Статья опубликована в № 2978 от 10.11.2011 под заголовком: Дискриминация пап

Многодетный отец требует, чтобы его уравняли в правах с многодетными матерями

Отцы маленьких детей не хотят мириться с гендерной дискриминацией на работе и шаг за шагом отвоевывают права, которые уже завоевали матери. На счету отцов есть победы: два года назад они получили право брать отпуск по уходу за ребенком. И это вдохновляет мужчин на борьбу
Fotolia PhotoXPress

Отец троих детей Алексей Остаев пытается доказать, что его незаконно уволили из компании «Логос-медиа» (издает более 30 газет и журналов, в том числе журналы сканвордов «Зятек» и «Тещин язык»). Он считает, что отцы, особенно многодетные и с маленькими детьми, должны быть так же защищены от увольнений, как и матери. Остаев – единственный кормилец в семье, состоящей из неработающей жены и детей – двух, семи и 12 лет, причем один ребенок – инвалид. Остаев дошел с жалобой до Конституционного суда, который на этой неделе занялся рассмотрением его дела. Он требует признать незаконной ч. 4 ст. 261 Трудового кодекса РФ, в которой перечислены категории работников, которые не могут быть уволены по инициативе работодателя.

Отец-неодиночка

В 2009 г. Остаев занимал должность главного художника в издательской группе «777», входящей в «Логос-медиа». Практически сразу после того, как у него родился третий ребенок, он получил уведомление об увольнении в связи с сокращением штата. «Мне предложили занять пять других должностей на выбор – от уборщика до арт-директора интернет-департамента, я согласился на две из них», – рассказал Остаев. Однако два дня спустя он получил сообщение о сокращении и этих должностей тоже. Тогда Остаев написал заявление на отпуск по уходу за ребенком. В феврале 2009 г. мужчины получили такую возможность: после жалобы другого отца, инженера «АвтоВАЗа» Михаила Ермолова, Конституционный суд внес поправки в трудовое законодательство.

«Однажды среди объявлений о вакансиях в интернете я увидел: на мое место компания ищет нового кандидата, а значит, должность не сокращена, – объясняет Остаев. – Я позвонил на работу, мне предложили прервать отпуск, что я и сделал, но в тот же день получил приказ об увольнении». Тогда Остаев попытался оспорить увольнение, подав иск на «Логос-медиа» в Савеловский районный суд, который принял сторону работодателя.

В России трудовое законодательство защищает от увольнений только отцов-одиночек, а если отец – единственный кормилец в многодетной семье с маленькими детьми, его право на сохранение рабочего места никак не защищено, сетует Остаев. И приводит в пример европейские законы: к примеру, в Финляндии право на сохранение рабочего места имеет тот из родителей в многодетной семье, чья зарплата больше.

Мужчина в декрете

«Суд подтвердил, что увольнение Остаева было проведено в соответствии с законами, без нарушения каких-либо норм, причем подтвердил в двух инстанциях – в Савеловском и Мосгорсуде, поскольку истец подавал кассацию»,– говорит Дмитрий Литвинов, начальник юридического отдела Bauer Media в России, учредителя «Логос-медиа». Существует норма, что нельзя сокращать отца, если он воспитывает ребенка один, но в случае с Остаевым это не так, добавляет юрист. Вопрос о сокращении штатов и его масштабах в компании Литвинов комментировать отказался.

«Когда жена рожала, мне приходилось брать отпуск на неделю за свой счет, поскольку обычный отпуск, на который у меня было право, мне не давали», – рассказывает Остаев. В отпуске по уходу за ребенком он пробыл шесть месяцев. Хотя по закону отцы получили право брать отпуск по уходу за ребенком, пробивать это на рабочем месте бывает очень трудно из-за менталитета российских начальников, говорит Игорь Серебряный, координатор общественного движения «Отцовский комитет». «Когда мужчина просит отпустить его в декретный отпуск, на него смотрят как на марсианина, потом начинается прессинг, мне такие истории известны», – объясняет Серебряный. По закону права женщин и мужчин у нас уравнены и никакой гендерной дискриминации нет, но на деле все обстоит иначе, добавляет он. И приводит в пример историю отца-одиночки Александра Афанасьева из Башкирии, воспитывающего двух дочерей: «Он прошел все круги ада, чтобы отвоевать себе право получить материнский капитал: только в Верховном суде он смог доказать, что материнский капитал приравнивается к родительскому и его может получить отец». Есть истории, говорит Серебряный, когда отцы через суд добивались взыскания алиментов с матерей, но получить деньги на деле им не удавалось: общество негативно относится к мужчине, требующему каких-либо выплат с женщины.

Список неприкасаемых

Остаев своей жалобой поставил Конституционный суд перед трудным выбором, считает Игорь Федотов, ведущий юрист Национальной юридической службы: «С одной стороны, очевидна правовая ущербность Трудового кодекса РФ (ч. 4 ст. 161), содержащая гендерную дискриминацию многодетного мужского населения страны. С другой стороны, трудно представить последствия возможного правового реванша со стороны сильного пола в случае признания этой нормы, противоречащей ст. 19 Конституции РФ».

Впрочем, для Конституционного суда важным аргументом может стать опасение повторно быть обвиненными в гендерных предрассудках. «Именно таким нелицеприятным образом охарактеризовал Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) позицию Конституционного суда в постановлении по делу Константина Маркина, который обжаловал отказ военных судов предоставить ему отпуск по уходу за ребенком до достижения трех лет, расценив это как дискриминацию по гендерному признаку, – уточняет Федотов. – Маркин пожаловался в Страсбург на свою безуспешную попытку обжаловать в КС противоречие закона положениям Конституции РФ».

Алексей Остаев помимо Конституционного суда решил также искать защиту от дискриминации в Европейском суде по правам человека, подав соответствующую жалобу. И судя по всему, он имеет там реальные шансы на успех, считает Федотов: вряд ли КС РФ не учтет урока, преподанного в Страсбурге по делу Маркина. Скорее всего, от КС следует ожидать компромиссного решения, в котором последует предписание властям локально скорректировать трудовое законодательство с учетом гендерной составляющей.

«Суд должен принять соломоново решение и ввести новую норму, гарантирующую сохранность рабочих мест многодетным, а также отцам – единственным кормильцам в семье», – убеждена Кира Корума, руководитель судебно-арбитражной практики компании «Яковлев и партнеры». Но стоит подумать и о последствиях: семей с тремя детьми сейчас не так уже мало и получается, что огромное число мужчин попадет в список неприкасаемых и это осложнит жизнь работодателям, говорит она.

Скорее всего, решение будет не в пользу истца, полагает Наталья Кашкина, начальник юридического отдела ГК Contrust: КС вряд ли признает неконституционность существующих норм, особенно если учитывать, что дело рассматривается накануне выборов. Да и вообще, в России еще не договорились о терминах. «На федеральном уровне даже не установлено понятие многодетной семьи», – резюмирует эксперт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать