Статья опубликована в № 4495 от 26.01.2018 под заголовком: Картель с конфискацией

Имущество акционеров предложили конфисковывать за картель

ФАС намерена резко ужесточить наказание за антимонопольные нарушения
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Мы сталкиваемся сегодня со всеобщей картелизацией российской экономики», – жаловался год назад руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев, призывая ужесточить борьбу с картелями. И, похоже, многолетние усилия службы могут увенчаться успехом. Ей уже удалось заручиться поддержкой президента Владимира Путина – в конце 2017 г. он одобрил план развития конкуренции и предупредил крупный бизнес на встрече в Кремле: «Намерены жестко пресекать нарушения антимонопольного законодательства».

Рецепт борьбы с картелями ФАС предложила во внесенном в правительство пакете поправок в законодательство – от ужесточения ответственности для владельцев бизнеса до расширения полномочий антимонопольных инспекторов. Правительство проект в целом поддержало, следует из протокола совещания у первого вице-президента Игоря Шувалова в декабре («Ведомости» ознакомились с копиями документов, подлинность подтвердил федеральный чиновник). Начальник правового управления ФАС Артем Молчанов подтвердил через представителя, что проект внесен в правительство: он разработан по поручению президента. Представитель Шувалова отказался от комментариев. Уголовное преследование должно грозить бизнесу только за два преступления – уклонение от налогов и любые проявления ограничения конкуренции, говорил ранее Шувалов.

В поправках в Уголовный кодекс ФАС предлагает ввести отдельную ответственность для акционеров компаний, топ-менеджеров и членов совета директоров – более жесткую, чем для обычных сотрудников: срок лишения свободы – от четырех до восьми лет против максимальных четырех лет (сейчас три года), а штраф – в 5 раз выше, от 2 млн до 4 млн руб. против 300 000–500 000 руб. Картельный сговор акционеров более опасен для общества, чем сговор рядовых сотрудников, объясняет начальник управления ФАС по борьбе с картелями Андрей Тенишев.

Получается, что ответственность возлагается на человека, который даже не может напрямую контролировать работу компании, опасается руководитель антимонопольной практики Goltsblat BLP Николай Вознесенский, это большие риски. Пока нет однозначных критериев, что считать картелем, нельзя вводить такие жесткие наказания, особенно для членов совета директоров, которые вообще не участвуют напрямую в управлении бизнесом, указывает он.

При этом ФАС предлагает не ограничиваться штрафом и лишением свободы. Нужно конфисковывать имущество, деньги и ценности, полученные благодаря картелю, считает служба (сейчас это невозможно). Картель по своей сути то же самое хищение, указывает Тенишев: «У вас вытащили из кармана кошелек с 10 000 руб. или эти же деньги вы переплатили участникам картеля, сговорившимся о цене, – механизм изъятия денег разный, а результат один». А лучшего средства удержать от корыстных преступлений, чем конфискация имущества, в мире никто еще не придумал, говорит Тенишев.

Бизнес от такой меры в ужасе, признается член бюро правления РСПП. Конфискованы могут быть и дивиденды, и недвижимость, и даже акции компании, предупреждает вице-президент палаты адвокатов Москвы Вадим Клювгант, правда, доказать, что человек получил их именно от картеля, невозможно. Мера может использоваться для отъема бизнеса, опасается член бюро правления РСПП.

Рисков необоснованной конфискации нет, решение об изъятии принимает суд и гарантий в уголовном процессе достаточно, не согласен Тенишев, цель – не забрать имущество, а создать угрозу, которая удерживала бы бизнес от картелей. Случается, что у компании ничего нет – не из чего взять штраф, говорит руководитель антимонопольной группы Art de Lex Ирина Акимова. В других странах подобные меры есть, но и антимонопольных дел меньше, а доказываются они лучше, отмечает Вознесенский.

Пока уголовных дел, касающихся картелей, очень мало, а до судов они не доходят. За 2016 г. правоохранители обнаружили всего три картеля и возбудили три уголовных дела, ни одно в суд не попало, в 2017 г. из девяти дел в суде также не оказалось ни одного. Но когда-нибудь следователи научатся расследовать такие дела и риски для бизнеса будут огромными, опасается член бюро правления РСПП.

ФАС хочет для этого увеличить свои полномочия. Поправки разрешают сотрудникам службы изымать документы при проверках, получать данные от оперативников. Срок давности за нарушение может быть увеличен с трех до пяти лет или до 10 лет, если есть признаки преступления.

Но есть и послабления для бизнеса – ФАС предлагает удвоить доход и ущерб, при котором можно возбудить уголовное дело: преступный доход, считающийся крупным, увеличить до 100 млн руб., а особо крупным – до 500 млн руб., а ущерб – до 20 млн и 60 млн соответственно. На этом настояли члены РСПП, говорил в начале января замруководителя ФАС Андрей Цариковский (цитата по «Интерфаксу»). Но даже с такими суммами средний бизнес рискует подпасть под уголовную ответственность, опасается Вознесенский.

Кроме того, ФАС предлагает упростить освобождение от уголовной ответственности тех, кто первым сознается в картеле и поможет в его расследовании. Сейчас «явки с повинной» для этого недостаточно – нужно еще возместить ущерб от преступления, заплатив за всех участников картеля. ФАС предлагала убрать это условие, но правительство идею не поддержало, следует из протокола. Пришли к компромиссу: участник картеля, сообщивший о нем, должен будет возместить лишь ущерб, причиненный им лично, рассказывает Тенишев.

Ужесточение борьбы с картелями оправданно, считает Акимова, их масштабы действительно огромны. Ущерб от картелей может достигать 1,5–2% ВВП, говорил Артемьев. В 2016 г. число только выявленных картелей выросло на 18%, а в 2017 г. – на 9% (до 360 дел), большая часть из них – на торгах, сообщала ФАС. Пока, впрочем, ФАС борется в основном со сговорами малого и среднего бизнеса – против него было возбуждено 77% дел и 95% дел о картелях на торгах в 2016 г. ФАС должна сосредоточиться на крупных сговорах, замечает Акимова. И отличать картельные сговоры от рыночных ситуаций, например связанных с ростом цен из-за неурожая, считает старший научный сотрудник РАНХиГС Вадим Новиков. Все ужесточения будут бессмысленны, если не повысить качество расследований, говорит Вознесенский. Законопроект не панацея, признает Тенишев, но хорошее лекарство от картелей.

Читать ещё
Preloader more