Статья опубликована в № 4396 от 30.08.2017 под заголовком: Поработать к выборам Путина

Минэкономразвития разработало для Путина план повышения производительности труда

Это может стать частью предвыборной программы президента
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Ведомости» ознакомились с предложениями Минэкономразвития о повышении производительности труда, которые будут обсуждаться в среду на президиуме президентского совета по приоритетным проектам. Это часть плана Минэкономразвития по ускорению роста экономики, который может войти в предвыборную программу президента Владимира Путина, рассказывают чиновники. Достоверность материалов подтвердил представитель Минэкономразвития.

Чем помогут

Увеличение производительности труда уже было в программе Путина – в майских указах в 2012 г. он поставил цель увеличить ее в 1,5 раза до 2018 г. Но задачу выполнить не удалось. Темпы ее роста падали – с 3,5% в 2012 г. до 0,7% в 2014., а в 2015 г. она и вовсе сократилась на 2,2%. Все факторы, от которых зависит производительность, находятся на чрезвычайно низком уровне, перечисляет замдиректора Центра трудовых исследований ВШЭ Ростислав Капелюшников: структура экономики перекошена, не хватает капитала, технологии и управленческие практики устарели и т. д. Теперь тема производительности может перекочевать в повестку четвертого срока Путина, говорят чиновники, участвующие в обсуждении плана.

В базовом варианте макроэкономического прогноза Минэкономразвития ждало незначительного ускорения роста производительности – с 1,6% в 2018 г. до 1,9% в 2020 г. Но в целевом, предусматривающем стимулы, – более быстрого роста: на 2,9% в 2020 г. Министерство рассчитывает, что повышение производительности при оптимистичном сценарии добавит от 0,15 п. п. в рост ВВП в 2018 г. до 1 п. п. в 2021 г. Цена программы – около 30 млрд руб. за четыре года, основные расходы в 2020 г., и в первую очередь – на трудоустройство сотрудников.

Необходимые для программы законы должны быть приняты к 15 марта 2018 г., а меры делятся на два блока. Первый – улучшение условий для всего бизнеса: создание федерального центра компетенций (первый вариант должен быть готов к октябрю 2017 г.), сети таких центров в регионах, снижение административных барьеров, стимулирование производительности. Второй – для пилотных проектов, в которых участвуют отобранные компании: им государство поможет и деньгами, оплатив консультантов.

Среди стимулов – пакет налоговых мер, например расширение оснований для получения инвестиционного налогового кредита и снижение ставки по нему. Модернизацию предлагается поддержать также льготным лизингом и займами под 1% через Фонд развития промышленности (ФРП). Часто оборудование берется в лизинг в Китае и ставки довольно высокие, поддерживает идею Роман Федотов, заместитель гендиректора KMIZ Medical Instruments, которая ранее участвовала в программе повышения производительности труда в Татарстане (субсидировались проекты).

ФРП активно участвовал в обсуждении программы, передал через представителя замдиректора фонда Сергей Вологодский, если для повышения производительности на пилотных заводах потребуется закупка оборудования, компания сможет претендовать на целевой кредит от ФРП, но он должен быть обеспечен. Какой может быть сумма, пока не решено (сейчас для проектов импортозамещения – от 50 млн до 500 млн руб.), добавляет он. Но ФРП предлагает использовать уже работающие консультационные центры фонда, а не создавать их с нуля, отмечает Вологодский.

Чтобы устроить на работу уволенных работников, Минэкономразвития хочет модернизировать институты занятости и помогать самозанятым: продлить им отсрочку по уплате налогов, предоставить налоговые льготы на период становления бизнес-проектов, расширить перечень профессий, попадающих под понятие самозанятости. Все будет синхронизировано, чтобы не было всплеска безработицы, обещал ранее министр экономического развития Максим Орешкин.

Кому помогут

В этом году Минэкономразвития видит шесть потенциальных участников программы среди регионов, в следующем – еще 10. Отбирали исходя из потенциала повышения производительности в обрабатывающей промышленности, доли занятых в ней, поясняется в презентации. В пилотах будет участвовать средний бизнес – ему часто не хватает оборотных средств на внешнюю экспертизу, объясняет чиновник. Средние предприятия часто не могут сами найти решения для повышения производительности, согласен замдиректора ЦМАКПа Владимир Сальников. И даже если повышают, сталкиваются с необходимостью уволить ненужный персонал, продолжает он, а ресурсов смягчить социальные последствия не хватает – переобучить, помочь переехать. Минэкономразвития предлагает способ решить эту проблему, указывает Сальников.

