«Единственный исторический предмет, который мы оставили, – хрустальная люстра Baccarat»

Генеральный менеджер Hotel Martinez Алессандро Креста рассказывает, что изменилось в отеле после реконструкции и почему ему было решено вернуть историческое имя
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В Каннах после реконструкции стоимостью 150 млн евро открылся один из самых знаменитых отелей города. По сути, это новый отель, который тем не менее вернул себе историческое имя – Hotel Martinez. Открытый в 1929 г. Эмманюэлем Мартинезом, Hotel Martinez стал одним из тех гранд-отелей, создавших репутацию Каннов как летнего туристического направления. После окончания Второй мировой войны отелем Martinez более 50 лет владела и управляла семья виноделов Тэттанже. Но с начала XXI века Hotel Martinez трижды поменял владельцев: сначала наследники Тэттанже продали его (в составе всего гостиничного и шампанского бизнеса) американскому инвестфонду, который перепродал отель фонду люксембургскому. После этого Hotel Martinez перешел под управление американской гостиничной группы Hyatt и стал называться Grand Hyatt Cannes Hotel Martinez. Но после реновации было решено вернуть ему историческое имя.

О том, как изменился отель, «Ведомостям» рассказал генеральный менеджер Hotel Martinez Алессандро Креста.

– Вам одновременно пришлось осуществлять реновацию, ребрендинг и перепозиционирование вашего отеля. Как вы это пережили?

– (Смеется.) То что мы сделали, правильнее называть не реновацией, а перестройкой, так как мы действительно перестроили все в отеле. Мы снесли все – остались только несущие железобетонные стены – и все построили заново, переделали общественные зоны. На месте, где у нас сейчас ресторан и где мы сервируем завтраки, раньше был бар. А перед отелем был бассейн. Теперь мы разбили на этом месте сад, сделали новый вход в отель… То есть проделали очень большую работу. И вернули отелю историческое имя – Hotel Martinez, которое он носил с 1929 г.

Что касается того, как мы это пережили, – благодаря нашей команде. Если бы вся команда не работала как единое целое, сделать это было бы невозможно. Мы начали работы в ноябре 2016 г. В мае 2017 г. мы открыли обновленную часть отеля. Но с октября 2017 г. и по май 2018 г. весь отель был закрыт для перестройки основной части.

– Как вы поступили с персоналом отеля в то время, как он был закрыт на перестройку?

– По французскому законодательству мы не имели права уволить сотрудников, так что продолжали платить им зарплату. Кто-то сидел дома – для них это оказался оплачиваемый отпуск, – но сотрудники администрации продолжали работать, например над ребрендингом.

– Почему вы решили вернуть отелю историческое имя?

– Потому что многие не понимали, зачем отель вообще переименовали: Hotel Martinez – название всемирно известное. Отель перешел под управление Hyatt в 2013 г., в 2017 г. у группы появился новый бренд – Unbound Collection by Hyatt, объединяющий легендарные отели, предлагающие гостям уникальный опыт. Martinez – именно такой отель, к тому же большой, на 409 номеров, с большими конференц-площадями, он отличается от отелей, которые традиционно работают под брендом Grand Hyatt. И те три года, что мы работали как Grand Hyatt, люди продолжали называть его Hotel Martinez. Сейчас полное название отеля – Hotel Martinez Unbound Collection by Hyatt, т. е. мы сохраняем имя Hyatt в названии.

– Вы перестроили в отеле все, но сохранили прежнее число номеров. Почему?

– Изначально в отеле было 500 номеров, позже это число было уменьшено до 409, так как были созданы [более просторные] люксы. Но размеры номеров даже одинаковых категорий были разными – номер мог быть 30 кв. м, но мог быть и 50 кв. м. Это вызывало вопросы у гостей. Поэтому, перестроив номера, мы изменили и их категории: 30-метровые остались Standard, а 50-метровые стали Junior Suite. Всего мы сделали 60 Junior Suite – этой категории у нас раньше не существовало. Но у нас не было нужды жертвовать количеством номеров, чтобы сделать их больше, – они у нас и так были. Сейчас в отеле есть также 14 Suite Terrase – c балконами и видом на море – и 11 двухкомнатных Suite Prestige. Самые большие номера в отеле – 130-метровый Suite des Oliviers с 250-метровой террасой с видом на бульвар Круазет и Penthouse Suite с четырьмя спальнями – это один из крупнейших люксов в Европе площадью 1670 кв. м (820 кв. м – жилая площадь и 820 кв. м – терраса).

Кроме того, стоимость отеля формирует именно количество номеров, что важно для инвесторов.

– Martinez – отель исторический, но слишком большой, чтобы претендовать на высшую категорию отелей во Франции – Palace?

– Конечно, у нас есть репутация Palace – ее дают и создают гости [а не регуляторы], но нет категории. Palace – это аристократия, коронованные особы, звезды… Все эти гости у нас были и есть.

– Что вы сделали со старой мебелью из вашего отеля, когда закрыли его на реконструкцию?

– Выставили ее на аукцион. Отель был закрыт на реконструкцию 30 октября 2016 г., а 31 октября мы организовали открытые торги – с помощью Жан-Пьера Беша (его компания Besch Cannes Auction специализируется на аукционах престижных вещей, является крупнейшим аукционистом редких вин во Франции). Было сформировано 300 лотов. Мы были поражены, сколько людей пришло на аукцион, торги вели мэтр Беш и я – он дал мне молоток. (Смеется.) Стоимость лотов существенно выросла, всего мы выручили 80 000 евро, и все эти деньги ушли на благотворительность – организации Rayon de Soleil de Cannes, помогающей детям из проблемных семей.

– Какой объект ушел за наибольшую цену?

– Бар из отеля – за 4000 евро. На барной стойке оставили свои автографы многие звезды, бывшие постояльцами нашего отеля. Было сложно его демонтировать, поскольку это был старый бар, но покупатель – дизайнер интерьеров – не испугался.

Мы рассчитывали, что выручим на аукционе 15 000–20 000 евро, а продали на 100 000, т. е. получили 80 000 евро чистыми. А следом мы организовали распродажу объектов из отеля для наших сотрудников: каждый мог купить несколько предметов, заплатив символический 1 евро за каждый.

– А какие-то исторические предметы интерьера в обновленном Hotel Martinez остались?

– Единственный исторический предмет, который мы оставили, – хрустальная люстра Baccarat, датируемая 1930 г. Она освещает конференц-зал. Аукционист сказал нам: «Если вы хотите, я продам люстру за очень большие деньги». Но мы отказались.

– Раньше Нotel Martinez принадлежал семье Тэттанже, производителям шампанского Taittinger...

– Изначально отель принадлежал Эмманюэлю Мартинезу, который построил его в 1927–1928 гг. Большой отель был построен за рекордные 10 месяцев и стал первой гостиницей во Франции, построенной из железобетона. Также это был первый отель, у которого в каждом номере была ванная комната и первый отель с частным пляжем. И это Эмманюэль Мартинез превратил Канны в направление летнего отдыха – до него люди приезжали в Канны на зиму, спасаясь от холодов на севере.

После Второй мировой войны отель отошел в собственность государства, и им по контракту c 1955 г. управляла семья Тэттанже. В 1981 г. семья выкупила отель. Вообще семья Тэттанже очень серьезно занималась гостиничным бизнесом: им также принадлежали исторические парижские отели Lutetia, Hotel de Crillon, Hotel du Louvre, Hotel Saint Lazar и др., они построили Hotel Concordе Lafayette (который теперь Hyatt)... В 2005 г. члены семьи решили продать команию американскому фонду, который в 2013 г. перепродал четыре отеля – Martinez, Hotel du Louvre, Palais de la Méditerranée в Ницце и Etoile в Париже – частному инвестиционному фонду Constellation из Люксембурга.

– Я вижу у вас в ресторане аксессуары с логотипом Taittinger. То есть связь с нынешним владельцем шампанского дома, Пьер-Эмманюэлем Тэттанже, у вас не прервалась?

– (Смеется.) Пьер-Эмманюэль теперь занимается только производством шампанского. А шампанское Taittinger исторически присутствует в нашем отеле.

– Вы отдали место перед отелем, где раньше был бассейн, под сад и летний ресторан. Но негоже такому большому 5-звездочному отелю, как Martinez, быть без бассейна. У вас будет бассейн?

– Бассейн перед входом – не лучшее решение: он портил вид и на отель, и на Круазет. Теперь у нас там сад со средиземноморскими деревьями и растениями, где очень приятно обедать и ужинать.

– А бассейн-то вы построите?

– У нас есть два проекта, о которых я пока не могу говорить.

– Второй проект, надо полагать, внутренний двор отеля, который тоже нуждается в реновации?

– Пока все, что я могу сказать, что у нас есть еще два новых проекта.

В наших планах также строительство нового пляжа – мы займемся этим осенью, в конце сезона. Гости, которые приедут у нам в следующем апреле, найдут совершенно новый пляж с потрясающей ресторанной зоной.

Также мы хотим увеличить количество свадеб, проходящих в нашем отеле, поскольку у нас для этого есть все.

– Когда в отеле Martinez высокий и низкий сезоны и как вы балансируете эту сезонность?

– У нас четыре сезона, и в эти сезоны у нас совершенно разные клиенты. Низкий сезон – с ноября по февраль, в это время мы проводим много семинаров и конференций в отеле (наш крупнейший зал – 1000 кв. м). Средний сезон – это март – апрель и октябрь, когда много выставок и конференций проходит в городе: выставка недвижимости MIPIM, выставка и конференция Tax Free World и т. д. В эти месяцы в будние дни постояльцы – бизнесмены, но в выходные люди начинают приезжать в Канны на отдых. Высокий сезон – май – июнь и сентябрь, когда проходит Каннский кинофестиваль, фестивать рекламы Cannes Lions и проч. В этот сезон отдыхающих становится больше, они приезжают уже на 4–5 дней. И самый высокий сезон – это июль – август, когда отель заполнен только отдыхающими со всего мира, никаких семинаров и конференций мы в эти месяцы не проводим. В высокий сезон число сотрудников нашего отеля возрастает до 600 человек.

– На ваш взгляд, в чем секрет успеха Каннов и Лазурного берега как туристического направления?

– Это уже историческое место для отдыха, которое привлекает людей климатом, морем, солнцем… Оно стало широко известным благодаря многим художникам, писателям и артистам, которые приезжали сюда отдыхать, – они и создали репутацию этого места, телевидения в то время еще не было. А потом появился Каннский кинофестиваль – это настоящая история успеха. Ведь первый фестиваль в приморском городе состоялся не в Каннах, а в Биарицце, но именно Каннский фестиваль стал самым известным и создал репутацию и городу, и всему Лазурному берегу. Затем – масс-медиа: информация все более оперативная и доступная. Путешествовать становится быстрее и дешевле, все больше людей из разных частей света могут позволить себе приехать в Канны, и с собой они увозят самые яркие впечатления. И наконец, отели – послы своего региона. У нас в коммерческом отделе работают четыре человека, которые путешествуют круглый год, посещают разные страны и рассказывают о регионе и нашем отеле. Мы продвигаем не только Нotel Martinez и Канны, но и Ниццу, Сан-Тропе, Грасс, Сан-Поль-де-Ванс и т. д. Чтобы гости знали, что у нас есть не только море.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать