Статья опубликована в № 2081 от 02.04.2008 под заголовком: От редакции: Не только деньги

От редакции: Не только деньги

Единого ответа на вопрос, как дать толчок развитию экономики знаний и развитию в стране собственных технологий, не существует. Ясно, во всяком случае, что дело не только в финансировании, а в случае с сегодняшней Россией и не столько в финансировании.

Правительство надеется, что российские разработчики получат поддержку от созданной в августе 2006 г. Российской венчурной компании (РВК) с уставным капиталом в 15 млрд руб., где за государством остается 100%-ная доля. Это фонд для фондов, который вместе с частными компаниями вкладывает свои средства в венчурные фонды на принципах государственно-частного партнерства. Цель – создать 20 новых венчурных фондов на паритетной основе с инвесторами. Вчера РВК объявила второй конкурс отбора управляющих компаний для доверительного управления 9 млрд руб., предназначенных для покупки паев венчурных фондов.

Мировой опыт венчурного и смешанного финансирования инноваций хорошо известен. При участии венчурного капитала были созданы Microsoft, Intel, Yahoo! и Google. В США за период 1970–2005 гг. компании, использовавшие венчурный капитал, создали 10 млн новых рабочих мест, принесли свыше $2,1 трлн дохода. Сейчас в них занято 9% рабочей силы частного сектора США. Созданный в начале 90-х гг. в Израиле фонд Yozma на принципах софинансирования помог создать 10 венчурных фондов с общей капитализацией $200 млн.

Но далеко не везде можно строить политику в области инноваций по принципу «идей много, денег мало». Избыток идей может оказаться иллюзией. В частности, попытка создать фонд фондов в Чили не привела к росту инновационной индустрии из-за недостатка проектов. Да и роль венчурного капитала в развитии экономики знаний весьма ограниченная и скорее нишевая. В 2006 г. на глобальном уровне корпорации вложили в новые технологии $22 млрд, государства – $24 млрд, венчурные компании – лишь $2 млрд. Венчурные капиталисты, как правило, не берут на себя рисков, связанных с самой технологией, а предпочитают делить с предпринимателем управленческие и маркетинговые риски. Большая часть средств венчурных фондов – по мировой практике до 90% – идет на создание инфраструктуры бизнеса, а не на разработки технологий. Венчурная индустрия эффективна, если система поиска и отбора проектов в стране уже создана.

При развитии индустрии инноваций в российских условиях более реалистичной была бы опора на крупные корпорации и их нужды в области новых технологий (см. статью Томаса Настаса на этой странице). Все публично озвучиваемые перспективные планы России по развитию наукоемких отраслей включают информационные технологии, био- и нанотехнологии. Речь, как правило, не идет о комплектующих для автомобильной промышленности, о технологиях и услугах для нефтяной и других добывающих отраслей. Между тем эти секторы могли бы запустить цепную реакцию и подстегнуть спрос внутреннего рынка на высокие технологии.

Производственные корпорации в отличие от венчурных капиталистов готовы брать на себя технологический риск, инвестируя в исследования и разработки. Таким образом они ускоряют выход технологии на рынки и к потребителям. Корпорации распоряжаются деньгами из своего бюджета на НИОКР и потому готовы финансировать новые технологии еще на ранних стадиях разработки, чего не могут или не хотят делать капиталисты.

Возможно, почвой для развития инноваций могут быть оставшиеся с советских времен сотни академических и отраслевых исследовательских институтов и конструкторских бюро. Директор Института точной механики и вычислительной техники РАН Сергей Калин уверен, что реорганизация НИИ и КБ, передача значительной части научных заведений в частные руки при одновременном привлечении квалифицированных венчурных менеджеров и длинных кредитов может привлечь молодых исследователей и превратить устаревшие заведения в современные лаборатории инноваций.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать