Как «Исламское государство» добывает себе оружие

Террористы создали эффективную сеть поставок и торговли вооружениями, среди которых есть и российские

Сирийский продавец оружия Абу Али думал, что его дни сочтены, когда год назад к нему пришли два командира «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Дело в том, что Абу Али продавал оружие сражавшимся с ИГ повстанцам. Но вместо этого они протянули ему бумагу, на которой было написано: «Этому человеку разрешено покупать и продавать любое оружие на территории «Исламского государства». На листе даже была печать, указывающая на иракский город Мосул, захваченный ИГ, вспоминает Абу Али (как и другие дилеры, он попросил не называть его настоящее имя).

Дилерская сеть

Когда в 2014 г. боевики ИГ захватили Восточную Сирию, они наладили отношения с торговцами оружием и создали комплексную дилерскую сеть на территории самопровозглашенного «халифата», занимающего половину Сирии и треть Ирака. «Они закупаются, словно безумные, круглосуточно каждый день», - говорит Абу Али.

Большую часть вооружения ИГ добывает или закупает в Сирии. Некоторые группировки оппозиции получают оружие от своих сторонников из стран Персидского залива через турецкую границу, но коррумпированные бойцы передают часть снаряжения местным дилерам. Крупнейшими черными рынками в стране сейчас стали приграничные с Турцией провинции Идлиб и Алеппо на северо-западе страны, говорят местные жители. Кроме того, на черных рынках часто можно встретить оружие из России или Ирана, предназначавшееся для войск Асада, особенно много его в провинции Эс-Сувейда на юго-западе страны (южнее Дамаска). «Им [ИГ] нравится российское оружие. Иранское они тоже покупают, но только по дешевке», - говорит Абу Омар.

После захвата Мосула летом 2014 г. в распоряжении ИГ оказалось оружие на сотни миллионов долларов, и его запасы увеличивались после каждого выигранного сражения. Арсенал террористов теперь включает американские танки Abrams, автоматические винтовки M16, гранатометы Mk 19 (захваченные у иракской армии) и российские пушки М-46 (отобранные у сирийских правительственных войск). Но больше всего ИГ требуются боеприпасы, отмечают дилеры. По их словам, наибольшим спросом пользуются патроны для автомата Калашникова, ручных и крупнокалиберных пулеметов, в том числе зенитных, калибрами 12,5 мм и 14,5 мм, в меньшей степени – реактивные гранаты и патроны для снайперского оружия.

Точно оценить многомиллионный оборот торговли оружием в сети ИГ трудно. По словам солдат и дилеров, ранее в этом году только во время сражений возле города Дэйр-эз-Заур исламистам ежемесячно требовались боеприпасы минимум на $1 млн, столько же - во время недельной атаки на находящийся рядом аэропорт в декабре 2014 г.

Потребность ИГ в боеприпасах отражает его боевую тактику – группировка сильно полагается на автомобили, начиненные взрывчаткой, пояса смертников и самодельные взрывные устройства. Но во время активных сражений ежедневно требуются десятки тысяч патронов. Как утверждают солдаты, грузовики с боеприпасами поставляют их на различные линии фронта каждый день. Чтобы обеспечить эти поставки, ИГ управляет комплексными логистическими операциями. Они настолько важны, что их напрямую контролирует верховный военный совет ИГ, относящийся к высшему руководству группировки. Это напоминает то, как ИГ контролирует торговлю нефтью, которая является его основным источником дохода.

Бизнес с врагами

Лучшие источники боеприпасов – это враги ИГ. Так, проправительственное ополчение Ирака продает часть амуниции торговцам на черном рынке, которые затем продают ее дилерам ИГ. Но больше всего исламисты «полагаются» на своих противников в Сирии – военнослужащих президента Башара Асада и повстанцев из оппозиции. И здесь сирийские дилеры играют особо важную роль.

Абу Али бежал, когда его попросили войти в дилерскую сеть, но другой торговец Абу Омар это сделал. Он занимался этим год, но в августе прекратил из-за «деспотизма» исламистов. Командиры ИГ выдают удостоверения с печатью тем дилерам, кандидатуры которых официально одобрили двое сотрудников безопасности ИГ. Затем торговцы оружием могут свободно передвигаться и вести дела, но только при условии, что ИГ – их единственный покупатель. «Мы можем покупать оружие у режима, повстанцев, иракцев. Даже если бы мы покупали его у Израиля, их [ИГ] это бы не волновало, пока они получают оружие», - утверждает Абу Омар.

Противников ИГ поражает способность группировки быстро осуществлять крупные поставки во время сражений. Так, на севере Ирака курдские отряды обнаружили документы с деталями о заказах для недавно завершившихся боев. «В течение 24 часов [после заказа] к ним была отправлена машина с боеприпасами», - говорит высокопоставленный чиновник из службы безопасности Ирака, пожелавший остаться анонимным.

Ничего личного, просто бизнес

Абу Ахмадкомандир сирийских повстанцев, ранее сражавшийся в рядах ИГ
«Некоторые торговцы оружием даже ненавидят "Исламское государство", но это не имеет значения, когда речь идет о прибыли»

Дилеры и солдаты объясняют скорость поставок системой коммуникаций исламистов. По их словам, странствующий «комитет», назначаемый верховным советом ИГ в Ираке, постоянно общается с «центрами» торговли оружием в каждой провинции, которые, в свою очередь, принимают заказы у военных эмиров. Порой переговоры эмиров с «центрами» по рации перехватывают их противники. Как отмечают курды, боевики используют зашифрованные слова. «Кебаб, возможно, означает крупнокалиберный пулемет, а салат – пули для автомата Калашникова. Пули бывают разрывные или бронебойные – получается смесь, словно салат», - смеется командир повстанцев в восточной Сирии Абу Ахмад, который сражался в рядах ИГ, пока летом не бежал в Турцию.

По словам Абу Омара, он контактировал с «центрами» с помощью приложения WhatsApp. Каждые несколько дней «комитет» предоставлял «центрам» прайс-листы на пули и гранаты, пользующиеся наибольшим спросом. При изменении цен «центр», с которым контактировал Абу Омар, оперативно извещал его через WhatsApp. Комиссия дилеров, по их словам, составляет 10-20%. Цены растут, поскольку поддерживаемая США коалиция отодвигает ИГ от турецкой границы, что ограничивает потенциальные контрабандные маршруты, рассказал Абу Ахмад. Поэтому боевики выдают дилерам больше лицензий, чтобы повысить конкуренцию и снизить цены, жалуется один из них.

Дилеры используют сети водителей и контрабандистов, чтобы прятать оружие в грузовиках с такими товарами, как овощи или стройматериалы, также часто применяются бензовозы, говорит Абу Ахмад. Идеология уже мало что значит спустя пять лет войны, отмечает он: «Некоторые дилеры даже ненавидят ИГ, но это не имеет значения, когда речь идет о прибыли».

Остановить торговлю оружием все сложнее, ведь способов заработать деньги в регионе мало и многие хватаются за эту возможность.

«Сейчас имеют значение только деньги. Никого не волнует, кто ты. Все думают только о долларах», - говорит Абу Омар.

Перевел Алексей Невельский

andrey.v.cherkassky
08:17 10.12.2015
США, Европа, Россия, Китай, Япония и другие государства на своих территориях давно доказали, что любую преступность можно свести к минимуму, тем более имея современных революционные технологии, позволяющие следить за конкретными людьми и социальными группами, созданными по различным интересам. Жаль только одно. Руководители Великих держав не научились цивилизованно контролировать рождаемость и смертность на Планете, чтобы впредь не допускать войны с целью приведения поголовья рабов до необходимой и достаточной величины. Отсюда и "наполеоны", "гитлеры", "сталины", "бенладены" и уже целое "ИГ", которое свалилось на нашу голову так же резко, как наводнение с гор на город Крымск. А может давайте постепенно учиться думать, дружить и любить друг друга, производить естественный отбор не помощью оружия, а с помощью разума.? А неразумных, агрессивных либо чрезмерно гуманных рассматривать как угрозу законам Природы. На Земле должно хватать места всем, ее не надо превращать в галактику Кин-Дза-Дза.
00
Комментировать