Статья опубликована в № 4135 от 10.08.2016 под заголовком: Сечин без директивы не сойдет

«Роснефть» не намерена отказываться от участия в приватизации «Башнефти»

Заставить ее сойти с дистанции может только директива правительства

Заявления куратора ТЭКа в правительстве, вице-премьера Аркадия Дворковича, помощника президента Андрея Белоусова, министров экономического развития Алексея Улюкаева и энергетики Александра Новака и неформальное поручение президента Владимира Путина о том, что «Роснефть», как госкомпания, не должна участвовать в приватизации «Башнефти», не отбили у главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина охоты побороться за этот актив.

«А правительство выдало нам директиву, запрещающую участвовать в приватизации? Нет!» – так в понедельник ответил Сечин «Ведомостям» на вопрос, собирается ли компания после слов чиновников отзывать направленную в «ВТБ капитал» (консультант по продаже «Башнефти») заявку на участие в приватизации, и посоветовал обратиться в правительство.

Пресс-секретарь премьер-министра Наталья Тимакова переадресовала вопрос в Минэкономразвития, представители Дворковича и первого вице-премьера Игоря Шувалова на запросы не ответили. Росимущество директивы пока не получило, сказал его представитель. Директива должна быть дана не «Роснефти», а «Роснефтегазу», отметил Улюкаев. Эта 100%-ная «дочка» Росимущества владеет госпакетом «Роснефти» – 69,5% акций, у самого Росимущества всего одна акция компании.

По директиве

По уставу «Роснефти» сделки на сумму более $1,5 млрд должен утвердить совет директоров. Рыночная стоимость продаваемого пакета «Башнефти» (60,16% обыкновенных акций, или 50,08% уставного капитала), по оценке EY, составляет 306 млрд руб. ($4,7 млрд по курсу ЦБ). В совете директоров «Роснефти» девять человек, из них пять голосуют по директиве.

Никаких директив нет и принимать их не будут, категоричен федеральный чиновник: «Есть общая позиция по неучастию «Роснефти» в этой приватизации и законные способы это неучастие реализовать».

«Роснефть» же по-прежнему не видит оснований для запрета – об этом говорится в отправленном 5 августа письме Сечина Улюкаеву (копия документа есть у «Ведомостей»). Формально «Роснефть» – не госкомпания, напоминает Сечин и перечисляет негативные последствия отстранения компании от участия в приватизации: снижение инвестиционной привлекательности компании, ее стоимости и рейтинга, создание рисков нарушения прав и интересов миноритариев, которые потом могут подать иски к членам совета директоров о возмещении причиненных компании убытков.

Синергетический эффект от покупки «Башнефти» «Роснефтью» Сечин оценивает в 160 млрд руб. «Интеграция «Башнефти» с последующей продажей акций «Роснефти» позволит не только сохранить целостность активов «Башнефти», но также поддержит планы по приватизации «Роснефти» с премией к текущей рыночной оценке за счет монетизации синергии», – пишет Сечин и просит Улюкаева учесть позицию компании при подготовке доклада правительству о приватизации «Башнефти».

Представитель «Роснефти» письмо не комментирует, отмечая, что переписка с правительством на эту тему велась. Представитель Минэкономразвития отказался от комментариев. Источник в министерстве сказал, что письмо Сечина «находится на рассмотрении».

Формально «Роснефть» не является госкомпанией, но ограничения в законе на участие госкомпаний в приватизации размытые, говорит адвокат «Юков и партнеры» Екатерина Бибикова.

Изначально «ВТБ капитал» включил «Роснефть» в список потенциальных покупателей, причем под первым номером, следует из письма (есть у «Ведомостей») «ВТБ капитала» директору департамента Минэкономразвития Оксане Тарасенко. Консультант просит министерство утвердить письмо с предложением о покупке «Башнефти» и список потенциальных покупателей, Тарасенко в ответе (есть у «Ведомостей») список утверждает.

Улюкаев позже назовет «Роснефть» «ненадлежащим покупателем» и усомнится, что компания войдет в шорт-лист покупателей.

Старший аналитик «Атона» Александр Корнилов оценивает синергетический эффект от покупки «Башнефти» «Роснефтью» в $2,6 млрд: эта сумма включает оптимизацию расходов на управление, а также дополнительную маржу от доступа к НПЗ «Башнефти». «Роснефти» хватит денег на покупку «Башнефти», продолжает Корнилов. У нее около $13 млрд денежных средств, плюс планируется продажа активов в Восточной Сибири. За вычетом капвложений на этот год, выплаты дивидендов и погашения долга у «Роснефти» останется $12 млрд на конец 2016 г.