Статья опубликована в № 4149 от 30.08.2016 под заголовком: Исход без катастрофы

Brexit может пополнить список несостоявшихся экономических катастроф

Эксперты часто переоценивают последствия политических рисков
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Судить об этом пока рано, но два месяца, прошедших после референдума о выходе Великобритании из Евросоюза, позволяют предположить, что Brexit может оказаться очередным примером следующего феномена. Эксперты, хорошо разбирающиеся в причинах инфляции или недостатках социального неравенства, обычно сталкиваются с трудностями, пытаясь предугадать последствия политических событий, и нередко их апокалиптические прогнозы оказываются преувеличенными. Так было недавно в случаях с бюджетными баталиями в США в 2011 и 2013 гг. и референдумом в Греции об условиях международной финансовой помощи в 2015 г., которые не привели к катаклизмам.

«Эксперты часто чувствуют необходимость повысить вероятность наихудших сценариев», – рассуждает Филип Тетлок, специалист по политическому прогнозированию Пенсильванского университета. Это может быть связано с их желанием привлечь внимание к своему предупреждению или уверенностью в том, что они смогут гордиться своей правотой, если их прогноз сбудется, тогда как ошибку большинство людей забудут. Но со временем это подорвало доверие к экспертному сообществу, отмечает Тетлок.

В 2011 и 2013 гг. многие экономисты предупреждали, что из-за неспособности американских законодателей согласовать бюджетные параметры в США может начаться рецессия. В первом случае демократы и республиканцы в последний момент договорились о повышении потолка госдолга, но не смогли в должном объеме сократить бюджетный дефицит, и агентство Standard & Poor’s в начале августа лишило страну наивысшего рейтинга ААА. Фондовый рынок упал, но через полгода с небольшим полностью отыграл потери. ВВП в том году вырос на 1,7%, а в 2012 г. – на 1,3%.

Во втором случае рецессия, по мнению ряда экономистов, грозила из-за значительного секвестра бюджета. Фондовый рынок просел в конце 2012 г., когда велись споры в конгрессе, но к марту 2013 г., когда изменения вступили в силу, уже был выше уровней, предшествующих падению. А закрытия части государственных ведомств в первой половине октября из-за нехватки средств и отсутствия согласованного бюджета на новый финансовый год инвесторы почти на заметили, несмотря на многочисленные предупреждения о грозящей рецессии. ВВП же в 2013 г. вырос на 2,7%.

Также в 2010 и 2012 гг. некоторые специалисты говорили, что программа массовой покупки облигаций Федеральной резервной системы США приведет к гиперинфляции, сильному росту цен на сырье и падению доллара. Но ничего такого не произошло.

В 2015 г. были предупреждения, что в случае отказа Греции от соглашения с международными кредиторами может случиться ее дефолт, банковский кризис или выход из еврозоны. Греческая экономика сейчас далеко не в идеальном состоянии, но дефолта не произошло. Ее банковская система столкнулась с оттоком депозитов и находится в непростом положении, но не рухнула. Наконец, Греция по-прежнему в еврозоне.

В случае с Великобританией все еще не ясно, наступит ли, по крайней мере в краткосрочной перспективе, рецессия, которую многие боялись. До голосования 23 июня тогдашний министр финансов Джордж Осборн говорил, что Brexit приведет к «созданной своими руками рецессии». Ее почти немедленное наступление многие экономисты прогнозировали сразу после референдума. Мировые фондовые рынки упали, но быстро отыграли потери, в том числе индекс FTSE 250, состоящий в основном из ориентированных на британскую экономику компаний, который после референдума показывал худшую динамику, чем FTSE 100, в который входит много транснациональных компаний. Последний же к середине августа достиг почти рекордного уровня.

Экономика не показывает заметных признаков замедления. Сначала наблюдалось снижение розничных продаж, но в августе они, наоборот, превысили ожидания, согласно Конфедерации британской промышленности. В июле снизилось число заявок на получение пособий по безработице. Это позволяет предположить, что работодатели не стали сокращать сотрудников из-за исхода референдума. Кроме того, спрос на жилую недвижимость остался «высоким», утверждает ведущая британская строительная компания Persimmon, прогнозируя хорошие продажи осенью.

Прошло мало времени и данные могут еще не указывать на замедление экономики, отмечает Адам Поузен, президент Института международной экономики Питерсона и бывший сотрудник Банка Англии. По его мнению, даже если Великобритания фактически избежит рецессии, ее экономика в конечном счете пострадает, что оправдает многие прогнозы.

Но все же эксперты «должны были понимать, что опасения [по поводу Brexit] преувеличены», настаивает экономист Wells Fargo Securities Джей Брайсон. Сам он прогнозировал, что Великобритания может столкнуться с умеренной рецессией, но страна слишком мала, чтобы напрямую нанести большой вред остальному миру. В конце концов у Великобритании собственная валюта, что позволило фунту быстро ослабнуть, а Банк Англии опустил процентную ставку до рекордно низкого уровня в своей 322-летней истории. Процесс выхода из ЕС займет не один год, поэтому у денежной политики и фунта будет время приспособиться.

Более умеренная точка зрения заключается в том, что риск был очень велик, но Банк Англии действовал своевременно, и миру в этот раз повезло. «Реакция рынков оказалось довольно спокойной, но все могло быть по-другому», – считает главный экономист S&P Global Пол Ширд. Он прогнозировал, что связанная с Brexit неопределенность может сказаться на экономике постепенно: «Не думаю, что можно винить делавших предупреждения людей. Эффект скорее будет проявляться в течение очень продолжительного периода времени».

Перевел Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать