если будет готов [контракт], то, безусловно, визит станет хорошим поводом для заключения этой сделки», - говорил и пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

В начале августа зампредправления «Газпрома» Александр Медведев сообщил, что «Газпром» и CNPC начали переговоры о цене газа, который планируется поставлять по «Алтаю». Ранее предправления концерна Алексей Миллер утверждал, что этот вопрос станет финальным.

В середине августа Миллер и вице-президент PetroChina (дочка CNPC) Хуан Вэйхе встретились в Москве. По итогам переговоров «Газпром» сообщил лишь, что «текущий переговорный процесс по проекту [«Алтай»] имеет очень хорошую динамику».

По оценке аналитика «Сбербанк CIB» Валерия Нестерова, чтобы «Алтай» окупился, цена на газ для Китая на этом маршруте должна составлять на границе $360-370 за 1000 куб. м. По мнению портфельного управляющего GL Financial Group Сергея Вахрамеева, цена должна быть $400 за 1000 куб. м.

При этом контракты «Газпрома» традиционно имеют привязку к цене на нефть. В 2013 г. CNPC предлагала «Газпрому» привязать цену на газ для Китая к индексу американской газовой биржи Henry Hub, но «Газпром» категорически отказался. В итоге в мае 2014 г. стороны подписали первый 30-летний контракт с нефтяной привязкой на поставку в Китай до 38 млрд куб. м газа в год по газопроводу «Сила Сибири». В общей сложности CNPС получит 1,032 трлн куб. м газа. Цена контракта — $400 млрд, говорил тогда Миллер. Исходя из этого цена составляла тогда около $380 за 1000 куб. м.

Но цена будет меняться вместе с ценой нефти, говорил тогда Новак.

В мае 2014 г. нефть стоила более $100 за баррель, сейчас — около $46 за баррель. То есть контракт подешевел более чем вдвое. А для того чтобы газ «Алтая» стоил необходимые для окупаемости $370-400 за 1000 куб. м, цена нефти должна быть минимум вдвое выше, отмечали Нестеров и Вахрамеев.

В июне Миллер уверял, что на общую цену контракта ничто не влияет. «Оценка стоимости контракта в прошлом году была $400 млрд, в этом году – $400 млрд, в следующем году – $400 млрд и еще через несколько лет – тоже $400 млрд. На 30 лет», - говорил он.

Но в начале августа начальник управления экспорта СПГ «Газпром экспорта» Павел Седов признал, что формула цены в контракте «подразумевает некоторую амортизацию для того, чтобы компенсировать краткосрочные колебания» цен на нефть. Но от долгосрочного падения цен защиты нет, сообщил он.

Обычно в контрактах предусмотрен следующий механизм, рассказывает человек, участвовавший в подготовке контракта «Газпрома» и CNPC: в интересах поставщика указывается минимально приемлемая для него цена нефти, в интересах покупателя — максимально приемлемая. Цена газа индексируется только в этом коридоре, даже если фактическая цена нефти выходит за его пределы в ту или иную сторону. Но в рамках этого контракта такой коридор отсутствует, говорит он.