Статья опубликована в № 4103 от 27.06.2016 под заголовком: Референдум эпохи распада

Решение Великобритании покинуть Евросоюз катастрофой для глобальной экономики не станет

А вот возможный из-за него распад этого союза как раз может ею стать

Самое первое последствие Brexit, за три дня успевшее заметно повлиять на финансовые рынки и политический расклад, – создание колоссальной неопределенности для британской, европейской и чуть в меньшей степени мировой экономики. И длиться она будет долго. Великобритании придется не только разрывать связи с институтами ЕС, но и передоговариваться об условиях торговли, причем не только с блоком, но и, по-видимому, с остальными странами в мире. Переговорный процесс будет идти еще два года после того, как новое руководство страны официально объявит о выходе. А вот когда будет сделано объявление, предсказать сложно. Ведь даже среди сторонников компании за выход Британии из ЕС, звучат призывы «не торопиться».

Внутренний минус

Неопределенность станет неотъемлемой частью британской экономики на длительное время и, пока она сохраняется, компании будут с большой неохотой инвестировать и нанимать персонал, цитирует The Wall Street Journal главного экономиста по Европе IHS Global Insight Говарда Арчера. Он прогнозирует, что в этом году в британской экономике начнется спад, а в следующем она будет стагнировать, европейских же торговых партнеров страны ждет замедление роста. МВФ прогнозировал рост ВВП Великобритании в этом году на 1,9%, в 2017 и 2018 гг. – на 2,2%.

Brexit снизит ВВП Великобритании на 3–4 процентных пункта в ближайшие три года, полагают аналитики Citigroup. Они также ждут падения курса фунта стерлингов на 15% (в пятницу он снизился на 8%, в ходе торгов падал на 11%). «Даже если фунт упадет на 20%, хуже от этого будет только экспортерам из еврозоны, а британская экономика с чисто макроэкономической точки зрения получит хороший стимул», – возражает сторонник Brexit – редактор отдела международного бизнеса The Daily Telegraph Эмброуз Эванс-Притчард.

По мнению аналитиков Credit Suisse, во втором полугодии экономику ждет спад на 1%, так как компании будут откладывать инвестиции, а потребители – расходы из-за неопределенности, падения курса фунта и роста цен на импорт. Банк снизил прогноз по итогам этого года с 1,8 до 1%, а на 2017 г. – с 2,3 до минус 1%. Банк Англии, считают в Credit Suisse, уже летом снизит процентную ставку с 0,5 до 0,05% и начнет новый раунд денежного стимулирования. Но и здесь все может пойти не так. У Великобритании большой дефицит счета текущих операций – 7% ВВП. Он во многом финансировался притоком иностранных инвестиций – прямых и портфельных. В преддверии референдума он уже сократился, что почувствовал на себе Рич Плит, создатель приложения по поиску друзей Sup. Теперь привлечь венчурное финансирование станет и вовсе невозможно, опасается как Плит, так и многие другие представители сектора технологических стартапов, который быстро развивался в Лондоне в последние годы. Заметное сокращение иностранных инвестиций или даже отток капитала может вызвать столь серьезное падение фунта, что монетарные и фискальные власти вынуждены будут резко ужесточить политику, подорвав внутренний спрос, предостерегают в Credit Suisse. Результатом станет рост процентных ставок и гораздо более глубокий экономический спад.

Удар по экономике может также нанести спад на рынке недвижимости. Правда, это должно повысить доступность жилья, которое почти беспрерывно дорожало в течение многих лет, в том числе из-за спроса со стороны иностранных покупателей и, как утверждают сторонники Brexit, притока иммигрантов. Аналитики оценивают возможное падение на недвижимость внутри страны в 15% (см. врез).

Неопределенность связана и с политическими перспективами. Бóльшая часть консерваторов и лейбористы выступали за членство в ЕС, и теперь обеим партиям придется проводить в жизнь результат волеизъявления, который им не нравится. У консервативной партии, которая теперь расколота, большинство в парламенте составляет лишь 15 человек, и сторонники интеграции могут блокировать решения, которые будут слишком сильно отрывать Великобританию от общего рынка.

Хотя сторонников Brexit объединяло стремление вернуть стране суверенитет и контроль над границами, утерянные, по их мнению, из-за делегирования значительных полномочий Брюсселю, у них нет единого подхода к решению проблемных вопросов и они обещали разные вещи разным группам граждан. Более состоятельным и либеральным была обещана свобода торговли (страна может заключать соответствующие соглашения с кем захочет, в том числе быстро договориться с США по трансатлантическому соглашению, по которому ЕС выставляет слишком много требований) и избавление от бюрократов из Еврокомиссии, которые навязывают Великобритании избыточное регулирование. Более бедным и консервативным – что Brexit приведет к резкому сокращению иммиграции. Но желание многих сторонников выхода из ЕС, в частности среди членов правительства и бизнесменов, сохранить доступ к общему рынку, оставшись членом Европейской экономической зоны (ЕЭЗ), как Норвегия, Исландия и Лихтенштейн, противоречит другим обещаниям. ЕЭЗ все равно предполагает свободное передвижение людей и, например, свободную торговлю услугами. А в последнем случае ЕС может не захотеть идти навстречу Великобритании. Британский финансовый сектор может лишиться европейского паспорта, т. е. права предоставлять финансовые услуги во всех странах ЕС по единым правилам.

При этом всем голосующим за Brexit его сторонники сулили радужные экономические перспективы. Хотя экономисты были едины во мнении: выход из ЕС приведет к ухудшению экономической ситуации. Это подтверждала и статистика: с 1973 г., когда Великобритания вступила в ЕС, у нее были самые высокие темпы роста национального дохода на душу населения среди стран «семерки», тогда как в период с 1950 по 1973 г. – самые низкие (см. инфографику).

Шок для «тихой гавани»

Рынок недвижимости Великобритании, традиционно считавшийся «тихой гаванью» для инвестиций, ждут перемены, сходятся во мнении эксперты. Катастрофического падения цен они не прогнозируют, но для владельцев британской недвижимости, привыкших к стабильности или повышению стоимости своих активов, выход из ЕС стал очень неприятным сюрпризом. Настроения инвесторов будут ухудшаться, что снизит объем сделок со всеми объектами недвижимости в кратко- или среднесрочном периоде.
Ранее министр финансов Великобритании Джордж Осборн говорил, что в случае Brexit цены на жилую недвижимость в стране могут упасть на 10–18%. «Граждане Евросоюза всегда являлись ключевыми клиентами на рынке Великобритании. Поэтому решение страны выйти из ЕС может негативно повлиять на рынок жилой недвижимости», – объясняет партнер Colliers International в России Владимир Сергунин. Он оценивает возможное снижение цен в 15%. По мнению управляющего директора компании JLL в Великобритании Криса Айрленда, это минимальное падение, которого можно ждать, и продолжаться оно будет до тех пор, пока не станет ясна будущая политика властей страны. Наиболее явной коррекция цен будет в сегменте дорогой недвижимости, особенно чувствительной к колебаниям политической и экономической ситуации, предсказывают эксперты компании.
На интерес россиян к покупке жилья в Великобритании Brexit вряд ли окажет существенное влияние, считает директор по работе с ключевыми клиентами департамента элитной жилой недвижимости Knight Frank Елена Юргенева. «Великобритания не входила ни в зону Шенгена, ни в зону евро и не служила для россиян сквозными воротами для получения вида на жительство в Евросоюзе. Клиенты, рассматривающие покупку недвижимости в Великобритании, не рассматривают, как правило, других альтернатив. Для российских покупателей недвижимости гораздо важнее при выборе дома или квартиры вопрос налогообложения», – говорит она. Если речь шла об инвестиционной покупке недвижимости в Великобритании или ЕС, мы рекомендовали своим клиентам пока воздержаться от этой идеи, чтобы избежать рисков Brexit, сказал «Ведомостям» управляющий партнер «Семейного офиса Ника» Кирилл Николаев.

СвернутьПрочитать полный текст

Некоторые считают, что девальвация фунта, вызванная Brexit, поможет выходу средних и малых компаний Великобритании на мировые рынки. Но это зависит от того, как изменение торговых отношений с ЕС повлияет на стоимость продукции. 50% экспортных товаров страны состоят из импортных компонентов, говорит профессор Warwick Business School Найджел Дриффилд. Многие цепочки поставщиков, позволяющие создавать в Великобритании экспортную продукцию, проходят через несколько европейских стран, соответственно, британские компании рискуют оказаться менее интересными партнерами, если условия торговли между ЕС и Великобританией изменятся, объясняет он.

Наконец, уже встал вопрос о сохранении Соединенного Королевства как единого государства. Первый министр Шотландии Никола Стерджен заявила, что власти региона, поддержавшего членство в ЕС, могут рассмотреть вопрос о повторном референдуме о независимости. Правда, сейчас экономическое положение независимой Шотландии было бы более тяжелым, чем в 2014 г., когда цены на нефть еще были высоки, а Эдинбург намеревался в случае победы оставить себе нефтепромыслы в Северном море. Но, как показали результаты прошлого четверга, экономические доводы могут отойти на второй план.

Президент партии «Шинн фейн» Джерри Адамс призвал провести референдум о независимости Северной Ирландии (она также голосовала за членство в ЕС) и ее объединении с Республикой Ирландией.

«Прощай, Великобритания; здравствуй, маленькая Англия... Нация, которая в течение 400 лет определяла судьбу Европы, незаметно превратится в островную Австрию, остаток когда-то могущественной империи Габсбургов», – цитирует издание Politico редактора Die Zeit и научного сотрудника Института Гувера Йозефа Йоффе. Мохаммед Эль-Эриан, главный советник по экономике Allianz, оценивает ситуацию спокойнее: через пять лет экономика и финансовый сектор Великобритании оправятся и будут двигаться вперед; несколько стран покинут ЕС, что сделает союз более управляемым, гармоничным и готовым к более тесной интеграции, считает он.

Европейский протест

Референдум о Brexit стал выступлением против истеблишмента, и это не чисто британская специфика, считают многие эксперты. Элиты потеряли контроль: людей не убедило то, что остаться в ЕС их призывали 9 из 10 экономистов и 9 из 10 знаменитостей, цитирует Politico председателя Центра либеральных стратегий в Софии Ивана Крастева. «Референдум следует рассматривать как явное неприятие политических и бизнес-элит, а также «экспертного мнения», – придерживается той же позиции Эль-Эриан в колонке в Bloomberg. Он также иллюстрирует региональные различия (Brexit активно поддержали в небогатых городах центра и севера Англии и Уэльса), «которые сильно проявляются в результате длительного периода медленного экономического роста, особенно роста, при котором одни группы населения получают больше выгод, чем другие».

Многие люди в разных странах Европы недовольны ЕС, где темпы экономического роста в течение долгих лет остаются низкими, во многом из-за введения единой валюты, а привилегированная политическая олигархия проводит антидемократическую политику, объясняет Дэвид Фуллер, лондонский инвестор и редактор инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money. Неизбранные, неподотчетные бюрократы из Брюсселя все больше управляют входящими в союз странами, «и это плохо с точки зрения демократии, ответственности, экономического роста и процветания».

Вопрос ограничения политического и экономического суверенитета был одним из важных в ходе кампании перед референдумом. Представители малого и среднего бизнеса, в том числе финансового, жаловались на избыточное регулирование со стороны ЕС. Правда, по оценке ОЭСР, Великобритания – одна из наиболее дерегулированных экономик мира. Ее выход означает потерю сильного сторонника свободного рынка, что приведет к усилению в политической среде ЕС протекционистских, интервенционистских и менее дружественных рынку сил, сокрушается Изабель Шнабель, профессор экономики Боннского университета и член германского совета экономических экспертов. Это еще больше осложнит проведение крайне необходимых структурных реформ, пишет она в Financial Times. Это может подорвать потенциал экономического роста не только в ЕС, но и ударить по Великобритании: пытаясь сохранить доступ к общему рынку, она, возможно, будет вынуждена вводить новое регулирование, которое нивелирует полученные после выхода из ЕС свободы.

Крастев и Карл Бильдт, бывший премьер-министр и министр иностранных дел Швеции, считают Brexit самым значимым событием для Европы со времен падения Берлинской стены – но с противоположным знаком. Интеграция была главной движущей силой в европейской политике с середины ХХ в., позволив, как отмечает Бильдт, странам Европы «преодолеть старые разногласия и помочь развитию демократии в менее устойчивых частях континента». Теперь этот процесс поставлен под вопрос и нельзя исключить возвращения Европы к старым спорам и методам их разрешения. Психологический эффект от Brexit будет очень серьезным, в краткосрочной перспективе можно ждать неразберихи, нестабильности и волны аналогичных референдумов в других странах ЕС, добавляет Крастев. О желании их провести уже заявили в пятницу ультраправые политики во Франции и Нидерландах.

Влияние таких сил после британского референдума сильно выросло, причем им уже не обязательно попадать в политический мейнстрим, отмечают эксперты. Во многом именно подъем британской Партии независимости (UKIP) под руководством Найджела Фараджа (в 2014 г. она победила в стране на выборах в Европарламент, хотя на всеобщих выборах годом позже получила лишь одно место в палате общин) заставил премьера Дэвида Кэмерона пообещать стране референдум.

«Brexit сам по себе не будет катастрофой для мировой экономики, но вот распад ЕС станет таковой. Я не думаю, что он вероятен, однако риск этого сегодня выше, чем вчера», – говорит Меган Грин, главный экономист канадской Manulife Financial.

Что ждет ЕС

Риски сохранения политической и финансовой нестабильности и длительная неопределенность, как ожидается, негативно повлияют на предпринимательскую уверенность и деятельность экспортеров во многих европейских странах. «Пройдет немного времени, и наш экспорт оборудования сильно сократится», – сказал WSJ Тило Бродтманн, гендиректор ассоциации немецких машиностроителей VDMA.

Остановка в наметившемся росте корпоративных инвестиций и ухудшение условий финансирования в результате переоценки рынками политических рисков в наиболее подверженных шокам странах юга Европы заставляет аналитиков Credit Suisse ожидать нулевого роста ВВП в еврозоне во втором полугодии. Прогноз роста на 2016 г. они снизили с 1,7 до 1,5%, на 2017 г. – с 2 до 1%. В Citi ждут, что последствия Brexit отнимут у ВВП еврозоны 1–1,5 п. п. в ближайшие три года.

Некоторые страны ЕС, впрочем, могут выиграть от перевода в них части финансовых услуг из Лондона банками и инвестиционными компаниями. Лоббистская группа Frankfurt Main Finance уже в пятницу открыла горячую линию для банков, желающих обсудить этот вопрос. По оценке специалиста по риск-менеджменту Мартина Хеллмиха, профессора франкфуртской Школы финансов и менеджмента, в финансовую столицу Германии могут перебраться около 10 000 лондонских банкиров. Ждут их также в Париже и Дублине.

Председатель Центробанка Франции Франсуа Виллеруа де Гало уже назвал «парадоксальной» ситуацию, при которой Лондон сохранил бы доступ к единому европейскому финансовому рынку, не будучи хотя бы членом ЕЭЗ, как Норвегия. Юристы, консультирующие американские банки, у которых в Лондоне работают десятки тысяч сотрудников, предупредили их, что в зависимости от исхода переговоров между Великобританией и ЕС те могут потерять право продавать из Лондона продукты и услуги в странах блока, сообщает FT. Топ-менеджер крупного банка из США сказал газете, что тот уже проводит «ребалансировку» операций и персонала. Гендиректор JPMorgan Chase Джейми Даймон предупреждал перед референдумом, что банк может перевести до 4000 из 16 000 британских сотрудников в другие страны. Но директор инвестбанковского подразделения Дэниел Пинто сказал FT, что надеется сохранить британские операции в нынешнем виде.

В целом представители банков говорят, что будут ждать договоренностей политиков. Но большинство считает, что Лондон потеряет часть своих преимуществ международного финансового центра. «Не вижу, как можно с уверенностью утверждать, что мы сохраним паспорт [для единого рынка]. У Швейцарии его нет, у США нет, так что мы не можем предполагать, что у нас он будет», – сказал директор Nomura International Джонатан Льюис.

Торопиться не надо

Компании российских акционеров, работающие в Лондоне или размещающие бумаги на Лондонской фондовой бирже (LSE), резких движений пока делать не планируют. По мнению финансового директора сети «Магнит» Хачатура Помбухчана, для компании, расписки которой торгуются на LSE, после выхода Великобритании из ЕС ничего не изменится, стоит только переждать спекулятивную реакцию на рынках.
Зарегистрированный в Лондоне Evraz будет изучать ситуацию и следить за рынком, делистинг компания не планирует, как и вообще не планирует никаких немедленных действий, сообщил ее представитель. Планов по сокращению или закрытию бизнеса в Лондоне у «Сбербанк CIB» нет, передал вице-президент банка Андрей Шеметов.
«С выходом Великобритании из ЕС Лондон может начать угасать как финансовый центр, поэтому Brexit может стать поводом изучить альтернативные площадки для размещения, помимо LSE. Например, биржа Торонто является одним из центров для горнодобывающей отрасли», – передал «Ведомостям» гендиректор Nordgold Николай Зеленский. Nordgold в начале 2016 г. инициировала перерегистрацию компании из голландской юрисдикции в британскую, чтобы провести SPO на LSE и получить премиальный листинг. «Мы сохраняем планы завершить смену юрисдикции, но говорить о перспективах размещения на той или иной площадке пока что рано. Brexit – событие непонятное и беспрецедентное, надо изучать юридические нюансы», – добавляет Зеленский.
Для Polymetal (также зарегистрирована на о. Джерси) речь о смене юрисдикции не идет, сообщил представитель компании. «Комментировать последствия референдума пока слишком рано. Ситуация находится в динамике, и необходимо время, чтобы сделать взвешенные выводы», – объясняет он.

СвернутьПрочитать полный текст

Остановка глобализации

Первая реакция рынков на Brexit в пятницу показала, что, несмотря на резкие скачки, ожидать нового мирового финансового кризиса не стоит. Более долгосрочные проблемы для мировой экономики создаст остановка, а то и разворот процесса глобализации и международной экономической интеграции.

Cобытия вокруг Brexit должны беспокоить политиков и бизнесменов в Китае и Японии. Правительство Кэмерона начинало активно развивать экономическое сотрудничество с Китаем, председатель КНР Си Цзиньпин приезжал в страну с государственным визитом. В Пекине и Токио рассматривали Великобританию как базу для операций по всему ЕС. С этой целью японские автопроизводители Toyota, Nissan и Honda построили там крупные заводы.

Акции индийской Tata Motors упали в пятницу на 12%: около 20% глобальных продаж принадлежащей ей Jaguar Land Rover приходится на Европу. Около 57% из 1,6 млн автомобилей, выпущенных в Великобритании в 2015 г., было экспортировано в страны ЕС. Продажи автомобилей в Великобритании упадут в этом году на 4,5%, считают аналитики Evercore ISI (они прогнозировали рост на 3% при сохранении членства в ЕС).

Возникла неопределенность в будущем единого европейского рынка воздушных перевозок, чьи правила позволяют любой европейской авиакомпании летать в любой город союза. «Авиакомпании, работающие на британском рынке, немедленно столкнутся с сокращением спроса на зарубежные поездки на отдых из-за ослабления фунта, а также с падением числа бизнес-путешественников из-за экономической и политической неопределенности», - заявил Эндрю Лоббенберг, аналитик HSBC. Международная ассоциация воздушного транспорта снизила прогноз пассажиропотока через британскую границу на 3-5%. International Airlines Group (владеет British Airways, ирландской Aer Lingus и испанскими Iberia and Vueling) уже в пятницу заявила, что теперь не ждет достижения цели по операционной прибыли в этом году.

Ухудшение экономической ситуации в Европе, возможное значительное укрепление доллара в результате бегства инвесторов из фунта и евро ударят по перспективам роста экономики США и инфляции, указывают аналитики Morgan Stanley. Они ждут отрицательного воздействия на рост ВВП США в 0,3–0,7 п. п. в 2017 г. и более длительной паузы с повышением процентных ставок в США. Вероятность их повышения ФРС до ноября, которую рынок процентных фьючерсов оценивал в 36%, упала в пятницу до нуля.

В случае стрессового сценария рост мировой экономики может замедлиться в 2017 г. до 2,7%, считают в Morgan Stanley.

Реакция рынков на происходящее будет волнообразной, считает Кристиан Гаттикер, главный стратег Julius Baer. Первая волна началась в пятницу и выражается в основном в хеджировании рисков. Вторая будет связана с попыткой найти ответ на вопросы, станет ли выход Великобритании из ЕС его концом: подобные ожидания могут выразиться в сильном росте доходностей госбондов периферийных стран. Третья волна отразит действия политиков, что будет продолжаться недели, если не месяцы, указывает Гаттикер.

В более долгосрочной перспективе решение Великобритании является важным поворотным моментом для всего мира – страна сделала важный шаг в сторону от глобализации, которая способствовала росту мировой экономики и благосостояния стран в целом, указывают аналитики Credit Suisse. Brexit, а также рост популярности антисистемных партий и, например, критики свободной торговли и глобализации участниками праймериз перед президентскими выборами в США – «свидетельство того, что электорат западных стран разочаровался в глобализации». «Это может оказаться многолетней тенденцией в политике западных стран. Если так, это скорее всего будет иметь отрицательные последствия для экономического роста и прибыли компаний», – пишут аналитики Credit Suisse.

«Мы уделяли так много внимания экономическим аспектам союза, что проигнорировали эмоциональный аспект, - признает Морис Леви, генеральный директор Publicis, одной из крупнейших рекламных компаний мира, получающей в Великобритании 6-7% выручки. – Патриотизм нельзя объяснить рационально, но он важен, а такой вещи, как европейский патриотизм, не существует».

«Brexit» можно добавить в список событий, которые казались невозможными, но стали реальностью, отмечает Эль-Эриан. «Странные вещи случаются, когда развитые экономики застревают в длительном периоде медленного экономического роста и увеличивающегося неравенства, которые становятся новой нормой, - такие вещи, как отрицательные номинальные процентные ставки или появление Дональда Трампа в качестве наиболее вероятного кандидата на пост президента США от республиканцев. И если решение Великобритании покинуть ЕС не разбудит политиков в других странах, этот список будет только пополняться», - пишет Эль-Эриан.

В подготовке статьи участвовали Виталий Петлевой и Мария Соловиченко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать