Статья опубликована в № 3256 от 20.12.2012 под заголовком: Молодежь ищет смысл

Рынок MBA в России продолжает стагнировать

Четвертый год рынок бизнес-образования не может вернуться к докризисному уровню. Спрос стагнирует, вместе с этим происходит смена поколения в MBA. В школы бизнеса приходит молодежь, которой нужно практичное образование
Слушатели школ бизнеса становятся все моложе и все меньше верят в то, что диплом МВА ценен сам по себе
J.STRATENSCHULTE / AFP

До начала 2009 г., по данным Begin Group, в России ежегодно поступало на долгосрочные программы обучения около 2500 человек, они в основном двухгодичные, поэтому ежегодно училось 5000 человек. Примерно половина училась за счет компаний. Рынок не вернулся к этому уровню, говорил «Ведомостям» Сергей Мясоедов, президент Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО) и директор Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС.

«Мы, как и большинство школ бизнеса, пока не вышли на докризисный уровень», – отмечает Юрий Мосейкин, директор Института мировой экономики и бизнеса (Международная школа бизнеса) РУДН. Падение или стагнацию спроса фиксируют многие школы бизнеса, хотя есть и счастливчики, сохранившие или даже увеличившие число слушателей: МШБ Финансового университета, Высшая школа корпоративного управления (ВШКУ) и ИБДА РАНХиГС, Стокгольмская школа экономики и некоторые другие. Для программы Executive MBA «Сколково» год вообще стал рекордным. В течение года было запущено три класса – это 135 участников, по данным школы (на MBA-программу – 27 человек).

Слушатели поменялись

Вялый спрос накладывается на смену поколений, слушатели становятся все моложе. По словам декана ВШКУ РАНХиГС Сергея Календжяна, в его школе сегодня редко можно встретить студента старше 45 лет, а вот слушатели до 35 лет составляют больше половины обучающихся. Участники программ Плехановской школы бизнеса Integral РЭУ еще моложе: в прошлом году их средний возраст колебался от 31 до 40 лет (в зависимости от формы обучения), в этом году есть специалисты и молодые руководители 25–27 лет, говорит Ксения Балашова, официальный представитель школы.

Нынешние студенты не только более молоды, они уже пятый год живут в условиях затянувшегося мирового финансового кризиса, что формирует новые взгляды на карьеру и ценность бизнес-обучения, показала практика.

Студенты стали более «взрослыми», но не по возрасту и опыту, а в плане отношения к выбору школы, к обучению как к инвестициям в себя, замечает Анастасия Коршунова, директор по маркетингу и продажам Vlerick Business School в России и СНГ.

Большинство участников дней открытых дверей в ИБДА уже были на аналогичных мероприятиях в других школах, они ходят, сравнивают программы, подбирая под свои возможности и потребности, рассказывает Мясоедов. «Они все больше напоминают студентов западных школ бизнеса, которые, инвестировав свое время и деньги, стремятся взять от программы больше знаний, умений, навыков, связей», – считает он.

Слушатели становятся все более критично настроенными, ожидают от обучения не просто знаний, навыков, степени МВА, а вполне ощутимых улучшений в своей управленческой практической деятельности и связанной с ней карьере, причем практическая отдача должна быть в процессе обучения, а не после его завершения, замечает директор программы МВА «Стратегия» МИМ «Линк» Наталия Жаворонкова.

Работодатели ставят перед сотрудниками задачу посмотреть за пределы своей отрасли и страны, чтобы найти новые возможности для развития бизнеса, поэтому и растет интерес к международному наполнению, объясняет Игорь Баранов, директор программ MBA Высшей школы менеджмента СПбГУ.

Совместные международные программы – сегмент, который может вывести наш рынок из стагнации, предполагает Мосейкин. Его школа бизнеса в следующем году хочет предложить несколько программ МВА двух дипломов, с частичным обучением за рубежом.

Поиск смысла

Смена поколения, омоложение аудитории MBA, большая критичность к бизнес-образованию – это не только российская действительность, во всем мире падает интерес к стандартным программам MBA, предполагающим перерыв в карьере на обучение (см.врез).

Западные школы бизнеса уже почувствовали смену настроений, они расширяют спектр программ и придумывают новые форматы обучения. Vlerick Business School еще до кризиса полностью сделала ставку на вечерний и модульный форматы, а в последние пару лет остановилась только на модульном и пытается делать программы более компактными: не более 18 месяцев вместо 24. Эта стратегия себя оправдала в кризис, говорит Коршунова: число студентов во всей школе увеличилось с 478 человек в 2008/09 учебном году до 611 в 2011/12 учебном году (на программах Masters и MBA). В MIT Sloan School of Management поменяли схему обучения на Executive MBA. В Kenan-Flagler Business School University of North Carolina открыли программы MBA с обучением только вечером или только по выходным, а также новую дистанционную программу, они пользуются стабильным успехом.

На рынке MBA и в России, и в мире – кризис ценностей, еще в начале кризиса многие думали пересидеть его на программах в школах бизнеса, заодно повысив свою капитализацию на рынке труда, но кризис затянулся, а диплом школы не сильно влияет на профессиональную востребованность, замечает руководитель направления компании Begin Group Алла Жаворонкова. Таким образом, инвестировать в диплом только ради диплома уже мало кто хочет, но и рассматривать это обучение как инструмент развития карьеры пока не все готовы, особенно молодежь, добавляет Жаворонкова.

Очевиден кризис программ MBA, но это не кризис всего бизнес-образования, а кризис стандартной программы и формата обучения, считает Ольга Матвеева, представитель Высшей школы бизнеса МГУ. Необходимо понять, как изменились предпочтения потребителей, и либо сильно изменить продукт, либо предложить новый, а это автоматически поставит вопрос, стоит ли этот продукт называть MBA.

Важна репутация

Российские школы пока не так остро реагируют на смену предпочтений, но это вопрос времени – с этого года отменены государственные дипломы.

Это заставит игроков искать новые ориентиры, считает Коршунова.

Критичность слушателей и уход государства от регулирования рынка для Высшей школы бизнеса Государственного университета управления (ВШБ ГУУ) означает, что нужно дальше развивать бренд и получать российские и международные аккредитации, комментирует Владимир Годин, декан ВШБ ГУУ и проректор ГУУ.

Национальная система аккредитации с начала года разрабатывается созданным по инициативе РАБО Консорциумом по независимой (негосударственной) оценке качества делового образования. В ней планируется использовать методики аккредитации международных ассоциаций бизнес-школ, готова она будет, как анонсировано, в следующем году.

Система оценки качества программ с учетом передового мирового опыта, надеется Баранов, задаст новую планку всему рынку.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать