Статья опубликована в № 2979 от 11.11.2011 под заголовком: Республика: По разные стороны ЧП

Максим Трудолюбов: Снаружи – теория заговора, внутри – хаос

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Новая книга Глеба Павловского («Моя гениальная власть», см. на этой странице) прекрасно читается, потому что автор этого текста – уникальный автор, обладающий одновременно и системностью мышления, и захватывающей свободой выражения. Но эта небольшая книжечка, по-моему, еще и большой вклад в понимание отношений между аналитиками и объектом их анализа, между жалобщиками и предметом жалоб, между критиками и критикуемым. Это лишний повод задуматься о том, сколько гнилых помидоров, запускаемых во власть из разных орудий, ложится в чистом поле, далеко от цели.

То, что снаружи описывается теорией заговора, изнутри часто оказывается хаосом. Об этом есть, например, прекрасный фильм братьев Коэн «После прочтения сжечь». Между аутсайдерами и инсайдерами, особенно если инсайдеры все скрывают, всегда очень смешные отношения, потому что у них разная информация, разная логика. Наблюдатели со стороны склонны видеть заговор поджигателей, а действующие лица внутри считают все происходящее тушением пожара. У одних логика стройного введения страны в брежневский застой, у других – логика лихорадочного пожаротушения. И только ощущение ЧП у них общее. Первые и вторые уверены, что находятся по разные стороны катастрофы, считая противоположную сторону виновной. Вместе они, наверное, могли бы сказать только одно: «Мы привыкли к рутине чрезвычайных обстоятельств, к заурядности катастроф».

А ведь чрезвычайность – это как раз то, к чему никто в здравом уме не хочет привыкать. А если привык, то очень хочет отвыкнуть при первой возможности. Социологи говорят, что главный процесс, идущий в обществе, переживающем глубокие перемены, – это адаптация. Заметим, что в России это, кажется, весь ХХ век. Мы пытаемся свыкнуться с тем, что случилось, и найти хоть какую-то рутину, за которую уцепиться. Очень хочется, чтобы хоть какие-то правила устоялись и уже больше не менялись. Это простое человеческое свойство – ожидать привычного. Даже анализируя политическую сферу, мы говорим «законопроект», «права», «правила», т. е. говорим на языке устоявшегося институционального процесса.

Ради того чтобы не трогали и дали наконец привыкнуть к рутине, мы как будто бы говорим властям: «Оставьте нас в покое». А в действительности выдаем им мандат на чрезвычайные полномочия. А Владимир Путин – импровизатор, видя, что его ярлык на княжение обновляется, продолжает экспериментировать с правилами. И чрезвычайщина, которую можно называть как угодно – правлением гения или ручным управлением, – продолжается. Отсюда много следствий.

Много людей сидит по сизо и лагерям, потому что конфликты решаются в чрезвычайном порядке. А если нужно решить вопрос строго по правилам, то он решается в лондонском суде. Руками раздаются деньги перед выборами и этими же руками будут потом отбираться – тоже непредсказуемым образом. И с процентами – например, с помощью повышения социальных сборов и налогов, пенсионного возраста.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more