Менеджмент
Бесплатный
Хью Карнеги
Статья опубликована в № 3192 от 20.09.2012 под заголовком: Битва за бренд

Unilever и профсоюзы не могут договориться о работе на французской фабрике по фасовке чая Fralib

Война между профсоюзами и компанией Unilever за французскую фабрику по фасовке чая Fralib никак не заканчивается. Компания посчитала предприятие убыточным и закрыла его, оставив без работы десятки людей. В конфликт вмешался президент Франции Франсуа Олланд, но компромисс до сих пор не найден

Фабрика Fralib принадлежит компании Unilever. Она расположена неподалеку от Марселя и выпускает чай и травяные смеси. Это далеко не первый французский завод, который закрылся из-за бурных дебатов вокруг попыток реформировать рынок труда страны. Компании требуют предоставить им большую свободу в деле найма и увольнения персонала, а профсоюзы этому сопротивляются.

На Fralib работало всего 182 человека, но фабрика попала в поле зрения общественности после визита туда во время предвыборной кампании Франсуа Олланда. Будущий президент Франции продемонстрировал тогда, что он защищает права рабочих. «Случившееся на фабрике показало: если профсоюзы действуют по закону и получают политическую поддержку, конфликт на предприятии затягивается надолго, – говорит Анжел Лловера, управляющий директор завода. – Это карикатура на то, что происходит во Франции».

Трудовой спор возник после того, как в 2010 г. Unilever обнародовала планы по закрытию предприятия. Компания объявила, что фабрика приносит убытки: на нее приходится 27% расходов от общего количества затрат на четыре предприятия компании по фасовке чая в Европе. А производит она лишь 5% продукции от общего объема продукции четырех заводов. Коммунистический профсоюз CGT заявил обратное: Fralib остается потенциально прибыльной фабрикой.

За это время завод два раза подвергался захвату неизвестными. Unilever сообщает, что в мае этого года 60 человек с закрытыми капюшонами лицами, полицейскими дубинками и гранатами со слезоточивым газом в руках «штурмовали завод» в ранние утренние часы. Профсоюз, который сейчас держит фабрику в своих руках, отрицает использование насилия. Его лидеры утверждают, что завод перешел в их руки добровольно. Тем не менее Лловера уже обзавелся телохранителями. Сделал он это после того, как на одном из митингов кто-то попытался поджечь его одежду зажигалкой.

В апреле этого года судебные власти наконец одобрили третий по счету план по защите трудовой занятости, который Unilever разработала согласно французскому трудовому законодательству. Первые два плана, представленные компанией, были отвергнуты. Третий еще находится на рассмотрении в профсоюзе. По этому плану Unilever обязуется предложить всем рабочим фабрики, еще не подписавшим документы об увольнении по сокращению в определенные сроки, работу на одном из шести заводов компании во Франции. В случае если сотрудник не согласен с новым местом работы, компания обязуется выплатить ему 75% его годовой зарплаты. Кроме того, Unilever должна выделить 1,5 млн евро ($1,9 млн) на создание новых рабочих мест в регионе. Компания продала заводское оборудование стоимостью в 7 млн евро ($8,9 млн) организации городских советов Марселя (MUC). Она также пообещала инвестировать 5 млн евро ($6,4 млн) в кооператив рабочих, который планирует создать профсоюз CGT.

В Unilever утверждают: все проблемы, которые компания могла решить, уже решены. Но правительство давит на руководство, пытаясь снова запустить фабрику в эксплуатацию, и может потребовать у Unilever новых уступок. Профсоюз требует, чтобы Unilever передала рабочему кооперативу бренд чая Elephant Infusion, основанный и поставленный на поточное производство во Франции. Компания должна подписать контракт на поставки и тем самым дать кооперативу возможность начать работать с брендом.

План поддержал президент Франсуа Олланд. В своем выступлении он сказал рабочим: « Это ваш бренд. Unilever должна уступить его вам безвозмездно».

Unilever категорически отказывается от передачи бренда и подписания контракта на поставки. Компания остро отреагировала и на предложение профсоюза передать бренд французскому государству. На это Оливье Леберкьер, лидер CGT на Fralib, сказал: «Франсуа Олланд говорит, что сделать это на законных основаниях сейчас невозможно, но можно изменить закон».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать