Статья опубликована в № 1444 от 02.09.2005 под заголовком: ВЕЩЬ НЕДЕЛИ: Страшнее страха

Страшнее страха

Вчера люди снова несли к бесланской школе цветы и бутылки с водой. Что еще они могли сделать, чтобы уменьшить свою боль, свое чувство вины перед детьми, которых мы не уберегли? Тогда, год назад, они оказались бессильны помочь ребятишкам, которые совсем рядом, в соседнем доме, на соседней улице, мучились от жажды и ужаса. Эти люди ни в чем не виноваты. Но они все равно несут к разрушенной школе свои запоздалые бутылки, веря, что невинные души погибших увидят это и простят им их бессилие.

За прошедший год чувство бессилия и отчаяния у родителей, потерявших будущее, только усилилось. Они так и не получили правды, которую тогдашний президент Северной Осетии Александр Дзасохов пообещал в разговоре с Владимиром Путиным 4 сентября 2004 г. “И теперь, конечно, мы обязаны каждый день говорить жителям правду, показывать по мере поступления фактов все так, как было на самом деле”, – сказал он. Дзасохов покинул свой пост, а предложенная жителям правда настолько их не устраивает, что теперь потерявшие родственников люди хотят навсегда покинуть предавшую их страну. Из присланной администрацией президента “разнарядки” направить на сегодняшнюю встречу с Путиным 20 пострадавших от бесланской трагедии более половины мест остались вакантными. Многие матери посчитали кощунством назначение даты вояжа на те дни, которые они должны провести на могилах своих детей и там, где они погибли.

Предвидели ли такую реакцию чиновники администрации президента, когда планировали график? Что мешало выбрать другую дату? Какие неотложные дела оказались для лидера нации важнее, чем встреча с людьми, принявшими на себя боль всей страны?

Матери Беслана имеют бесспорное право на особое к себе отношение со стороны всех, включая президента. Обезумевшие от горя люди – это не фигура речи, что подтверждают и посетившие Беслан специалисты Института судебной психиатрии. Это горе ищет выход – оно подозревает следователей и обвиняет прокуроров, оно призывает к ответу президента, оно требует отставок и применения смертной казни для террористов. Именно это горе заставляет нести бессмысленную бутылку с водой к месту, где ребенок перед смертью терял сознание от жажды. Но это же горе способно отменить все человеческие законы – оно, в частности, заставило Виталия Калоева убить швейцарского авиадиспетчера, ведшего в небе самолет, в котором погибла его семья. “Для меня выше суд моих детей, – сказал потом в интервью Калоев. – Если бы они могли, они сказали бы, что я их действительно любил, что не оставил их”. А может, швейцарец был бы жив, если бы встал на колени перед Калоевым, а не ронял на землю фотографии его детей. В конце концов, он действительно был виноват.

Черствое, бездушное, протокольное отношение к таким людям опасно и непростительно. А бездушие власти непростительно вдвойне потому, что это – маленькая победа террористов, которая может оказаться страшнее самого страха. Но никто не додумался просто встать на колени…

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать