Читайте также
«Я из категории «вы же какой-то актер»
Любовь Аксенова: «Я знаю, что значит страх потерять человека»
«Я хочу быть обеспеченным человеком»

«Зрители думают, что актер в жизни такой же, как на экране»

Актриса Марьяна Спивак рассказала о съемках в сериале «Черное облако» и о том, почему она не доверяет психологам
Личный архив
– В кино в последнее время за вами утвердилось амплуа героини, раздраженной и измученной бытом. В фильме «Нелюбовь» вы играете безразличную мать, которая хочет после развода оставить ребенка с отцом, чтобы тот не мешал ей строить новые отношения. В сериале «Эпидемия» вашей героине в попытках спастись от вируса приходится бежать из Москвы вместе с бывшим мужем и его новой семьей в Карелию и там как-то всем вместе уживаться. Хотя в театре вы играете милосердных и наивных девушек, таких как Корделия в спектакле «Король Лир». Этот резкий переход произошел после выхода фильма «Нелюбовь» Андрея Звягинцева?

– Да, после Звягинцева пошло. В российском кино часто любят раздавать амплуа после удачной роли. Мои друзья-актеры даже в шутку прозвали меня «заслуженная стерва Российской Федерации»– мне присылали огромное количество сценариев с предложением сыграть несчастную разведенную стерву с детьми. С одной стороны, это здорово, потому что я в жизни немного другая: играть персонажа, далекого от себя, всегда интереснее. Но я по природе сильный человек, играть лирическую бесхарактерную героиню гораздо скучнее, чем сильную самодостаточную женщину. В какой-то момент я поняла, что есть опасность застрять в одном образе: я уже сыграла похожих по характеру женщин в «Нелюбви» и в «Эпидемии» и нужно из этой роли выходить. 

Кроме того, зрители очень часто думают, что актер в жизни такой же, как на экране, путают экранный образ с реальностью. После выхода фильма «Нелюбовь» мы играли с сыном на детской площадке, дурачились, смеялись, за нами долго наблюдала одна женщина, просто сверлила меня взглядом. Потом подошла ко мне и спросила: «Вам никогда не говорили, что вы похожи на актрису, которая играла в фильме «Нелюбовь»?» Я отвечаю, что нет, никогда не говорили. А она продолжает: «Ну я вот так и поняла – вы нормальная, а вот та стерва, тварь...» – и дальше начинает материть «эту актрису». Я тогда растерялась, не нашлась что ответить, и мы с Гришей сбежали с этой площадки. 

В последнее время я стараюсь экспериментировать, браться за разные роли. В послужном списке появились комедийные истории-сериалы «Жуки» и «Мамонты». Раньше возможностей для «перевоплощения» было больше в театре, чем в кино. Например, в спектакле «Отелло» в «Сатириконе» у меня была целая палитра образов за один спектакль: Дездемона, которая представляется в глазах Отелло то милой девочкой, то роковой женщиной. Это был спектакль, в котором можно было сыграть совершенно разные характеры и жанры – и драму, и комедию. Я любила приглашать на этот спектакль кастинг-директоров и режиссеров, чтобы они посмотрели, что я могу быть разной. К сожалению, сейчас «Отелло» ушел из репертуара театра. 

Личный архив
– Важную роль в вашей театральной карьере сыграл актер и художественный руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин. Вы играли с ним в нескольких спектаклях. Расскажите о работе с ним на сцене – как вы настраиваетесь на такого яркого и энергичного партнера?

– Райкин – прекрасный партнер, художественный руководитель и человек. Счастье работать с ним и как с режиссером, и как с актером. На сцене с ним всегда очень хорошая атмосфера, он всегда заряжает всех вокруг своей бесконечной энергией. Что важно: в партнерских репетициях ты ощущаешь себя с ним на равных. Нет каких-то рамок в общении, работе. Мы все сочиняем вместе, помогаем друг другу, он гений, который никогда не перестает удивляться и учиться новому. Мне бы хотелось, конечно, попробовать сыграть с ним в кино. Но он уже давно не снимается принципиально. Хотя ему периодически предлагают, но его жизнь – это театр. 

– В кино и сериалах вы часто играете в детективах и фильмах ужасов. Вам нравятся жанровые фильмы как зрителю?

– Мне разное кино нравится. Я не фанат триллеров и фильмов ужасов, но иногда, бывает, попадается что-то такое жуткое, от чего невозможно оторваться. Я люблю смотреть сериалы на онлайн-платформах. Из историй про маньяков очень понравился сериал «Фишер». Фильмы ужасов я не люблю, боюсь. (Смеется.) Особенно если я одна дома. Начнешь, бывает, смотреть, потом мерещится всякое в темноте, боишься в туалет отойти. Хотя сама я снялась в парочке страшилок. Просто было интересно поработать в этом жанре. Весной, например, я снималась в новом проекте, мистическом триллере «Мы здесь, чтобы вам помочь». Это история про 14-летнего мальчика, который хочет выяснить настоящую причину пожара, в котором погибла его мать. Помогать ему будут двое охотников за привидениями. Я сыграла маму мальчика. У меня был обгоревший грим, жуткий. На площадке мне приходилось много летать на подвесах и тросах. Это интересный профессиональный опыт.

– А верите ли вы в потусторонние силы, в приметы? 

– Да, я верю. Нельзя исключать тот факт, что Вселенная неоднородна и существуют какие-то другие миры или измерения. Я вообще люблю фантастику и убеждена, что не все на свете мы можем объяснить разумом. 

Меня всегда интересовала взаимосвязь мозга и души в человеке. Я верю, что сила человеческой мысли способна как излечить, так и убить. Когда ты выражаешь какую-то сильную эмоцию, ты можешь либо помочь себе, либо просто разрушить себя изнутри. 

Норм Продакшн
– Не эта ли тема заинтересовала вас в сериале «Черное облако»?

– Да, именно. Но кроме того, там очень нетривиальный сюжет, похожий на мозаику. Это был единственный проект на моей памяти, когда я каждую съемочную смену обкладывалась сценарием, перечитывала его много раз. Настолько в нем такая сложная структура, что можно запутаться. Множество флешбэков (художественный прием в кинематографе, показ неких событий в прошлом. – «Ведомости. Город»), разных вариантов развития события, а с каждой серией добавляются новые сюжетные подробности. Для меня самой это было настоящее исследование. 

– Как проходили съемки, в какой последовательности, учитывая сложность сценария?

– Трудно сказать: снимали все вперемешку. Мы все, включая режиссера Карена Оганесяна, постоянно сверялись со сценарием. Автор сценария Даша Грацевич все время находилась на съемочной площадке и старалась нам объяснять, что происходит, если мы путались. Можете смеяться, но я до сих пор не все поняла. После выхода первой серии друзья меня спрашивают, что будет дальше. А я честно отвечаю, что сама не знаю. Да, я читала сценарий, снималась в этом проекте, но сейчас я смотрю на готовый продукт, как это все смонтировано, собрано, и мне дико интересно как зрителю. Такого сюжета я еще не видела в кино. 

– В «Черном облаке» вы вновь после «Нелюбви» и хоррора «Яга. Кошмар темного леса» играете в дуэте с актером Алексеем Розиным. Это совпадение или нет?

– Совпадение, конечно. Пробы были с разными артистами, но Карену показалось, что мы подойдем лучше. Я очень рада, что так сложилось. Мы сами с Лешей смеемся. Он прекрасный, нам очень комфортно работать вместе. Многие скептически относятся к нашему тандему после «Нелюбви». Но мне кажется, в «Черном облаке» у нас получилась совсем другая пара, другие отношения. Это же как в театре – тебя совершенно не смущает, что сегодня ты играл с одним партнером любовь, а завтра ты его же ненавидишь. Разные персонажи, разные истории. 

– Одна из важных тем «Черного облака» – конфликт поколений. Вас волнует это в жизни или профессии сегодня?

– Мне кажется, каждое поколение не понимает предыдущее. Иногда разница в возрасте может быть два-три года, а все равно чувствуется разрыв: на других песнях растешь и уже все – «вот в наше время такого не было». (Смеется.) Но так как артист всегда остается ребенком внутри, то в профессиональной сфере проще возрастную границу стереть. В жизни, конечно, часто бывает так, что все комплексы и проблемы человека связаны с тем, как в детстве складывались его отношения с родителями. Были ли в них понимание и любовь. 

Норм Продакшн
– В «Черном облаке» часто подчеркивается, что родители виновны в травмах своих детей.

– Не только родители, а вообще социум, который навязывает нам свои стандарты и диктует, что правильно, а что нет. А у тебя есть свое понимание того, как нужно жить. 

Рабочее название сериала было «Почему ты такая злая?». И мы пытались исследовать эту проблему – а почему главная героиня, подросток Оля, вот такая злая? Ей по-человечески трудно справиться с предательством, плохим отношением к себе. Тут не только родители, тут что-то большее, что и вырастает в это самое «Облако», которое разрывает ее изнутри. 

– В этом смысле интересен герой Филиппа Янковского – психолог, который пытается все объяснить, но при этом как будто делает только хуже...

– Согласна. У меня, например, очень настороженное отношение к психотерапии. Я никогда не обращалась сама к психологу, хотя меня очень активно туда все посылают, но я пока не могу переступить через себя, потому что у меня есть недоверие к чужому человеку. Кроме того, я уверена, что у психологов тоже есть свои проблемы, а при этом они, как специалисты, должны хорошо все понимать и уметь и с собой договориться, и со своими пациентами. Это сложный конфликт. Как мы видим в «Черном облаке», часто это люди со своими заморочками. Имеет ли герой Янковского право лечить или ему самому хорошо бы полечиться?

– Не проводили никогда аналогии между психологом и актером? 

– Конечно, актер должен быть психологом, чтобы разбираться в своей роли. В театральном институте нас учили, что актер – это губка, которая впитывает все вокруг, любые эмоциональные реакции. Я сама прошла через это. Когда у тебя умирает близкий человек, ты, как профессионал, начинаешь наблюдать за собой, замечать, как ты реагируешь, запоминать, в каком состоянии ты находишься, чтобы потом использовать это в работе. На самом деле это ужасно. Стоишь на кладбище, а сам наблюдаешь за собой, как ты себя ведешь, как это можно будет потом сыграть. Актеры всегда все контролируют, следят за людьми, за собой. Такая профессия, ничего с этим не сделаешь. 

– Не могу не спросить – известно ли что-нибудь о третьем сезоне «Эпидемии»?

– Честно говоря, не знаю. Планы были, конечно, но сейчас, когда Netflix ушел из России, никаких перспектив по этому поводу я не вижу. Думаю, эту историю можно считать законченной, впрочем, это не мне решать.

Другие материалы в сюжете

Самое популярное
Умный город / Интервью
Алексей Парабучев: «До 50% патентов высокотехнологичных МСП получены при поддержке города»
Генеральный директор Фонда «Московский инновационный кластер» – о роли кооперации в современных проектах
Горожане
Собянин объявил о начале сезона летней навигации по Москве-реке
Из столичных речных вокзалов теплоходы начнут плавать почти в 50 различных направлений
Городская недвижимость
Автономная застройка: в столице предпочитают комплексный подход точечному
Район Хорошево-Мневники развивается в сотрудничестве городских властей и девелоперов
Наш город
Сосиски с горошком: москвичи стали чаще заказывать десерты-обманки
Столичные рестораны готовы не только кормить, но и развлекать
Культурный город
Московское метро превратится в площадку для художников
Первый сезон проекта «Искусство в метро» продлится до конца этого лета
Благотворительность
Наталья Водянова и Александр Цыпкин поучаствовали в благотворительном проекте «Человек дождя»
В Москве прошел модный показ дождевиков с рисунками аутичных детей
Свободное время
Ангарский маньяк и слесарь-киберспортсмен: пять новых сериалов
В обзоре «Ведомости. Города» – самые интересные сериальные проекты апреля
Наш город
Клиентские пути: в Москве внедряют новые стандарты оказания медицинской помощи
Самым масштабные изменения затронут экстренные службы
Свободное время
Москвичей ждет новый сезон проекта «Уличный артист»
Более 80 городских площадок и парковых зон станут местом проведения перформансов
Гараж
Гибридное удовольствие: тестируем китайский премиум кроссовер WEY 05
За 5,2 секунд после старта разменивает первую сотню кроссовер, вес которого составляет почти 2,5 тонны
Горожане
Глобальное – в локальном: как столица поддерживает своих предпринимателей
Проект «Сделано в Москве» помог бизнесу дополнительно заработать за I квартал более 78 млн рублей
Наш город
Как хакатоны помогают власти и бизнесу искать таланты
Соревнования для IT-разработчиков помогают закрывать вакансии и решать бизнес-задачи
Наш город
Развязка появится на пересечении двух шоссе – Филимонковского и Ракитки
Сергей Собянин рассказал о крупном инфраструктурном объекте, который возведут в Москве
Наш город
Несырьевой экспорт из Москвы в дружественные страны вырос на 9% в 2023 году
Поставки существенно увеличились в Кувейт, Бахрейн, Иорданию, Руанду и ЮАР
Наш город
Собянин: в столичном парке «Яуза» откроют пять тематических маршрутов
Основные работы по созданию новых зон завершатся в 2024 году