Статья опубликована в № 1592 от 13.04.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Dedovshchina

От редакции: Dedovshchina

Борцов за чистоту русского языка, пытающихся заменить иностранные заимствования посконными аналогами, по идее должен радовать обратный процесс – заимствование русских слов иностранцами. Знаменитые kolkhoz, sputnik, perestroika стали свидетельством подъема национального (вернее, интернационального) духа тогда еще советского народа.

Заимствование слов в определенной степени отражает влияние одной страны на другую (другие). Считается, что западные языки из русского взяли не так много. В Средние века в английском появилось слово sable (соболь) – мех соболя тогда выполнял функцию денежной единицы. С развитием торговых и политических связей в европейских языках стали появляться слова, которые помогали ориентироваться в российской действительности, – rouble, kvass, pirojki, beluga, starosta, shuba, babushka, mougik и другие. Затем Европа пристально наблюдала за развитием народно-освободительного движения: decembrist, nihilist, intelligentsia, narodnik, – а также за тем, к чему оно привело: kolkhoz, bolshevik, sputnik, perestroika. Не стоит забывать и такие слова, как pogrom и gulag, имеющие крайне отрицательные коннотации.

Впрочем, употребление этих слов на Западе связано обычно с описанием именно русских реалий и поэтому имеет временный характер: каждая историческая эпоха в России “удивляет” Запад какими-то событиями и явлениями настолько, что язык заимствует обозначающие их термины. Чем же удивителен для Запада наш нынешний исторический момент? Пару лет назад западная пресса транслитерировала термин “силовики” (siloviki) – очевидно, в связи с возросшей при Владимире Путине ролью представителей силовых ведомств во внутренней и внешней политике. И вот новое достижение.

Парламентская ассамблея Совета Европы приняла вчера резолюцию “О правах военнослужащих”. “Военнослужащие в армиях некоторых государств – членов СЕ <...> подвергаются издевательствам, жестокому обращению, узаконенному рукоприкладству, насилию <...> Это относится, в частности, к “испытаниям новобранцев” (дедовщине), которые, несмотря на периодические жалобы со стороны НПО, остаются распространенным явлением”, – говорится в резолюции.

Слово “дедовщина” транслитерировано с кириллицы – dedovshchina.

Ассамблея предложила разработать в каждой стране соответствующие адаптированные к ситуации инструкции. Должны быть обеспечены право на жизнь, на защиту от пыток, бесчеловечного или унизительного обращения или наказаний, запрет на тяжелый подневольный труд, рабство, принуждение к выполнению работы, не относящейся к непосредственным обязанностям военнослужащего, право на законную защиту в случае нарушения прав, на свободу и безопасность, на справедливый суд независимыми трибуналами, право на апелляцию, запрет дискриминации, право на свободу мысли, веры и религии и другие права. ПАСЕ также предлагает создавать там, где такого органа еще не существует, независимый гражданский институт военного омбудсмена, а также информировать военных об их правах путем различных тренингов.

Известно, что поначалу ПАСЕ собиралась посвятить свой доклад именно российской армии, пытаясь, видимо, поспеть за конъюнктурой – в начале года СМИ обсуждали скандал за скандалом в армии. Однако, поскольку подобные “испытания новобранцев” встречаются в вооруженных силах других стран – членов СЕ, конкретного адреса критика парламентариев не получила. Но термин dedovshchina красноречиво свидетельствует о том, для описания событий в какой стране будет использоваться это слово и какую коннотацию оно будет иметь.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать