Статья опубликована в № 2379 от 17.06.2009 под заголовком: От редакции: Бесчестье мундира

От редакции: Бесчестье мундира

Сотрудник Следственного комитета при прокуратуре Александр Маз в январе, будучи в пьяном состоянии за рулем автомобиля без номеров, насмерть сбил на пешеходном переходе 52-летнюю Софью Федорову и скрылся. Был задержан очевидцами. Во время расследования дела уволен из СКП. На днях он получил два года условно – было учтено признание вины и раскаяние, а также материальная помощь родственникам жертвы.

Подсудимые сотрудники прокуратуры, милиции, армии, государственные чиновники среднего и высшего звена, а также их родственники нередко получают мягкие наказания или вовсе уходят от ответственности. Можно вспомнить дело Александра Иванова (сына Сергея Иванова, бывшего в тот момент министром обороны), который в 2005 г. также насмерть сбил женщину. Дело было закрыто за отсутствием состава преступления и недоказанностью вины Иванова. В Новосибирске сотрудник ГАИ Александр Бугурнов, задержавший работника прокуратуры, управлявшего машиной в нетрезвом состоянии, был за это (якобы за нарушение закона «О прокуратуре») осужден на четыре года условно и уволен из милиции. Бугурнову пришлось три года судиться, чтобы добиться оправдания и восстановления на работе. Громкое дело об убийстве (скорее всего коллективном) в милиции Александра Пуманэ закончилось ничем: «назначенный» виновным майор Вячеслав Душенко был оправдан за отсутствием доказательств. Коррупционные дела также редко заканчиваются приговорами. Да что коррупция – бывший депутат-единоросс законодательного собрания Пермского края Игорь Пастухов, осужденный в 2006 г. за педофилию, в этом году вышел на свободу досрочно.

Круговая порука – одна из основ функционирования органов власти и принуждения в их нынешнем виде. Реальное наказание за преступление их представитель получает, только если чем-то навредил своим или если существует политическое решение сверху.

Это порой оправдывается честью мундира. Более точное объяснение связано с распределением благ – монетизацией власти, которой обладает то или иное профессиональное сообщество.

Родственники погибшей Софьи Федоровой сомневаются, опротестовывать ли решение по делу Александра Маза. Эта логика – «погибшего не вернешь, зачем ломать жизнь человеку, он и денег дал» – при всем уважении к решению родственников выглядит порочной.

Деньги у представителей власти есть в том числе потому, что они остаются у власти и могут распоряжаться ею как угодно. Уголовное наказание имеет три цели: возвращение пострадавшему и обществу чувства справедливости, исправление осужденного и предупреждение новых преступлений. Скольких случаев «отмазывания» мы просто не знаем, поскольку они остались непубличными! Эта практика – прямое поощрение безнаказанной преступности среди правоохранителей. Чем больше денег, тем больше людей ты можешь безнаказанно сбить.

Что же делать? Нет сомнений в том, что безнаказанность людей, находящихся на службе у государства, наносит государству огромный репутационный ущерб. Если люди, поставленные защищать закон, сами нарушают закон – они совершают особо тяжкое преступление против государства. В прессе и интернете уже звучат предложения удваивать наказание для нарушающих закон милиционеров. Законодательно это можно закрепить так: применять – и не только к милиционерам, но и к остальным облеченным властью сотрудникам госорганов – не только конкретную статью по составу преступления, но и статью об измене родине. Этот риск должен быть известен служащему при поступлении на работу – прописан в договоре или присяге. Если ты нарушил закон – ты не только убил, украл или взял взятку, ты еще и родине изменил.

Наверное, можно придумать и другой правовой механизм. Нынешний сюрреализм не может продолжаться бесконечно. Закон не может быть мягче к чиновникам, чем к остальным гражданам. Правоохранители, которые могут безнаказанно нарушать закон, – это для кино.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать