Статья опубликована в № 2817 от 24.03.2011 под заголовком: Extra Jus: Благие намерения

Правильные намерения и крохотный масштаб

Extra Jus (за пределами права) – цикл статей о праве и правоприменении в России, совместный проект Европейского университета в Санкт-Петербурге и газеты «Ведомости»

Изменения, внесенные в начале марта в Уголовный кодекс, замечательно демонстрируют особенности современного российского законотворчества в его либерально-модернизационном изводе. Схема как на ладони: правильные намерения, крохотный масштаб реальных изменений, небрежное исполнение и много-много реформаторской пыли в глаза.

Большая часть изменений – а исправлению так или иначе подверглись 115 статей Особой части УК, примерно каждая третья (Особая часть УК содержит определения конкретных правонарушений и санкции, в то время как Общая часть прописывает общие принципы уголовного законодательства), – сводится к исключению из них нижних границ назначаемых сроков наказаний. К примеру, если раньше в ч. 1 статьи 162 «Разбой» была прописана санкция «от трех до восьми лет» лишения свободы, то теперь будет просто «до восьми лет». Судья, таким образом, получает больше свободы: может назначить более мягкое наказание.

Самое забавное, что эта свобода у судей была всегда: право судьи назначить санкцию ниже минимальной прописано в УК с самого начала. И не сказать, чтобы судьи этим правом стеснялись пользоваться. Так, в 2008 г. было вынесено 11 447 таких приговоров – это почти 4% от всех приговоров к реальным срокам, вынесенных в том году. Так что либерализация – учитывая, что верхние, во многих статьях совершенно непропорционально жесткие, пределы наказаний практически нигде не меняются, – больше напоминает политический месседж к судьям (мол, назначайте помягче сроки), чем существенное изменение собственно юридической ситуации.

Задуманы были две очень хорошие вещи. Во-первых, смягчить самые массовые статьи УК, те, которые, собственно, и поставляют основное население исправительных учреждений. Таких статей не так уж много, скажем, 37% всех вообще вынесенных обвинительных приговоров вынесены по одной статье «Кража», 9% – «Грабеж», еще 7% приходится на тяжкий и средней тяжести вред здоровью. Четыре статьи УК отвечают, таким образом, более чем за половину преступлений, и по всем нижний предел наказаний теперь отменен. Это можно только приветствовать: Россия является одним из двух мировых лидеров по численности заключенных на душу населения, необходимость разгрузить места лишения свободы назрела и перезрела. Дурацкая ситуация, когда, подравшись или «подрезав» спьяну мобильник, молодой оболтус попадает на несколько лет в заключение и выходит оттуда уже не хулиганом, а законченным уголовником, задаче борьбы с преступностью не то что не способствует, а просто противоречит. Правда, законодатели малость перестарались в одном пункте: в освободительном порыве ухитрились исключить нижнюю границу срока в том числе и за тяжкие телесные повреждения, повлекшие за собой смерть пострадавшего, т. е. фактически за убийство, совершенное без специального намерения убить. Подобных ляпов следовало ожидать: законы, которые готовятся кулуарно и принимаются без публичного обсуждения, практически всегда содержат в себе какую-нибудь нелепость, попросту не замеченную по ходу законодательного процесса, какие бы разумные интенции за ними не стояли.

Зато на «наркотические» статьи (13% от всех обвинительных приговоров) рука не поднялась – ни одна не смягчена ни на йоту. Панический страх перед распространением наркомании оказался сильнее любых добрых намерений.

Вторая новация – убраны нижние границы сроков практически по всем «предпринимательским» статьям – тем, которые массово использовались органами для давления на бизнес. Коррупционный потенциал этих статей тем самым существенно снижается: суды и так не рвутся давать зверские сроки «мошенникам», виноватым в каких-нибудь ляпах в бухгалтерской отчетности, или таким ужасным «растратчикам», как хозяин бизнеса, забравший на время наличные из собственной кассы на собственные же нужды и именно в этот момент нарвавшийся на проверку. Опять же: изменение не слишком большое (большим было бы снижение верхних сроков), но в правильном направлении. Мелочь, а приятно.

При этом при чтении закона о поправках в УК – разумных, повторимся, но совершенно не радикальных – невозможно удержаться от мысли, что его авторы гнали «план по валу», стремясь изменить как можно больше статей, чтобы произвести впечатление как можно более масштабной реформы. Едва ли не в половине случаев нижняя граница сроков вычеркивается из неработающих статей, по которым вообще практически никогда никого не судят, или из длительности ареста – теоретически такая санкция в УК существует, но фактически не применяется просто за отсутствием в России арестных домов. Не обошлось и без маленькой конфетки «для своих»: смягчены санкции – и так невеликие – для тех, кто нарушает тайну переписки, незаконно проникает в жилище, занимается дискриминацией, но только с использованием служебного положения. Для тех же, кто совершает все эти неблаговидные деяния в частном порядке, закон остался прежним. И – сюрприз, сюрприз! – статья-чемпион по количеству оправдательных приговоров (40% оправданий при средней по всему УК пропорции 0,7%) «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий» смягчена тоже. Куда же без нее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать