«Коммерсантъ» назвал сумму сделки по продаже Сбербанком украинской «дочки»

Сбербанк продал «дочку» на Украине консорциуму AS Norvik Banka (Латвия) и неназванной белорусской частной компании примерно за $130 млн, то есть чуть меньше капитала украинского банка, говорят источники «Коммерсанта». Газета напоминает, что из международной отчетности за первые три квартала 2016 г. следовало, что украинское ПАО стоит $144 млн. Стороны цену сделки не называли. Украинский финансовый аналитик Виталий Шапран сказал «Ведомостям», что, по его оценке, «дочка» могла стоить $50–100 млн, но Norvik объявил, что уменьшит присутствие в России, мог быть обмен со Сбербанком. Сергей Фурса из Dragon Capital сказал «Ведомостям», что, по его мнению, цена «дочки» нулевая или близка к отрицательной: «В пассивах около $1 млрд материнского финансирования». «Его судьба могла формировать цену, если сделка была хоть сколько-то рыночной, но не исключено, что это просьба кого-то в Москве, чтобы снять головную боль Сбербанка», - добавил он.

Сначала на переговорах обсуждалась более высокая цена, говорит один из источников «Коммерсанта», но на этот параметр повлияло решение Киева ввести санкции против российских банков и действия радикалов по блокировке офисов Сбербанка и банкоматов. Продавец уступил в цене, чтобы ускорить сделку, говорит собеседник издания.

Григорий Гусельников через Norvik Banka получит 45%, Саид Гуцериев, которого в пресс-релизе Norvik назвали мажоритарным акционером консорциума, — 55%. Это Гусельников сказал в интервью «Эху Москвы».

Norvik Banka регулируется европейским Центробанком (ЕЦБ). Гусельников добавил, что, по всей видимости, после сделки купленный консорциумом банк будет носить бренд Norvik Banka и будет регулироваться и управляться из Евросоюза. Он и Гуцериев являются гражданами Великобритании, поэтому не будет никаких оснований считать банк российским. «Более того, это и было бы логично, если бы «Сбербанк» хотел, и он хочет забрать свое имя, свой бренд. Это ответственность прежде всего, должны это понимать. И вопрос не в том, в какие руки он переходит, а вопрос в том, что каждый предпочитает сохранять свой бренд и свою фамилию и отвечать за это самостоятельно, поэтому «Сбербанк» самостоятельно отвечает за свой бренд. Он этот бренд заберет. Да и у покупателя нет желания этот бренд сохранять, потому что вы сами все эти негативные уличные моменты отметили, - добавил Гусельников. - Для того, чтобы дальше не нагнетать обстановку, успокоить, этот бренд будет заменен и банк будет функционировать как европейский банк, которым он и будет являться».