Экономика
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 3929 от 01.10.2015 под заголовком: Россия в ловушке

Всемирный банк: Россия рискует попасть в ловушку многолетней стагнации

Без реформ даже рост цены нефти не обеспечит роста благосостояния

Ухудшение условий внешней торговли и неопределенность экономической политики – два главных препятствия для восстановления экономического роста России, следует из доклада Всемирного банка (ВБ). С первым препятствием придется смириться: волатильность цен на нефть может и дальше способствовать сокращению экономики, не исключает главный экономист ВБ по России Биргит Хансль. «Мы еще не уверены, достигла ли экономика дна [падения], – сказала она. – Перспективы 2015–2016 гг., к сожалению, негативны».

Успешно справившись с валютным шоком, российская экономика тем не менее пока не воспользовалась полученными от девальвации ценовыми преимуществами: существенного роста производства в торгуемых секторах и несырьевого экспорта не произошло. Потенциал импортозамещения ограничен существующими производственными мощностями, необходимые для роста несырьевых отраслей инвестиции должны быть поддержаны реформами – по разгосударствлению экономики, повышению эффективности госрегулирования, развитию конкуренции. Решительность правительства в проведении реформ восстановит уверенность инвесторов даже в текущих жестких финансовых условиях, считает ВБ. Пока же неопределенность экономической политики фигурирует в опросах предпринимателей в качестве главного ограничителя инвестиций, фиксирует ВБ.

Эта неопределенность может в итоге развернуть вспять тенденцию к снижению бедности – завоевание последних 10 лет. В дальнейшем трудоспособное население будет сокращаться, доля сырьевых отраслей в экономике – снижаться из-за стагнации добычи и возможности бюджета по финансированию обязательств перед растущим числом пенсионеров будут ограничены. Рост производительности и политика на рынке труда будут влиять на экономику сильнее, чем цены на нефть: без проведения реформ Россия рискует на десятилетия попасть в ловушку низких темпов экономического роста. Справиться с текущим кризисом, адаптировавшись к новой среде, и одновременно провести структурные реформы по перераспределению производственных факторов в пользу нересурсных секторов – непростая задача, но именно ее должна решать экономическая политика, считает Хансль.

Ближайшие перспективы остаются неблагоприятными. В 2015–2016 гг. единственным источником роста остается чистый экспорт (за счет снижения импорта), но его вклад не компенсирует падения потребления и инвестиций.

Сценарии для России

В оптимистичном сценарии ВВП в 2016 г. растет на 1,3%, в 2017 г. – на 1,7% при повышении цены нефти до $67. В пессимистичном ($50/барр. в 2015 г. и $40 в 2016–2017 гг.) экономика падает на 4,8% в 2015 г. и еще на 2,8% в 2016 г., в 2017 г. темп будет лишь нулевым.

В отношении 2015 г. ВБ подтвердил свой апрельский прогноз спада на 3,8%, в 2016 г. экономика сократится еще на 0,6% в базовом сценарии, исходящем из цены нефти в $53/барр. в 2015 и 2016 гг., после чего вырастет на 1,5% при $55/барр. в 2017 г. Вывести экономику из рецессии уже в 2016 г. может рост цены нефти до $64/барр., в сценарии более дешевой нефти спад будет сильнее и дольше (см. врез).

Во всех трех сценариях экономика по итогам 2017 г. остается ниже уровня 2014 г., в базовом варианте – ниже 2012 г. И во всех трех сценариях растет уровень бедности, что фактически перечеркнет все предыдущие достижения социальной политики: вплоть до 2013 г. число бедных почти непрерывно снижалось (постсоветский минимум – 10,7% в 2012 г.). В 2015 г. за чертой бедности окажется 20,5 млн россиян (14,5%), прогнозирует ВБ. Даже при росте цены нефти в следующие два года доля бедных в 2017 г. останется выше, чем в 2014 г. (11,7% против 11,2%). В базовом сценарии по итогам 2017 г. число бедных останется выше 20 млн, составив 14% населения – больше, чем десятилетием ранее (13,3% в 2007 г.).

В своем прогнозе ВБ исходит из предположения, что целью ЦБ останется снижение инфляции, что ограничит возможность смягчения денежно-кредитной политики в 2015 г., а правительство, потратив в 2015 г. половину резервного фонда, сократит расходы, что ограничит возможности социальной поддержки. В базовом варианте прогноза неопределенность экономической политики на фоне турбулентности внешних рынков и сохранения санкций не будет способствовать росту инвестиционного спроса – спад инвестиций продлится и в 2016 г. Резкое падение доходов в 2015 г., стагнация зарплат и социальных трансфертов в 2016 г. обусловят продолжение спада потребительского спроса. Только в 2017 г., когда инфляция снизится до 5%, реальные доходы могут незначительно подрасти и поддержать восстановление частного потребления, что может придать импульс росту экономики, говорится в докладе. Потребление снова станет главным источником роста экономики, хотя уже не обеспечит ему былой скорости. Развитие за счет не потребления, а инвестиций потребует четкой смены приоритетов бюджетной политики, сказала Хансль: «Опора на инвестрасходы возможна за счет сокращения социальных расходов, роста бедности и безработицы». Такая ребалансировка вероятна, считает она, но требует от властей большой решительности.

Минэкономразвития ожидает, что после спада на 3,8% в этом году экономика вернется к росту – на 0,7% в 2016 г. Для поддержки инвестиций правительство обещает сдерживать рост тарифов монополий, поддерживать малый и средний бизнес, проектное финансирование, строительство, перечислил министр экономического развития Алексей Улюкаев. Однако без социальных реформ ресурсов у бюджета по выполнению принятых госпрограмм нет даже при принятии обсуждаемых решений по ограничению роста соцрасходов, сказала замминистра финансов Татьяна Нестеренко: «Все считают, что случится волшебство и все само собой утрясется, но оно не случится».

kryl75
09:47 01.10.2015
Мы во всем хотим видеть логику. Причины. Цель. Разумный расчет. Благо для нас. Хотя бы — тайный смысл. На худой конец — дьявольские козни и мировой заговор Они выступали за развитие рыночной экономики и частный бизнес — и посадили 300 тысяч предпринимателей. Они назвали главным приоритетом инвестиционный климат и разрушили систему защиты прав инвесторов, совокупные прямые иностранные инвестиции в страну никогда не поднимались выше 1% от инвестиций в Китай, а отток капитала за последние 15 лет превысил совокупное сальдо торгового баланса. Они ставили целью приватизацию и повышение конкурентоспособности — и практически все национализировали или сосредоточили в руках полудюжины «агентов», а бюджетная зависимость от одной индустрии выросла. Они трижды проводили пенсионную реформу, в результате чего пенсионный фонд банкрот, а придуманные ими же накопления изымают уже третий год. Они объявили войну с коррупцией, в результате чего средний размер взятки вырос, а те, кто выводил сотни миллионов долларов из бюджета на фиктивном возврате НДС даже не оказались под следствием (зато в тюрьме умер тот, кто о них сообщил). Они объявили, что страну спасет малый бизнес — и количество малых предприятий за следующие 2 года упало на 40%, а их доля в ВВП снизилась до 18%. Они дважды изменяли время — для улучшения качества жизни и эффективности экономики — сперва туда, потом — обратно. Они уверяли, что нефть не может дешеветь, что мир остановится при цене ниже 80 долларов за баррель — и нефть подешевела до 50 в течение полугода. Они публично жалели тех, кто покупал доллар за 35, и доллар стоит 66. Они затеяли модернизацию и инновации — и создали зону Сколково и Роснано. Они начали реформу здравоохранения и больничная смертность выросла на 20%. Они объявили важнейшей целью создание Международного Финансового Центра, и ликвидные рынки практически перестали существовать, банковская система живет только на вливаниях эмиссионных денег, а АСВ — банкрот и спасает вкладчиков рушащихся банков за счет кредитов банков, которые еще не рухнули. Они взяли курс на развитие промышленности, и количество станков в стране за 8 лет сократилось в 2 раза. Они объявили освоение Арктики приоритетом, а закрепление большой части Арктики в своей собственности стоящим конфликта с соседями — и мир вошел в долгосрочный цикл низких цен на сырье, при которых никакие проекты в Арктике не будут прибыльными никогда. Они уволили вице-премьера и министра финансов, за то, что он отстаивал монетаристский курс, свободный рынок и экономию бюджета и наполнили Правительство, Советы и Комитеты поклонниками социалистической экономики — и никак не изменили экономический курс, только сделали свои действия непредсказуемыми и хаотичными. Они обиделись, что Запад не дает нам денег, неправильно рейтингуя наши компании — и решили сделать свое рейтинговое агентство, видимо полагая, что его рейтингам на Западе будут верить больше, чем рейтингам своих агентств. Они долго и мучительно вступали в ВТО, они потратили 50 млрд на Олимпиаду — для укрепления международного имиджа страны и развития связей с Западом — и тут же превратили Россию в страну под санкциями и ввели ограничения на торговлю. Они провозгласили курс на объединение братских народов и пан-славянский мир, для чего сначала протолкнули во власть в Украине бандита, долго шантажировали страну ценами на газ и в итоге превратили ее население во врагов, положив для этого под конец десять тысяч жизней. Они решили наказать европейцев, и цены на еду в России выросли на 25 — 60%, а Европа увеличила мировые продажи продтоваров на 5-15%. Они объявили поворот на Восток (через тысячи километров неосвоенной и неэффективной Сибири), и товарооборот с Китаем упал на треть а валовой оборот с Европой даже вырос; они заявили мега-проекты по построению продуктопроводов в Китай, хотя очевидно, что Китай, как единственный покупатель никогда не заплатит за поставки выше себестоимости — но даже в этой ситуации Китай отказался финансировать и малую часть проектов — в отличие от проектов с Ираком, Туркменистаном и Казахстаном, где Китай финансирует все. Они трижды объявляли, что экономика России достигла дна, а теперь объявили, что она будет падать и в будущем году. Вы все еще ищете логику в сирийской операции и ждете результатов?
141
Комментировать