Экономика
Бесплатный
Джон Пол Рэтбоун| Робин Уигглсворт|Кэтрин Хилл
Статья опубликована в № 4455 от 22.11.2017 под заголовком: Долговой узел Каракаса

Почему так важна реструктуризация долга Венесуэлы

На кону не только $100–150 млрд, но и геополитические интересы России, США и Китая

Правительство Венесуэлы на прошлой неделе начало переговоры о реструктуризации долга. По некоторым оценкам, он достигает $150 млрд. Однако посетившие Каракас немногочисленные иностранные инвесторы получили от властей шоколадки, а не конкретные предложения. Эксперты смотрят на эту реструктуризацию как на одну из самых крупных, сложных и странных в мире. «Все мы пытаемся найти объяснение безумию Венесуэлы», – отмечает Питер Уэст из консалтинговой фирмы EM Funding.

Происходящее больше напоминает партию в покер с участием правительства, оппозиции, США, России и Китая. На кону не только деньги, но и политическое будущее Венесуэлы, судьба 30 млн граждан, интересы трех супердержав. Эта игра «может закончиться плохо», предупреждает Роберт Кан, бывший сотрудник МВФ и специалист по суверенным долговым кризисам: «Многие игроки не знают или не понимают мотивов остальных».

Игроки

Правительство президента Николаса Мадуро просто хочет выжить. Оно опасается, что в случае дефолта держатели облигаций конфискуют экспортные поставки нефти – единственный источник валютной выручки.

Рекордная реструктуризация

Долги Венесуэлы оцениваются в $100-150 млрд. Из них около $64 млрд – по облигациям правительства и PDVSA; около $20 млрд – обязательства перед Китаем; $3,15 млрд – перед правительством России (реструктурированы) и $6 млрд – перед «Роснефтью» (выдала авансы под поставку нефти на $6,5 млрд, $500 млн уже получила обратно); $5 млрд – перед международными кредитными организациями, такими как Межамериканский банк развития. А также задолженность в десятки миллиардов долларов перед различными поставщиками – импортной продукции, нефтесервисных услуг, по госконтрактам и т. д.

В свою очередь Вашингтон хочет избавиться от враждебного режима неподалеку от США, располагающего запасами нефти на $15 трлн. Москва желает усилить влияние в Латинской Америке. Интересы Пекина скорее коммерческие: за 10 лет он одолжил Каракасу $60 млрд (тому осталось вернуть около $20 млрд) и хочет сохранить доступ к энергоресурсам Венесуэлы.

Все иностранные бонды Венесуэлы регулируются законодательством Нью-Йорка. Но наличие России и Китая означает, что по крайней мере частично реструктуризация будет проводиться вне МВФ и Парижского клуба кредиторов. Москва уже согласилась распределить на 10 лет платежи по консолидированному долгу в $3,15 млрд, к тому же Венесуэла расплачивается нефтью за авансы «Роснефти» (выдала их на $6,5 млрд, $500 уже получила обратно) и частично – Китая. При этом у Венесуэлы за процесс отвечают вице-президент Тарек Эль-Аиссами и министр экономики Симон Серпа, находящиеся под санкциями США из-за подозрений в наркоторговле и нарушениях прав человека.

Сделка с оппозицией

Очевидно, что Венесуэла больше не может платить по всем долгам. Ее золотовалютные резервы ниже $10 млрд, импорт за пять лет упал на 85%, курс доллара на черном рынке в 7000 раз превышает официальный, нефтедобыча сократилась на 20% по сравнению с 2016 г., свирепствует гиперинфляция.

Оппозиция надеется на смену власти. США позволяют американским финансовым организациям участвовать в рефинансировании долга Венесуэлы, только если выпуск новых облигаций будет одобрен Национальной ассамблеей, которую контролирует оппозиция. Теоретически в обмен на согласие сделать это она может попробовать договориться с Мадуро о проведении в 2018 г. честных президентских выборов, на которых будут присутствовать международные наблюдатели. Тогда у нее будет шанс победить.

«Вряд ли можно добиться чего-то напоминающего реструктуризацию при нынешнем режиме, если не будет сближения администрации Мадуро и Национальной ассамблеи», – говорит Ли Букхейт, старший партнер юридической фирмы Cleary Gottlieb.

Положение Мадуро

Правительство Венесуэлы не выказывает никакой обеспокоенности сложившейся ситуацией. У Мадуро могут быть веские основания блефовать в игре с США, оппозицией и инвесторами.

Президент, которого консультируют спецслужбы Кубы, контролирует все государственные институты за исключением Национальной ассамблеи. Дефицитное продовольствие субсидируется государством, и Мадуро может использовать это, чтобы заручиться поддержкой населения. Оппозиция частично деморализована тем, что массовые протесты в этом году, в ходе которых погибли более 100 человек, не привели к смене власти. «Все это создает комфортное положение Николасу Мадуро и сильно снижает шансы на смену режима», – считает Райза Грэйс-Таргоу из Eurasia Group.

Возможно, именно поэтому Мадуро начал переговоры о реструктуризации. Даже дефолт не приведет к немедленному падению режима. Мадуро может использовать $9 млрд, сэкономленных на обслуживании долга в 2018 г., чтобы удвоить импорт и повысить свои шансы на победу в президентских выборах. Тем временем юристы Каракаса будут оспаривать претензии инвесторов в судах. «Правительство никогда не пойдет на переговоры, пока не почувствует, что это лучший из имеющихся вариантов, – утверждает представитель западных спецслужб, хорошо знакомый с ситуацией. – И этот момент еще не наступил».

Возможный финал

Но рано или поздно для правительства наступит момент расплаты. Ситуация в стране будет ухудшаться из-за гиперинфляции и сокращения нефтедобычи, а Москва и Пекин не будут бесконечно реструктурировать долг Каракаса, глядя, как он платит по облигациям.

Первыми поднять ставки могут США, расширив санкции. Они также могут ввести санкции против российских или китайских компаний и банков, сотрудничающих с Венесуэлой, как сделали это по отношению к организациям, работающим с Северной Кореей. Но самым сильным ударом может стать запрет на импорт нефти из Венесуэлы. В ноябре президент Аргентины Маурисио Макри заявил, что страны Латинской Америки могут поддержать такой шаг США.

В случае дефолта держатели облигаций могут потребовать в суде конфисковать поставки нефти. В этом случае Мадуро может оказаться перед выбором – бежать на Кубу или остаться и подавлять народные волнения. Возможность сделать выбор в пользу второго будет зависеть от лояльности армии. Но, как показал пример Зимбабве, военные могут и отвернуться от президента.

Перевел Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more