Экономика
Бесплатный
Михаил Оверченко

Принц ибн Салман: «Через 20 лет мы будем экономикой и государством, которые в основном не зависят от нефти»

Из-за низких цен на нефть Саудовская Аравия могла «полностью разориться» уже в начале 2017 года, сообщает Bloomberg

25 апреля заместитель наследного принца Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман аль-Сауд намерен представить концепцию долгосрочного развития страны – масштабный план экономических и социальных реформ, сообщает Bloomberg Businessweek. В главном материале номера, посвященном человеку, который в 30 лет сосредоточил в своих руках основные рычаги власти, рассказывается о том, как принц Салман реформирует экономику, чтобы снизить ее зависимость от нефти. Материал подготовлен по итогам двух интервью, которые в общей сложности длились восемь часов.

В начале апреля агентство Bloomberg уже приводило позицию принца Салмана по вопросу о замораживании нефтедобычи, которую он высказал во время тех встреч. Он занял жесткую позицию, заявив, что на ограничение добычи должны согласиться все страны, включая Иран. Несмотря на это участники нефтяного рынка продолжали играть на повышение, в массе своей ожидая, что соглашение будет достигнуто. Однако этого не произошло. Как писала Financial Times, переговоры в Дохе в прошедшее воскресенье сорвал именно Салман. Хотя обычно правящие члены королевской семьи не вмешиваются в деятельность министерства нефти, которым уже давно руководит Али аль-Наими, принц позвонил в Доху и приказал саудовской делегации возвращаться. Нефтяная политика страны теперь окончательно в руках Салмана, констатировала FT.

Когда в 2015 г. на престол Саудовской Аравии взошел новый король Салман ибн Абдель-Азиз аль-Сауд, его сын, Мухаммад ибн Салман, получил сразу несколько должностей. Сейчас он контролирует работу государственной нефтяной компании Saudi Aramco, национального инвестиционного фонда, руководит министерством обороны, отвечает за проведение экономической политики. У него даже больше полномочий, чем у наследного принца, единственного человека, который стоит перед ним в очереди к трону, отмечает Bloomberg. Западные дипломаты в Эр-Рияде называют Салмана «господин Всё».

Получать власть Салман начал еще при прежнем короле Абдалле. Тот в последние два года обсуждал с ним реформы, которые должны снизить зависимость страны от нефти. Эти идеи существуют в правящей семье уже давно, но до их реализации на практике дело так и не дошло, отмечает Bloomberg.

План, который Салман собирается представить в понедельник, включает, в частности, создание крупнейшего в мире суверенного инвестиционного фонда (предполагается, что в итоге у него будет более $2 трлн активов) и IPO «менее 5% акций» Saudi Aramco, которая будет превращена в крупнейший в мире промышленный конгломерат. Фонд будет инвестировать в ненефтяные активы, чтобы снизить зависимость страны от нефти. Подробности принц не раскрыл, отметив лишь, что будет сотрудничать с фондами прямых инвестиций, чтобы вложить за рубежом около половины денег суверенного фонда с целью получения постоянного потока дивидендов. «Технически [в результате преобразований] инвестиции, а не нефть станут источником доходов саудовского правительства, – сказал Салман Bloomberg. – Так что через 20 лет мы будем экономикой и государством, которые в основном не зависят от нефти».

Доходы от нефти формируют 90% государственного бюджета королевства, это практически единственная статья экспорта. На нефть приходится более половины ВВП.

Принц Салман утверждает, что его не волнует, будут цены на нефть расти или падать. Если они вырастут, страна получит больше денег для ненефтяных инвестиций, если же снизятся, она увеличит поставки на растущий азиатский рынок. «Нас не волнуют цены на нефть – $30 или $70, для нас все едино», – утверждает он. «Это не моя война», – добавляет принц, имея в виду ценовую войну, развернувшуюся на нефтяном рынке после начала падения цен в 2014 г.

Четверть бюджета – на ветер

Во время нефтяного бума Саудовская Аравия постоянно наращивала госрасходы, но в 2010-2014 гг., в том числе ради поддержания социальной стабильности после «арабской весны», они стали расти просто стремительно, пишет Bloomberg. Журналисты спросили, сколько было потрачено впустую. Советник принца Мухаммад аль-Шейх хотел уклониться от ответа, но Салман попросил его «сказать под запись». «По моим прикидкам, неэффективные расходы составляли, грубо говоря, $80-100 млрд» в год, ответил аль-Шейх; это четверть бюджета страны.

Острая необходимость перемен стала ясна руководителям Саудовской Аравии в прошлом году. Падение доходов от нефти привело к тому, что бюджетный дефицит почти достиг рекордных $200 млрд. Как пишет Bloomberg, советников принца охватило чувство, близкое к панике, когда они осознали, что валютные резервы тают так быстро, как никто не ожидал. Во время встречи с принцем и его советниками, включая Мухаммада аль-Шейха (учился в Гарварде, работал юристом в Latham & Watkins и Всемирном банке), последний по настоянию Салмана рассказал журналистам историю, которую до сих пор никто не слышал. Прошлой весной, когда МВФ и другие сторонние эксперты говорили, что валютные резервы Саудовской Аравии позволят ей пережить по меньшей мере пять лет низких цен, советники принца поняли, что страна вскоре станет неплатежеспособной. При расходах на уровне апреля 2015 г. Саудовская Аравия бы «полностью разорилась» в начале 2017 г., сказал аль-Шейх.

Тратя валютные резервы на компенсацию выпадающих бюджетных расходов, страна стала выводить средства из-под управления иностранных фондов. Некоторые эксперты говорили, что эти продажи способствовали падению на мировых фондовых рынках. В сентябре 2015 г. стало известно, что иностранные активы Агентства денежного обращения, выполняющего роль центробанка, сократились на $72,8 млрд c III квартала 2014 г., когда начали падать цены на нефть. Эта цифра почти совпала с суммой в $71 млрд, на которую уменьшились резервы страны, размещенные в иностранных ценных бумагах. Всего по итогам 2015 г. чистая стоимость зарубежных активов Саудовской Аравии сократилась, по данным Bloomberg, на $115 млрд. Валютные резервы страны упали на $100 млрд.

Чтобы не допустить ухудшения финансовой ситуации, принц Салман сократил бюджет на 25%, установил жесткий контроль за расходами, сократил масштабные субсидии на бензин, электричество и воду, начал разрабатывать планы по введению НДС и налогов на дорогие товары и напитки с высоким содержанием сахара. Эти и другие меры должны принести около $100 млрд дополнительных ненефтяных доходов в период до 2020 г. Также страна разместила гособлигации на внутреннем рынке и готовится выйти на международный.

«За первые 12 часов были приняты и обнародованы решения. За первые 10 дней было реорганизовано все правительство», – рассказал принц.