Читайте также
«Живопись помогает мыслить не только цифрами». Какие инсайты для бизнеса можно найти в творчестве
Новая профессия – хоумстейджер. Люди, способные сделать из обычной квартиры картинку
Цифровые чаевые. Как реагирует на них московский ресторанный рынок

Гендиректор фонда V–A–C Тереза Мавика – о том, зачем городу «ГЭС-2»

Для чего Москве еще один дом культуры и как это пространство побуждает задавать вопросы
Андрей Гордеев / Ведомости

Генеральный директор фонда V–A–C Тереза Мавика поделилась с «Городом» ожиданиями того, как открытие «ГЭС-2» повлияет на культурную жизнь столицы.

– Тереза, почему решили возродить именно ГЭС-2? 

– Когда видишь масштаб проекта, то понимаешь, что это, прежде всего, решение Леонида Михельсона. Фонд V–A–C долго работал за границей, в том числе в Венеции. Наши выставки пользовались там неизменным успехом, и Леонид инициировал поиск пространства в Москве, чтобы представить их здесь. Тогда в центре Москвы выводили из эксплуатации электростанции, и я рассказала Леониду про ГЭС-2. Как инженер он мгновенно оценил потенциал здания, важность его сохранения и возвращения городу. 

– Что в тот момент почувствовали, ведь с этим масштабом нужно было работать вам?

– Масштаб, признаюсь, немало озадачил меня – я не архитектор, не инженер. Было очевидно, что дело не ограничится проектами из Венеции – слишком огромное пространство. Признаюсь, что воодушевление Леонида удивляло меня, ведь я видела только мусор и старое оборудование – 70 000 т металла! Почти анекдотичная ситуация: «Почему ты не радуешься?» – «А чему мне радоваться?» Кажется, только что пожизненный срок получила. Работа предстояла колоссальная. Гораздо большая, чем организация выставок. Поэтому «ГЭС-2» – не музей, мы изначально определили самую широкую рамку искусств и практик, которые будем представлять. 

– Почему для работы над проектом выбрали итальянского архитектора Ренцо Пьяно?

– Ренцо Пьяно – больше, чем итальянский архитектор, он очень много строит за границей, но в Италии он разработал архитектурный прием, который обозначают словом, в переводе означающем «штопка». Его смысл заключается в желании так «починить» ландшафт, чтобы не было видно, где «порвалось», восстановить историю места. Вышедшую из употребления индустриальную архитектуру Ренцо называет «ранами». Такие объекты – открытые повреждения на плане города, пока для них не будет найден новый функционал. Это было актуально для нас. Когда Ренцо приехал, оказался в пространстве, он тотчас полностью считал его и увидел возможность преобразования, несмотря на темноту, шум и загроможденность. 

– Как Ренцо отреагировал на все увиденное?

– Ренцо тогда сказал: «Это здание настолько красивое, что наша задача состоит в сохранении его красоты». Его восхитила стеклянная крыша. В своем восторге Ренцо был единодушен с Леонидом. Внутри же этой сохраненной красоты он предполагал «взрыв современности». Дальше – как в кино: за ужином архитектор рисует на салфетке серию «взрывов»: высокие трубы, уходящие в космос, актовый зал, вырывающийся из заднего фасада... 

Впервые оказавшись на том месте, где сейчас находится роща, Ренцо заметил желтое неказистое здание новой электростанции и незамедлительно принял решение о преобразовании горизонта, чтобы не видеть его: «Поднимем топографию – высаживаем березы, мы же в России». Потрясающее взаимодействие с топографией места. 

Максим Стулов / Ведомости
– На ваш взгляд, в каких общественных пространствах сейчас нуждаются москвичи?

– В Москве появляется заметное количество общественных пространств. Но пространство само по себе не всегда является социально значимым. Оно может быть очень красивым, но требуется стратегическое решение, объединяющий фактор, чтобы это место действительно стало публичным, иначе в нем одновременно будет находиться очень много людей, и каждый – внутри своего телефона. 

«ГЭС-2» – больше, чем пространство для жизни, «ГЭС-2» – это образ жизни. Здесь повсеместно возникают вопросы, ответы на которые помогают лучше понять современный мир и свое место в нем. Да, у нас тоже есть кафе и рестораны, но и они устроены по такому же принципу: вы садитесь, заказываете кофе, попутно размышляя, например, почему здесь готовят именно этот сорт, а не другой... Все имеет значение. 

– Чем это пространство будет отличаться от других в Москве? 

– Вы заходите в «ГЭС-2» и не сразу оказываетесь в выставочной зоне. Вы словно продолжаете находиться на улице, просто здесь теплее, красивее, комфортнее. В вашем распоряжении кафе, магазин, площадка для детей, классы и библиотека для того, чтобы узнавать новое, но главное, это место для встречи, для взаимодействия. Здание устроено таким образом, чтобы коммуникация эта была качественной и протяженной, чтобы складывалась ситуация обмена, независимо от того, какие выставки у нас проходят. Архитектура – это не стены, а люди. 

– Что городу даст возвращение на карту ГЭС-2?

– Само возвращение этой территории на карту Москвы – очень важная, на мой взгляд, миссия. Долгое время, по сути, ее просто не существовало. Теперь она наполняется жизнью, превращается в зону притяжения. Дом культуры «ГЭС-2» только становится активным участником общественной и культурной жизни города, но уже сейчас он представляет собой выдающийся пример бережного отношения к культурному наследию. Это объект изучения и одновременно преподавания. Такие проекты остаются в истории. 

– Какие у вас лично ожидания от проекта?

– Я надеюсь, что это пространство заново научит нас быть вместе, понимать друг друга, помогать друг другу. Мечтаю видеть в «ГЭС-2» молодых мам, которые просто встречаются здесь, вместе гуляют, а их дети растут, наблюдая красоту, привыкая к искусству. Для этого нами предусмотрена площадка для детей разного возраста. Ее разработала молодая художница Света Шуваева. Когда ребенок с рождения играет внутри художественного пространства, взрослым он уже по-другому будет смотреть на мир, с любопытством, у него не возникнет претензий к «Глине». («Большая глина № 4» – скульптура швейцарского художника Урса Фишера, которая появилась в центре Москвы около «ГЭС-2» летом этого года. – «Ведомости. Город»). 

– Если составить портрет гостя «ГЭС-2» – кто он?

– Гость, впервые оказавшийся в «ГЭС-2», – фланер, праздный прохожий, который заинтересуется, вернется к нам, станет постоянным собеседником, не наблюдателем, а деятельным соучастником.

– Поэтому «ГЭС-2» стал домом культуры, а не музеем, например?

– Все традиционные приметы музея у нас присутствуют: выставочное пространство внизу, еще ниже – хранилище. Но это лишь элементы среды. Именно поэтому «ГЭС-2» – больше, чем музей. В поиске адекватной организационной формы мы решили обратиться к местной истории, к домам культуры, которым предшествовали так называемые «народные дома», появившиеся в Сибири в конце XIX в. Это были локальные центры, где каждому был открыт доступ к культуре, к возможности ее производить и потреблять. Так и «ГЭС-2» станет широкой платформой творческой коммуникации, в центре которой окажется зритель. Открытие домов культуры – сильный опыт, он о равенстве и взаимопонимании, о заботе. А мы верим в заботу и хотим системно заботиться обо всех.

Максим Стулов / Ведомости

История пространства

«ГЭС-2» – сокращенное название государственной электростанции. Она была построена в 1907 г. и первоначально называлась «Трамвайная», поскольку предназначалась для питания контактной сети городского трамвая. В 1925 г. станцию переименовали в государственную. К тому времени ГЭС обеспечивала теплом не только транспорт, но и центральные районы Москвы. Номер «два» станции присвоили в том же 1925 году, после того как первым номером стали обозначать старейшую электростанцию на соседней Раушской набережной (ее возвели в 1897 г.). Из-за износа и высокой стоимости производимой электроэнергии ГЭС закрыли в 2006 г. В 2014 г. здание купил бизнесмен Леонид Михельсон, в 2015-м он представил Сергею Собянину концепцию реновации авторства итальянского архитектора Ренцо Пьяно.

V-A-C – некоммерческий фонд современного искусства, основанный в 2009 г. бизнесменом Леонидом Михельсоном и Терезой Мавикой. V–A–C занимается новым культурным производством с художниками и публикой. Фонд развивает выставочную, издательскую, исследовательскую, перформативную и просветительскую программы вне дисциплинарных границ на собственной площадке в Венеции, в партнерстве с разными организациями по всему миру. Дом культуры «ГЭС-2» – площадка фонда в России.

Самое популярное
Свободное время
От кого бежала Агата Кристи и как проходила жизнь Джона Леннона в затворничестве
Тайны жизни и смерти и неизвестные подробности биографий. 4 жизнеописания героев и героинь своего времени
Наш город
Хорошие новости: уроки по фигурному катанию, новый тариф такси и спячка тушканчиков
Полезные и добрые новости из жизни столицы
Другие города
Предвкушая праздники. Где в России провести новогодние каникулы
5 интересных российских направлений для новогоднего путешествия
Свободное время
Что читает сооснователь сервиса доставки еды «Много лосося»?
Книги о фантастике и истории, которые научили лучше понимать настоящее и не бояться неизвестного будущего
Наш город
С окраины — в ЦАО. Почему в Москве увеличился спрос на аренду элитного жилья
Количество квартир для аренды в столице выросло на 41% в ноябре
Свободное время
Куда пойти в выходные 3-4 декабря
Сатирическая драма – победитель Канн-2022, премьера мюзикла по песням группы «Секрет» и завтрак Сталлоне
Свободное время
Ходячие энциклопедии. Какие дисциплины нужно знать, чтобы быть самым умным?
В издательстве «Альпина нон-фикшн» в декабре выходит книга о полиматах
Свободное время
Загадочные люди. Как жили и почему исчезли неандертальцы
В издательстве «Альпина нон-фикшн» в декабре выходит книга, которая развенчивает мифы о неандертальцах.
Наш город
Смелые решения. Как будущие реставраторы меняют облики российских городов
Студенты представят в Москве концепции развития одного из объектов культурного наследия своего города
Горожане / Мнение
В условиях неопределенности. Как справиться с растерянностью и обрести опору
Растерянность – острое эмоциональное состояние. В борьбе с ней помогут несколько приемов
Горожане
«Москву я полюбила через отрицание и боль». Актриса Агата Муцениеце о жизни в общежитии, невероятном столичном сервисе и раздрае в архитектуре
Гуляем по Москве с актрисой Агатой Муцениеце
Другие города
Пожить в чуме и прокатиться на оленях. Что ждет туристов в Югре
Ежегодно регион принимает около полумиллиона туристов
Другие города
Зачем регионам индустриальные парки
Как области привлекают инвестиции и создают рабочие места
Свободное время
Держаться в седле. Как конный спорт заменяет фитнес и диеты
Верховая езда шагом позволит сбросить за одно занятие порядка 150 ккал в час, рысью – уже 520 ккал, а галопом – и вовсе 660 ккал
Горожане / Интервью
«Иногда становлюсь Билли Миллиганом, у которого 24 личности»
Актер и режиссер Филипп Янковский о сериале «Монастырь» и о том, почему стал гораздо чаще сниматься, но не снимает сам