Мнения
Бесплатный
Максим Гликин

Зачем Путин объявил войну

Два главных политических шага начала мая — кампания по выдворению Сергея Миронова из Совета Федерации и создание фронта имени Владимира Путина — хотя и готовились одной командой и имеют общую цель, по сути своей дезавуируют или, лучше сказать, дезактивируют друг друга.

Внешне выглядит все очень стройно и логично. Путин решил идти на выборы, побеждать с разгромным счетом и любой ценой. Фронт — слово не случайное. На войне как на войне — врагов (или даже оппонентов) не щадят, союзников загоняют в единую колонну. Непопадание «Справедливой России» в Госдуму, которое уже открыто пророчат единороссы, или попадание в виде мини-фракции (один-два мандата) предоставит к перераспределению между победителями лишних 40 мандатов, из которых около 30 достанется единороссам — и, возможно, именно эта прибавка позволит получить желанное конституционное большинство. Кроме того, партия власти лишается яркого критика — выступления того же Миронова в роли рядового гражданина, а не третьего человека в государстве вряд ли кого-то будут волновать и цитироваться всеми СМИ и информагентствами.

Путинский фронт тоже вроде бы приближает яркую победу. Одно дело чиновники на всех местах обеспечивают указанный пока еще президентом Дмитрием Медведевым равный доступ партий к СМИ и к сердцам избирателей и не позволяют слишком нахально вбрасывать бюллетени и мухлевать с протоколами. А если мухлюют, то тот же Миронов может их осадить через ЦИК или Верховный суд (как уже бывало). И тогда — в беспартийной Кировской области «Единая Россия» получает результат, отражающий ее реальную популярность: 37% (а у КПРФ — 34%).

Другое дело, когда по всей стране звучит команда: «Все для Фронта (им. Путина), все для победы!» Тут уже ни о каком равном доступе, ни о каких ограничениях по вбросам и «каруселям», ни о какой видимости конкурентной борьбы не может быть и речи. Сити-менеджеры, главы управ, избиркомовские функционеры и теленачальники отныне знают, как действовать, без оглядки на непонятные установки действующего президента.

Есть, возможно, еще одна связь между двумя событиями. Путин выразил желание, чтобы во Фронт вступили и другие партии. А они не вступают (разве что «патриоты»). Не исключено, что в первоначальных схемах (а по утверждению Глеба Павловского, недавно переставшего быть советником администрации президента, фронт был придуман им еще пару лет назад) в этой структуре было место и для Миронова, а может, и для «Правого дела», и тогда возникала ситуация, близкая к тому способу, что некогда использовался при выдвижении в президенты Медведева. Но Миронов ушел в отказ (наверное, сослался на товарищей по партии, которые «не поймут»), объявил на съезде, что не поддержит выдвиженца от «Единой России», будь то сам Путин, Фронт выходит каким-то очень однобоким, а лидер эсеров получает расчет.

Путин недавно употребил словосочетание «мозговые штурмы». Понравилось оно ему. Нет сомнения, что эти два хода (о всей многоходовке мы узнаем ближе к декабрю) вырабатывались в результате долгих ночных мозговых штурмов с участием Путина, Суркова, Володина. Они продумали многое, смелости их замыслов можно поаплодировать. Но все-таки одна явная несуразность имеется. Нельзя имитировать общероссийское единение и одновременно безжалостно расправляться даже не с врагами, а с потенциальными попутчиками. То есть, конечно, при Сталине и еще даже при Брежневе это было возможно. Но теперь другая эпоха: массового страха все-таки нет. Есть массовый пофигизм, но и массовое раздражение, а в думающем слое — массовое неприятие. Пусть этот слой тонок, но он активен, а интернет — идеальный усилитель для самого тихого голоса, особенно если это глас вопиющего в пустыне.

В том, как демонстративно высекли недавнего товарища и земляка Путина (даже если Миронов каким-то чудом уцелеет), есть повод и фактор для единения оставшейся оппозиции (и вообще несогласных всех мастей) гораздо более мощный, чем обзвон из кремлевских и белодомовских приемных приближенных к единороссам общественников. Одно дело — вяло поругивать «партию жуликов и воров». Другое дело — идти на выборы как на войну, раз уж Путиным избрана такая приближенная к боевой терминология. За линией фронта, столь решительно очерченной Путиным и Сурковым, может оказаться гораздо больше сил и ресурсов, чем они предполагали. Миронов — не такой хилый политик, как кому-то привиделось. Да и Медведева в путинскую армию, судя по всему, никто не приглашал. А он ведь еще целый год - верховный главнокомандующий. Как бы не вышло у Путина войны на два фронта. Кто не с нами — тот против нас. Не так ли говорили идеологические учителя Владимира Владимировича?

Одним словом, выборы могут оказаться не столь линейными, как это нарисовали креативные менеджеры в ходе ночных мозговых штурмов. Во всяком случае тем, кто решился на объявление войны, не стоит ждать быстрой капитуляции. Особенно в ситуации, когда их противникам уже нечего терять.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more