Статья опубликована в № 3042 от 16.02.2012 под заголовком: Extra jus: Потогонная судебная система

Михаил Поздняков: Потогонная судебная система

Одним из важнейших вопросов судебной реформы сегодня является перегрузка судов. Согласно исследованию Института проблем правоприменения судья в общей юрисдикции рассматривает около 30 дел в неделю. При этом надо учитывать различия внутри судебной системы. К федеральному судье в неделю в среднем поступает 16 дел, тогда как мировой судья за этот же период рассматривает 40 дел. Федеральный судья, таким образом, рассматривает три дела в течение рабочего дня, а мировой – восемь, или одно дело в час. У 12,4% судей еженедельная нагрузка превышает 50 дел в неделю, а это уже 48 минут на одно дело.

А теперь сравните это с нормативами судебной нагрузки, которые были разработаны в 1996 г. Министерством труда совместно с Министерством юстиции. В среднем на рассмотрение одного уголовного дела отводится 14 часов, а для рассмотрения одного гражданского дела – 7 часов 40 минут. Даже если ограничиться только процессуальной нагрузкой и не учитывать время, необходимое судьям для повышения квалификации, участия в жизни судейского сообщества, административной работы, то современная судебная нагрузка превосходит норму в 7–15 раз. В таких условиях работа судьи перестает быть осуществлением правосудия и превращается в конвейер, где работа оценивается по валу. Судья уже не успевает вдумываться в происходящее, что неизбежно приводит к росту претензий к работе судов.

Избегать коллапса получается за счет ускорения ритма работы судов. Сроки рассмотрения дел сегодня являются одним из важнейших показателей оценки работы судей. Но это только снижает качество работы судов и увеличивает число недовольных. Если же судья сочтет необходимым потратить на одно дело больше обычного времени, то вне зависимости от качества вынесенного им решения он рискует получить минус в отчетность, не говоря уже о том, что он может это сделать за счет сокращения времени и снижения качества рассмотрения других дел.

За восемь лет граница, разделяющая подсудность дел мировым и федеральным судьям, многократно пересматривалась в зависимости от того, где хуже обстоят дела. Два раза эта граница корректировалась по гражданским делам и восемь раз – по уголовным. В прошедшем году закреплен отказ от обязательности оглашения мотивировочной части приговора по так называемым экономическим делам. В январе этого года внесен законопроект о том, чтобы мотивировочная часть по гражданским делам писалась мировыми судьями только по ходатайству, также предлагалось перераспределять работу между мировыми судьями.

Это робкие полумеры. Они носят точечный характер, игнорируя комплексный подход. Ведь оглашать часами весь приговор, а не только само решение судьи бессмысленно для всех дел, а не только для дел экономической направленности. Изготовление мотивировочной части решения лишь по ходатайству сторон было бы правильным решением для всех гражданских дел, а не только для мировой юстиции. Неравномерность нагрузки мировых судей – повод перейти к обсуждению вопроса о будущем мировой юстиции.

Явно полезные меры для уменьшения нагрузки до сих пор не приняты. Зато приняты те, которые в первую очередь устраивают следователя и прокурора. Пример: рассмотрение уголовного дела без судебного разбирательства (особый порядок). Сейчас в этом порядке рассматривается до 60% всех дел, а раздражение работой уголовной юстиции только растет. Суды, вместо того чтобы быть фильтром в работе органов предварительного следствия, на что есть повышенный спрос, выступают в роли машинистки при следователях и прокуратуре.

Все это аргументы в пользу того, что при формулировании предложений по снижению нагрузки надо учитывать ожидания общества. Это сложная задача. Изменить ситуацию кардинально можно, только пересмотрев организационные принципы работы судов. Например, препятствием для введения обязательной аудио- или видеозаписи является обилие процессуальных гарантий, которые должны озвучиваться в суде. Обычно они быстро проговариваются судьями, а при записи заседания его продолжительность увеличивается в несколько раз. Надо производить ревизию процессуальных гарантий, но не в одностороннем порядке, а в рамках открытой общественной дискуссии.

Ситуация такова, что осуществление правосудия – это уже давно результат работы не судьи, а суда как учреждения. Сегодня по штату на одного судью приходится три работника аппарата, которые должны выполнять основную часть работы по делопроизводству, подготовке судебных актов и взаимодействию с обществом – от выдачи документов до наполнения сайтов судов. Низкие зарплаты вспомогательного персонала ведут к высокой текучести и незаполненности вакансий. Финансирование судебной системы необходимо повышать, причем это должно рассматриваться не как госрасходы, а как инвестиции в важнейший институт развития. Но исполнительная власть пока не дозрела до того, чтобы финансировать другую ветвь власти, которая, по сути, должна служить ей противовесом. Тогда остается только системно снизить объем бесполезной рутинной работы, чтобы судьи могли уделять больше внимания существу дел.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать