Читайте также
«Интервью с вампиром» и кабинет с ужасами от Гильермо дель Торо: 4 новых страшных сериала
Неосознанный вред: как перестать тормозить реализацию задуманного
«В Санкт-Петербурге все так беззаботно гуляют, словно каждому 18 лет. А Москве не до развлечений». Актер Тихон Жизневский о жизни в двух столицах

Статус дороже денег: почему положение в обществе критично для здоровья

Даже вредные привычки менее опасны для приматов с высоким статусом — подтверждают исследования
Евгений Разумный / Ведомости

Книга «Статус. Почему мы объединяемся, конкурируем и уничтожаем друг друга» британского писателя и журналиста Уилла Сторра вышла в издательстве Individuum. Опираясь на достижения нейробиологов и психологов, автор показывает, как современное общество стало полем битвы за статус и что нужно делать, чтобы преуспеть в игре в жизнь. С разрешения издательства «Ведомости. Город» публикует отрывок.

Каждый раз, когда мы попадаем в окружение сходно мыслящих индивидов, начинается игра: на работе, в интернете, на спортивных площадках, в волонтерских центрах, клубах, парках, в активистских кружках, даже дома. Минимальное требование для игры — это связь. Прежде чем получить в награду статус, мы сначала должны попасть в группу в качестве игрока, чтобы остальные ее члены приняли нас. Психологи утверждают, что просто объединиться с другими и почувствовать, что они нас принимают, — уже очень хорошо. Но не менее показательно то, как реагируют наш рассудок и наше тело, в случае если связь построить не удается: люди с депрессией состоят в «куда меньшем количестве» групп, чем остальная часть населения. Долгосрочные исследования позволяют предположить, что чем больше страдающий депрессией ассоциирует себя со своей группой, чем больше собственного «я» он в это вкладывает, тем слабее становятся симптомы.

Individuum

Согласно многим исследованиям, можно предсказать продолжительность жизни человека по количеству его значимых контактов с окружающими. Психолог Сьюзен Пинкер ссылается на результаты опроса 700 000 жителей округа Аламеда, Калифорния, которые показали, что «люди чаще доживают до преклонного возраста, если в их жизни много устойчивых личных взаимоотношений». Социальные связи или их отсутствие «предопределяют уровень смертности, независимо от того, насколько здоровы и благополучны люди и находятся ли они в хорошей физической форме». Отсутствие связей вгоняет социальное животное в страх. Это своего рода сигнал: жизнь не удается, мир стал враждебным. 

Изоляция полностью разрушает нас, мы перестаем быть собой. «Изоляция может заставить нас принять «защитную позу», — пишет профессор, психолог Джон Качиоппо. Так мы пытаемся парировать угрозу еще большего отторжения. Восприятие нами окружающих искажается. Они представляются нам «более критичными, склонными к соперничеству, пренебрежительными и вообще неприветливыми». Такая ошибочная интерпретация «быстро превращается в ожидания». Мы сами становимся задиристыми, озлобленными и недоброжелательными, и такое восприятие действительности «ведет к более частым конфликтам между супругами, стычкам с соседями, к нарастанию социальных проблем в целом». Это может привести к еще большей изоляции и антисоциальному поведению. Отвергнутые люди чаще назначают наказания, реже жертвуют на благотворительность и помогают незнакомцам. У них может сформироваться склонность к саморазрушению. 

Участникам одного из исследований объявили, что они будут оценивать вкус печенья с шоколадной крошкой. Перед началом дегустации их попросили познакомиться с другими дегустаторами и выбрать себе двоих коллег. Некоторым участникам сказали, что их никто не выбрал (что было неправдой), другим — что их выбрали все. Члены первой группы, якобы отвергнутые социумом, съели в среднем на девять печений (почти в два раза) больше, чем участники из второй. Большинство членов первой группы выше оценили вкус печенья. Это позволяет предположить, что статус отверженных фактически изменил восприятие ими сладкой пищи. 

Автор книги «Статус. Почему мы объединяемся, конкурируем и уничтожаем друг друга» британский писатель и журналист Уилл Сторр / Individuum

По мнению Качиоппо, «эволюция сформировала нас таким образом, что мы чувствуем себя в безопасности в коллективе и в опасности — когда вынужденно оказываемся одни». Но сами по себе связи еще не гарантируют жизненный успех. Мы редко довольствуемся затянувшимся пребыванием на нижних ступенях своих социальных групп — одной лишь симпатии со стороны других недостаточно. Мы жаждем, чтобы окружающие нас признали и одобрили, жаждем ощутить себя ценными в их глазах. Нас так и тянет подняться выше. 

Одна из самых часто цитируемых фраз психолога профессора Роберта Хогана — о том, что людьми движет желание «сходиться с другими и обходить их». Или, c точки зрения нашего исследования, быть принятыми в статусную игру и сыграть в нее хорошо. Если нас не приняли в игру, мы можем загрустить, разозлиться, заболеть, но если нам не удалось добиться статуса, последствия могут быть убийственными. 

Эпидемиолог Майкл Мармот продемонстрировал неожиданный приоритет статусной игры над физическим благополучием. На протяжении нескольких десятилетий он анализировал состояние здоровья государственных служащих Великобритании. Удивительное открытие Мармота состояло в том, что успешность служащих в игре, которую представляет собой гражданская служба, определяла их состояние здоровья и уровень смертности. Можно предположить, что чем более зажиточен человек, тем более здоровый и привилегированный образ жизни он ведет, но это оказалось не так. Обнаруженный эффект, который Мармот назвал «синдромом статуса», проявлялся абсолютно независимо: финансово благополучный курильщик из верхушки статусной пирамиды с большей вероятностью заболевал из-за своей вредной привычки, чем такой же курильщик с еще более высоким рангом. Даже у бабуинов обнаружились аналогичные тенденции. Так, обезьян кормили в лабораторных условиях пищей с высоким содержанием холестерина и жира, пока у них не появлялось опасное количество атеросклеротических бляшек. Чем выше был статус обезьяны в иерархии ее стаи, с тем меньшей вероятностью она заболевала от вредной диеты. А когда исследователи решили вмешаться в иерархию, риск развития болезни у каждой обезьяны поменялся в строгом соответствии с изменением ее статуса. «Именно новое положение, а не то, с которого они начинали, определяло степень атеросклероза», — пишет Мармот. И «разница была поразительной». 

Евгений Разумный / Ведомости

Гипотезы, объясняющие происходящее, выдвигает новая наука — социогеномика. Она изучает влияние наших социальных миров на гены и их работу. Основная идея состоит в том, что, когда нам не удается преуспеть в жизненной игре, наше тело готовится к кризису, переключая все настройки на максимальную готовность к нападению. Это подстегивает воспалительные процессы, помогая тем самым залечить потенциальные физические раны. И экономит ресурсы за счет ослабления противовирусного ответа организма. Но если воспаление затягивается, оно может навредить нам тысячами способов. Оно повышает риск нейродегенеративного расстройства, способствует появлению сосудистых бляшек в артериях, размножению раковых клеток…

Неудивительно, что чувство, что нас лишили статуса, является главным источником тревоги и депрессии. Когда жизнь — игра и мы в ней проигрываем, это причиняет боль. В одном из обзоров научной литературы написано, что «восприятие себя как человека с низким статусом четко связано с сильными депрессивными симптомами»… Частые поражения в игре за статус вынуждают искать покоя в полумраке пещеры. В этом прибежище теней наш внутренний критик может стать особенно безжалостным, запуская процесс, известный как самоуничижение… Игра, в которую мы играем, убийственно серьезна. Только проанализировав ущерб, который способна нанести неудача, мы понимаем, что статус — это не просто приятное ощущение вроде того, что возникает, когда ложишься в чистую постель или ешь яблоко в карамели. Статус необходим нам. Это ключевой нутриент, и мы получаем его не из мяса, фруктов или солнечного света, а благодаря тому, что успешно играем в свою жизнь. 

Самое популярное
Свободное время
«Т-банк» во второй раз проведет «Лето в городе»
В 2023 году мероприятия посетили около 5000 москвичей
Горожане
Ксения Рясова: «Я сама торговать не умею»
Гуляем по Москве с президентом сети магазинов одежды Finn Flare
Наш город
В Москве поженились 165 пар и отметили день рождения манула – хорошие новости
Собрали только положительные события этой недели
Наш город
Стихия разгулялась: коммунальщики устраняют скопления воды после ливня
За несколько часов в некоторых районах выпала почти месячная норма осадков
Свободное время
Как в кино: «Москинопарк» и ВДНХ стали площадками фестиваля «Времена и эпохи»
Заммэра Наталья Сергунина – о четырех новых локациях масштабного исторического проекта
Свободное время
Куда пойти в выходные 15-16 июня
Только интересные события в Москве
Наш город
Кинопарк «Москино» впервые примет участие в историческом фестивале
Гости увидят реконструкцию битвы под Москвой и погрузятся в мир Дикого Запада
Городская недвижимость / Интервью
Умные города строятся вокруг и для людей
Гендиректор АО «СЗ «Рублево-Архангельское» Андрей Лихачев – о новом районе «СберСити» на западе Москвы
Свободное время
Античный Крым и Рерих в Индии: исторический фестиваль пройдет в столице
Сергей Собянин анонсировал масштабный проект под открытым небом
Наш город
В первом квартале 2024 года оборот столичных салонов красоты вырос на 14%
Москвичи готовы обращаться за всеми видами бьюти-услуг
Свободное время
Что слушать этим летом: колыбельные и премьера оперы «Почтальон из Лонжюмо»
Музыкальные фестивали и оперные премьеры, которые порадуют москвичей
Горожане
Постоянный вызов: как итальянский шеф строит карьеру в России
Мирко Дзаго оставил школу ради ресторана и предпочел Москву Нью-Йорку
Горожане
Илья Любимов: «Я урбанизированный цифровой человек»
Гуляем по столице с актером театра и кино
Гараж
На ПМЭФе представили арт-объект из Tesla
«Авито» стилизовал известный кибертрак под дачный автомобиль
Горожане
Аврора: «Я не знала, как работает телевидение»
Гуляем по Москве вместе с известной телеведущей