В заявках компании должны проанализировать ситуацию в регионе, препятствия и возможности для роста производительности, указать свои сильные и слабые стороны. В презентации среди препятствий для роста производительности компания-экспортер перечисляет многие проблемы экономики: сильная зависимость от изменения курса валют, низкий экспортный спрос, неясные перспективы, высокая налоговая нагрузка.

Программа в Татарстане завершилась, поэтому KMIZ Medical Instruments подает заявку и на пилотный проект Минэкономразвития, отмечает Федотов. Евгений Пасечник, гендиректор ООО «Юнигрэйн» (Тюменская обл., производство муки и хлопьев), упомянутого в презентации, был не в курсе, что компания предложена для участия в пилотном проекте, но «безусловно, это ей интересно». «Мы предприятие советского формата, и есть проблемы с производительностью», – признается он: на мельнице в Европе работает 1–2 человека, в России – 15–20. Компания автоматизирует процессы, если видит возможность получить результат в краткосрочной перспективе, это позволяет повысить производительность на отдельных участках в 2–4 раза и снизить себестоимость, рассказывает Пасечник, но ограничивают дорогое финансирование (15–16% годовых) и недостаточный спрос на продукцию.

Регионы-пилоты

Пилотные регионы в 2017 г.: Самарская, Тульская, Тюменская области, Пермский край, республики Башкортостан и Татарстан. А в 2018 г. – Белгородская, Калужская, Нижегородская, Саратовская, Свердловская области, Краснодарский и Ставропольский края, Мордовия, Санкт-Петербург, Чувашия. В очереди – республики Коми, Саха (Якутия), Красноярский край, Рязанская область, Адыгея.

Чиновники консультировались с компаниями, рассказывает сотрудник одной из них. Информация об опыте «Камаза» есть у разработчиков программы, указывает его представитель. По итогам первого полугодия 2017 г. производительность труда на «Камазе» выросла на 37,4% до 1,6 млн руб. на человека, говорится в его отчете, средняя численность работников снизилась на 2,5%.

Даже миллион мер очень редко дает скачкообразный рост производительности, это ежедневный скрупулезный труд, сказал президент ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин. «Русская кожа» серьезно увеличила производительность труда, просто изменив форму вешалки, на которой в цехах перевозится кожа, рассказывает сотрудник предприятия, таких точечных мер может быть очень много. Производительность повышали, например, за счет выстраивания производственного потока, правильной организации рабочего места, рассказывает Федотов, она росла по-разному по разным направлениям, в том числе в 6 раз.

В последнем мониторинге Минэкономразвития указало, что производительность уже растет благодаря сокращению занятого населения в условиях роста экономики. В краткосрочной перспективе избавление компаний от ненужных работников стимулирует рост производительности, согласен Сальников, но в долгосрочной перспективе это кризисное явление – исключительно за счет сокращения персонала повышать производительность нельзя.

Иностранный бизнес боится инвестировать, в том числе в повышение производительности, а отечественный хотел бы вкладывать, но нечего, поэтому государство должно помогать, например, с оплатой экспертов, считает Федотов. Сдерживает рост производительности именно отсутствие доступного финансирования, сказали 64,7% из 500 опрошенных в феврале ЦСР собственников и руководителей предприятий. Среди других причин они называли отсутствие налоговых стимулов, дефицит навыков и компетенций у работников и самого менеджмента.

«Предприятиям невыгодно инвестировать в повышение производительности труда, если в любой момент бизнес могут отнять, – говорит Капелюшников. – В абсолютно недружественной среде, в которой существует бизнес, производительность будет расти теми же черепашьими темпами, что и ВВП сейчас». Прорыва ждать не стоит, скептичен и Бабкин: «Что нужно, чтобы повысить производительность? Мы говорим – снизьте процентную ставку и налоги, прекратите создавать разные условия для всех, а нам говорят – это все не важно, мы лучше научим вас комбайны строить».

В подготовке статьи участвовали Филипп Стеркин, Владимир Штанов, Анна Щербакова

Читать ещё
Preloader more