Статья опубликована в № 4191 от 27.10.2016 под заголовком: Новый «Вираж» Пугачева

Кредитор Межпромбанка просит СКР завести дело на судью, занимающегося банкротством банка

Его якобы неправомерное решение могло нанести кредиторам банка ущерб в 2 млрд рублей

ЗАО «Вираж» направило председателю Следственного комитета России (СКР) Александру Бастрыкину письмо (возможность с ним ознакомиться «Ведомостям» предоставил представитель основателя Межпромбанка Сергея Пугачева). Сотрудник правоохранительных органов подтвердил получение письма, сообщив, что процессуальных решений пока не принято. Представитель СКР от комментариев отказался.

Представитель Пугачева уверяет, что основатель Межпромбанка не связан с «Виражом», но, будучи кредитором банка, поддерживает контакты с другими кредиторами (см. врез).

Судья Арбитражного суда Москвы Иван Клеандров «совершил преступление против правосудия, поскольку рассмотрел дело о банкротстве Межпромбанка единолично, когда оно должно было рассматриваться коллегиальным составом судей», говорится в письме, заявление направлено исходя из решения Клеандрова продлить конкурсное производство на полгода, которое он вынес в июле этого года единолично. Девятый арбитражный апелляционный суд по просьбе «Виража» 8 сентября отменил решение московского арбитража и вернул вопрос на новое рассмотрение (состоится 14 декабря). В тексте постановления говорилось, что вопрос о продлении конкурсного производства нужно было рассматривать коллегиальным составом судей, ведь банкротство Межпромбанка началось до вступления в силу изменений в Арбитражно-процессуальный кодекс (АПК), предусматривающих единоличное рассмотрение дел о несостоятельности (банк признан банкротом в декабре 2010 г.).

В заявлении в СКР «Вираж» утверждает, что действия Клеандрова повлекли нарушение прав кредиторов и нанесли им ущерб в 1,9 млрд руб. Обоснования этой суммы в письме нет. Компания просит возбудить в отношении судьи уголовное дело по статье «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» (до четырех лет лишения свободы).

Агентство по страхованию вкладов (АСВ, конкурсный управляющий Межпромбанка) направило кассационную жалобу в Верховный суд. Апелляционный суд, по мнению АСВ, принял решение неверно: определение о продлении срока конкурсного производства не относится к судебным актам, которыми рассмотрение дела о банкротстве по существу заканчивается, и, стало быть, оно не требует коллегиального решения.

По старым нормам решения по банкротству должны были приниматься коллегиально, но с 2011 г. судьи получили возможность рассматривать дела единолично, напоминает партнер «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов. Он полагает, что апелляционный суд счел, что раз банк был признан банкротом в 2010 г., то решения по нему должны были выноситься коллегиально.

Представитель АСВ считает, что сложившаяся судебная практика подтверждает законность единоличного рассмотрения вопроса в таких случаях. До июля «Вираж» не обжаловал ни одного из определений суда о продлении срока конкурсного производства в отношении Межпромбанка, также принятых единолично, напоминает он: «Считаем, что заявление «Виража» в СКР необоснованно».

Круг общения

ЗАО «Вираж» – один из акционеров ЗАО «Евролизинг», кредитором которого был Межпромбанк, следует из материалов суда о банкротстве «Евролизинга». В деле фигурирует еще одна компания – должник Межпромбанка ЗАО «Экорн-юнион», у которого тот же учредитель, что и у «Виража», – Юлия Аникеева.

Привлечь судью к гражданско-правовой ответственности за принятое решение можно, только если суд признал его неправосудным (статья УК о вынесении заведомо неправосудного решения), говорит завкафедрой гражданского процесса Кубанского госуниверситета Сергей Потапенко. Такие дела практически не возбуждаются – доказать наличие у судьи злого умысла трудно. Известны случаи, когда ошибка стоила судье карьеры, поскольку была расценена как грубое нарушение судейской этики.

Принятие решения неправомочным составом суда – это серьезное нарушение, которое нередко расценивается как фундаментальное, замечает эксперт. Но в любом случае сделать соответствующие выводы в отношении судьи и вынести на квалификационную коллегию судей вопрос о привлечении его к дисциплинарной ответственности могут только региональный совет судей (там есть специальная комиссия по этике) и председатель суда, в котором он работает.

Судье Клеандрову ничего не грозит, уверен Эдуард Олевинский из бюро «Олевинский, Букуян и партнеры»: бессмысленно оценивать ущерб до того, как завершены предусмотренные законом конкурсные процедуры. Это «сержантская» зацепка, которая рассчитана на создание массива документов, негативного фона для зарубежной легислатуры, считает эксперт, в России это точно не сработает.

«Не очень понятно, как можно доказать причинную связь между судебным актом, принятым судом в незаконном составе, и миллиардным ущербом заявителя. Ведь конкурсное производство, вероятно, все равно бы продлили – независимо от того, в каком составе принималось решение, а доказательств того, что в результате пострадала конкурсная масса банка, заявитель не приводит», – заключает партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный.

Представитель Арбитражного суда Москвы вчера на вопросы «Ведомостей» ответить не смог.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать